Киевский авторитет Фашист
Контент только для 18+ Сайт MZK1.RU не пропагандирует преступный образ жизни и не побуждает к совершению преступлений. Мы освещаем происходящие и происходившие события так, как это было на самом деле. Каждый преступник должен нести наказание, согласно УК РФ.


Киевский авторитет Фашист

Вячеслав Пересецкий - Фашист

Вячеслав Пересецкий — Фашист

Вячеслав Пересецкий
ФИОПересецкий Вячеслав Борисович
Криминальный статусАвторитет
Дата рождения21 августа 1946
Место рожденияМахачкала, Дагестан
НациональностьУкраинец
Дата смерти26 января 2012 года (в 65 лет)
Место смертиВ собственной квартире в Киеве
Причина смертиОстрая сердечная недостаточность
ПохороненКиев
Криминальные связиОПГ Прыща

Вячеслав Пересецкий, или как называли его за «глаза» — Фашист, как писали после его смерти газеты, был легендарной личностью. Хотя на самом деле в его биографии никакой легендарности не прослеживается. Единственное, — что он смог, в отличии от своих друзей и врагов пережить лихолетье, и скончаться собственной смертью.

Биография

Вообще, судя по архивным данным, родился Вячеслав Пересецкий Старший в 1946 году в Махачкале в семье военного. Его отец был уроженцем Украинской ССР, и во времена войны служил на флоте, а затем остался в Махачкале, где и родился его сын — будущий авторитет Киевского преступного мира. Еще до своего совершеннолетия, Вячеслав вместе с семьей переехал на родину к отцу, где впервые у подростка и стали проявляться преступные наклонности. С тремя новыми приятелями, он стал совершать грабежи.

Сперва жертвами становились сверстники, которых малолетние преступники били обычно по вечерам в темных переулках, забирая из карманов любые ценности, которые оказывались при жертвах. Если ценностей не оказывалось, снимали вещи. Как правило нападали на одиночек, которые навряд ли бы стали давать отпор. Но однажды жертвами стала компания из 4-х подростков, которые учились вместе с Пересецким в одной школе. Так, в мае 1961 года в Киевскую милицию поступило сразу 4 заявления от родителей пострадавших подростков, которые указывали, что их сыновья стали жертвами парня из параллельного класса, который вместе с незнакомыми им лицами, отобрал у них вещи.
Фигурировала в заявлениях только фамилия Пересецкого. Однако до суда дело не дошло, ограничившись лишь несколькими профилактическими беседами, которые на мировоззрение подростка не повлияли.

Перешагнув совершеннолетие, и обзаведясь огнестрельным оружием, Вячеслав продолжил терроризировать уже не только сверстников, но и людей постарше. Причем вооруженные ограбления совершались не только на окраинах Киева, но и в самом центре, часть которого чуть позже, в начале 90-х застолбит за собой его бригада.

Ну а пока, во времена СССР промышляя банальным гоп-стопом, Вячеслав все же окажется на скамье подсудимых. Один из грабежей приведет сыщиков в жилище к Пересецким, где они найдут похищенные у жертвы вещи, которые преступник не успеет сбыть. Правда ущерб, нанесенный жертве был незначительным, да и сам потерпевший затем станет не особо разговорчивым по той причине, что не хотел афишировать произошедшее, в итоге сказав, что зря он написал заявление, негоже взрослому дяде быть в глазах общественности жертвой подростков. Но делу все таки уже был дан ход, и Вячеслав получил срок — 2 года колонии общего режима, вместо более крупного срока, который его ожидал, если бы жертва не передумала и дала бы развернутые показания. В итоге Вячеслав попал в тюрьму, где не выделялся среди заключенных, спокойно отсиживая свой двухлетний срок.

Выйдя на свободу, Пересецкий вновь вернулся к криминальной деятельности. На этот раз, собрав своих бывших подельников, которых он так и не сдал во время следствия и суда, и вновь обзаведясь оружием, продолжили совершать грабежи. Только теперь эту деятельность вели на окраине города, рассчитывая, что таким образом в руки правосудия не попадут.
В 1967 году к ним присоединились двое квартирных воров, вышедшие из тюрьмы. Они и предложили будущему авторитету заняться квартирными кражами. Дело было выгодным — надо было выявлять квартиры обеспеченных киевлян, и следить за жилищем, дожидаясь, когда никого не будет дома, после чего, проникать в квартиру и совершать кражу.

Доподлинно неизвестно, сколько именно квартирных краж было совершено группой Пересецкого. Но все источники говорили, что не более пяти. А на пятой Вячеслав как раз попался. И вновь на следствии выгораживал своих подельников, взяв всю вину на себя. За такое благородство он получил 3 года заключения, и соответственно поддержку с воли — подельники не забыли его поступок, и при каждом случае засылали заключенному так называемый грев, которым дальновидный Вячеслав охотно делился с блатными, с которыми, как говорили на этот раз был на короткой ноге.

