Чеченские авизо и убийство Анны Политковской
Контент только для 18+ Сайт MZK1.RU не пропагандирует преступный образ жизни и не побуждает к совершению преступлений. Мы освещаем происходящие и происходившие события так, как это было на самом деле. Каждый преступник должен нести наказание, согласно УК РФ.


Чеченские авизо и убийство Анны Политковской

Могила Анны Политковской

Могила Анны Политковской

Журналистка Анна Политковская была убита 7 октября 2006 года в лифте своего дома на Лесной улице в Москве. Убийца сделал 4 выстрела из пистолета Макарова с глушителем. Несколько выстрелов были произведены в область головы. Пистолет киллер выбросил прямо на месте преступления.

Приехавшие по вызову жительницы дома милиционеры, сразу же высказали версию о заказном характере убийства, связанным с ее профессиональной деятельностью. Политковскую пытались убить еще в 2004 году, когда она на самолете летела в Беслан, где была захвачена школа. Она собиралась выступить посредником на переговорах. В самолете выпила чай, и потеряла сознание. Была госпитализирована в Ростове-на-Дону в тяжёлом состоянии с диагнозом «отравление неизвестными токсинами». У Политковской были серьёзно повреждены печень, почки и эндокринная система.

Но она выжила, и продолжила свою деятельность. Стоит отметить, что во второй половине 90-х, Политковская неоднократно выезжала в районы боевых действий в Чечне, делая затем резонансные репортажи-расследования.

Когда началось расследование ее убийства, следственная группа вышла на участников мощнейшей Лазанской группировки, действовавшей в Москве. Именно киллеры Лазанских по версии следствия расправились с журналисткой. А организовал убийство находящийся на тот момент под стражей криминальный авторитет Лом Али Гайтукаев, который по некоторым данным, как раз возглавлял у Лазанских бригаду киллеров.

Лом-Али Гайтукаев

Лом-Али Гайтукаев

Вообще Лом Али был довольно известным человеком в криминальной среде. Родился в 1958 году в Чечено-Ингушской АССР, в селе Ачхой-Мартан. Его родители работали там на государственном сельскохозяйственном предприятии. Гайтукаев же оставаться и продолжать дело родителей не захотел. Как говорили, он был вполне самостоятельным человеком. В начале перестроечных времен перебрался в Москву, где уже прочно обосновались его земляки, которые в конце 80-х организовали преступную группировку, занимаясь вымогательствами, грабежами и похищениями людей. В отличии от своих знакомых, Лом Али в рэкете замечен не был. Он выбрал для себя другую криминальную сферу, положив начало истории с чеченскими авизо. Был одним из первых, кто и стоял у истоков создания этой масштабной аферы.

Афера с чеченскими авизо

Авизо — это один из видов внутрибанковского платежного поручения, по сути гарантийное обязательство перечисления денежных средств. Схема достаточно сложная. К примеру один банк, называемый отправитель направляет в Госбанк, в 90-х уже центробанк по телетайпу, либо телеграммой, либо посыльным официальное уведомление — авизо, что намерен перевести деньги на счёт какой-либо фирмы в другом коммерческом банке, называемом получателем. В авизо при помощи паролей и кодов указывалось, какую сумму и куда требуется перевести. Один из расчетно кассовых центров банка России, куда приходила авизо, производил перевод указанной суммы на указанный счет в банк получатель. В дальнейшем фирма обналичивала деньги, а банку между тем оставалось дождаться реального прихода денег из банка отправителя и покрыть ими свои издержки, плюс забрать определенный процент с этой операции. Реальные деньги могли придти и через 3 дня и через 3 недели.

Предпринимателям была удобна такая безналичная схема работы, так как по авизо они получали деньги в самые короткие сроки, не дожидаясь когда они реально поступят на счет, так как задержки с межбанковскими переводами составляли порой несколько недель. Банкам также были выгодны такие переводы, так как с подобной операции они получали немаленькие проценты. Все взаиморасчеты между банками делались через РКЦ.