Жизнь после отсидки

После отсидки, Пересецкого, как и полагалось, встретили достойно — уголовные авторитеты выделили ему так называемые подъемные, с намерением, что Вячеслав хорошо послужит воровскому делу, и со временем отобьет и подъемные, и будет пополнять общак гораздо большими суммами. Однако прежняя команда Славы Фашиста распалась, буквально перед самым его освобождением, и руководить было некем. Поэтому он, как говорили, сам прибился к одной из бригад, состоящей из жуликов. Но квартирные кражи и мошенничества не особо прельщали будущего авторитета, поэтому после нескольких совместных с ворами дел, он вновь решает вернуться в более привычную для него стезю — грабежи и разбои. К тому моменту несколько его знакомых как раз участвовали в подобных бандитских группах, и Вячеслав присоединяется к одной из бригад.

Немного позже банда начинает заниматься вымогательствами у подпольных коммерсантов. Помимо денег, у бандитов стали появляться и неплохие связи среди нечистых на руку директоров государственных предприятий, также платившими первым киевским рэкетирам. Пересецкий официально устраивается рубщиком мяса в продовольственный магазин. Устроится мясником в то время желали многие. Работа предполагала большой левый заработок.

Например на допросе одного мясника, как раз в 70-е годы, следователь Николай Балыкин в шутку сказал: «Хочу сменить профессию на мясника. Как быстро я смогу тогда купить машину и построить хорошую большую дачу?» Рубщик мяса, сидевший перед ним задумался, а потом серьезно произнес:«Слушай, наверное тебе придется работать долго — целых полгода.»

Совмещая официальную работу и преступную деятельность в рядах банды, Пересецкий, понимая что в любой момент может вновь оказаться за решеткой, платил в воровской общак. Хотя как некоторые говорили, делал он это по собственным убеждениям, являясь приверженцем воровских понятий. Поэтому некоторые из жертв его рэкета вместо собирали вещи и продукты и по распоряжению Фашиста все это затем поступало на зоны.

В начале перестройки, уже имевший неплохие связи рубщик мяса и вымогатель, решает организовать свою команду рэкетиров, которая должна была поставить под свой контроль центр Киева. В итоге в ОПГ Пересецкого, которого уже называли за глаза Фашистом, вошли его товарищи по бандитскому промыслу, имевшие хороший опыт по запугиванию и отъему денежных средств у обеспеченных киевлян.

ОПГ Фашиста

Первоначально в группировку вошло 20 человек, каждого авторитет знал лично. Что интересно, все первые наезды на кооператоров согласовывались с уголовными авторитетами Буней и Шухманом, про которых говорил в других сюжетах. С ними Фашист был достаточно близок. И как говорили, без их поддержки навряд ли бы бригада смогла подчинить себе те территории, которые подчинила.

Буня и Шухман в свою очередь использовали бригаду Пересецкого, привлекая ее для различных силовых акций. Этот союз просуществовал до лета 1992 года, ровно до тех пор, пока не был убит Буня. Шухман погиб чуть раньше, в апреле 1992. Таким образом, к осени 1992 года ряды бригады Пересецкого пополнились бывшими участниками ОПГ его союзников.
Фашист, кстати, сам имел кооператив, организовав его в конце 80-х, основным видом деятельности которого была медицинская направленность. Но по факту он служил так называемой крышей для ОПГ, так как многие боевики Пересецкого официально являлись работниками кооператива, что освобождало их от многих вопросов со стороны правоохранительных органов, когда речь заходила о том, на какие деньги они живут. А жили участники ОПГ в основном за счет рэкета фирм, находящихся в районе крещатика и располагающихся также на киевских рынках.

Так, знаменитый рынок Патент, являвшийся вотчиной криминального авторитета Олега Патищука, который собирал дань с торговцев, был местом для мошенничества со стороны других бригад, которые обманывали покупателей, кидали на деньги автомобилистов, организовывали здесь игру в наперстки. Естественно, все это с позволения Пати. И Фашисты имели на рынке свою территорию, где также производили различные аферы, платя при этом Патищуку определенные проценты.

Зато рынок «Юность» был подконтролен уже Пересецкому. Здесь предприниматели платили за крышу, зная, что в случае проблем Фашист действительно решит вопрос в их пользу. Часто местные торговцы обращались к своей крыше, чтобы те надавили на должников, и как правило, деньги затем возвращались, но не все — свой процент с подобной услуги бригада всегда забирала.

Между тем, к середине 90-х, Пересецкий, понимая, что в одиночку трудно расширять территории и удерживать уже занятые, организует союз с бригадой Валерия Прищика (Прыщ). Таким образом образовалась мощная структура, против которой вести активные боевые действия никто не хотел, и Пересецкий работал довольно спокойно. В скором времени он обезопасился и от силовиков, создав три частных фирмы, две из которых вели торговую деятельность, отмывая преступно нажитые деньги, а еще одна была охранным агентством, с которой заключали уже официальные договора на охрану, находящиеся под крышей Фашиста бизнесмены.

Легализация и арест

В своей легализации Вячеслав Пересецкий перещеголял другие бригады Киева, одним из первых выйдя на администрацию города, и получив от местных властей контракты на аренду нескольких Киевских рынков. Теперь торговцы, снимавшие на рынках место, платили фирме Фашиста официально аренду, а также и дополнительные взносы за охрану, которую опять же осуществляла структура Фашиста.

Еще определенные чиновники помогли Пересецкому закрепиться и в топливной сфере. Связанные с ним компании осуществляли сбыт нефтепродуктов, а один из приближенных авторитета являлся собственником нескольких АЗС.

Казалось бы, что вскоре можно будет полностью легализоваться, к этому были все предпосылки. Однако в 1997 году авторитет решил взяться за старое, а именно выбить деньги у директора Киевской птицефабрики, которые она задолжала свои кредиторам. Только сумма, которую бандиты решили получить, была в несколько раз больше, чем задолжала директор. Вместо одного с половиной миллиона долларов, Фашист хотел забрать 2 миллиона 800 тысяч.

Естественно, что у женщины подобных денег не было, Пересецкий это прекрасно знал. Расчет был на то, чтобы с помощью долга, а отобрать птицефабрику. Поэтому когда Фашист посетил директора и услышал, что озвученной суммы нет, то не удивился, а предложил передать ему в качестве залога два административных здания, находящихся на балансе у фабрики. На раздумья дал несколько дней. Жертва вымогательства, понимая, что по итогу потеряет все, пошла в милицию, и группировкой Пересецкого занялись силовики.

В этот раз его связи в администрации помочь с закрытием уголовного дела отказались, понимая, что такой партнер, который может вернуться к методам ведения бизнеса в бандитском стиле, опасен для их репутации. Как говорили его предупреждали не лезть на птицефабрику, а продолжать свой легальный бизнес. Но как говорят, бандит он и в Африке бандтит.

Сперва арестовали пятерых его приближенных, затем в руки оперативников попал и сам Пересецкий. Следствие по этому делу длилось 3 года, и весной 2000 года авторитет был приговорен к 8 годам заключения. Правда через полтора года Фашист находился уже на свободе, будучи освобожденным по амнистии, по случаю 10-летия независимости Украины.
Того короткого времени, пока Вячеслав находился в заключении, хватило, чтобы в бригаде произошел раскол. Часть бригадиров вместе со своими подопечными переметнулась к конкурентам. Несколько других предпочли вообще уйти из криминала. Потеряв часть территорий, и дохода, Пересецкий сконцентрировался уже на легальном бизнесе. В рядах местной организованной преступности он уже большую роль не играл. Некоторую рорль в его отстраненности сыграла и трагическая смерть сына в 2004 году.

Смерть авторитета

Между тем, часть людей, которые остались с ним, теперь только занимались безопасностью бизнеса, не пытаясь вернуть былое положение в криминальном мире. Правда, если от бывших соратников Пересецкий мог защитить свои интересы, то со стороны коррумпированной власти нет. Некоторые из его коммерческих объектов попали под проверки различных ведомств, которые каждый раз находили причину, чтобы предприятие останавливалось, неся убытки. Таким образом пришлось авторитету расстаться с несколькими фирмами. Последний раз попытка захватить предприятие Фашиста была предпринята летом 2011 года, когда определенные люди заинтересовались рынком «Виноградарь», где Пересецкий являлся одним из учредителей. Ночью к территории рынка с четырех сторон подъехали автомобили, пассажиры которых закидали рынок коктейлем «молотова».
Хотя по сообщениям милиции значилось, что подожгли торговые ряды четверо забулдыг, распивавшие возле рынка спиртные напитки. Так они якобы пытались скрыть следы хищения пары джинсов. Их даже поймали, как говорили между собой милиционеры, для отчета. Между тем, за поджог настоящие исполнители получили от заинтересованного лица по пять тысяч долларов каждый.

Могила Вячеслава Пересецкого

Могила Вячеслава Пересецкого

Как бы то ни было, после этого случая Вячеслав стал дистанцироваться и от бизнеса. Деньги на безбедную старость у него имелись. Правда как говорили, в последние годы жизни Фашист подсел на наркотики, что его окончательно и сгубило. Скончался собственной смертью 26 января 2012 года в своей квартире.






Архивы


Информационный портал www.mzk1.ru