Авизо изъятое у Гайтукаева

Авизо изъятое у Гайтукаева

Между тем Гайтукаев был одним из первых чеченцев, кто освоил мошенничество с авизовками. Дело в том, что его земляки, еще в конце 80-х поставили под свою крышу один из первых коммерческих банков в Москве. Причем становление под крышу сопровождалось похищением одного из учредителей финансовой организации. В общем, бизнесмены понимали, что от своих криминальных покровителей можно ожидать чего угодно. И когда в один из дней эти покровители сказали, что необходимо встретиться с их человеком, и принять те условия, которые он озвучит, без всяких колебаний согласились на встречу. С банкирами встречался некто Арсанов. Он и сказал, что предоставит им список кооперативов, для которых необходимо открыть расчетные счета. Тут же их посвятил и в курс всей схемы. Из чеченских банков от лица несуществующих фирм на счета этих кооперативов будут поступать авизо на огромные суммы. И эти деньги необходимо будет обналичивать, после поступления средств из РКЦ Центробанка.

Так оно в итоге и вышло. Получив от банкиров все необходимые данные — пароли и коды, мошенники через телетайп, отправляли авизо на получение миллионов рублей. Расчетно кассовые центры, получив авизо исполняли платежи в указанный банк, который в свою очередь переводил их на счета фирм, откуда часть денег обналичивалась, а другая часть переводилась на счета других компаний. Как раз за организацию цепочки фирм и отвечал Гайтукаев.

Но уже через пол года такой работы, летом 1991 года у банка, одним из первых была отозвана лицензия, что сразу же ударило по криминальному бизнесу Лом Али. Но в своем распоряжении у мошенников оставались еще поддельные и похищенные авизо, с помощью которых можно было вывести миллионы рублей из центрального банка. В этот момент в окружении Гайтукаева и появляется некто Месумян, который с 1981 года проживал в Москве, и имел среди своих знакомых банковских работников. Одного из них — Владимира Новикова, работника Восточно-Сибирского банка и представили Гайтукаеву. Тот согласился за большой процент провести по фальшивому авизо 100 миллионов рублей. К делу пришлось подключать и одну из управляющих банка.

Лом-Али Гайтукаев

Лом-Али Гайтукаев

Афера заработала с новой силой. Для прикрытия Гайтукаев организовал совместное российско-австрийское предприятие, и даже получил греческое гражданство, возможно в будущем собираясь скрыться на территории этой страны. Зарегистрирован он был в городе Салоники, но пока производились аферы проживал в Москве, в гостинице «Интурист», откуда и руководил всей преступной деятельностью.

Денег обналичивалось так много, что хранить их было негде, и зимой 1992 года фирма Гайтукаева приобрела морской контейнер, который был установлен во дворе одного из московских дворов, куда ночами свозили мешки с деньгами. Чтобы понять, какие суммы там крутились, стоит упомянуть, что в доме, во дворе которого и стоял контейнер, на первом этаже участники преступной схемы купили квартиру, заплатив собственникам квартиры в два раза больше ее рыночной цены. Операция была проведена быстро для тех времен. Но зато мошенники теперь могли спокойно охранять деньги прямо на месте.

Попались мошенники совершенно глупо. При очередном обналичивании, деньги в сумме более миллиона долларов по тогдашнему курсу, были, как всегда сложены в мешки из под картошки и погружены в кузов грузового уазика, водитель которого, как выяснится в дальнейшем не имел отношение к мошенникам, а просто колымил на своей машине.
Арсанов, который руководил доставкой денег, должен был получить ключи от того самого контейнера от своего коллеги. Тот снимал квартиру недалеко от Главного Управления Внутренних Дел. Прямо на этом уазике, груженным деньгами они подъехали к месту и стали ждать своего человека. Причем машину остановили прямо на троллейбусной остановке, мешая движению. Но на это внимание мошенники не обращали, как и на то, что прямо перед ними здание ГУВД.

Между тем, человек задерживался, неправильно припаркованному уазику сигналили автомобили. Но водитель так и не удосужился перепарковаться, чем собственно и привлек внимание милиционеров, которые решили проверить, что происходит. Когда стражи порядка уже подходили к уазику, пассажирская дверь открылась, и из нее выскочил мужчина и убежал. Водитель также как и милиционеры был в недоумении. Он рассказал, что его нанял убежавший кавказец, чтобы перевезти какие-то мешки.

При проверке оказалось, что мешки набиты деньгами, причем в огромном количестве. Как рассказал водитель, забрали этот груз с территории какого-то гаражного кооператива. Но проверять, откуда именно были деньги не пришлось. Дело в том, что Гайтукаев, узнав о том, что деньги попали в руки милиции, был в ярости, и потребовал с провалившего доставку человека вернуть их в полном объеме в самый кратчайший срок. Не исполнить этот приказ Арсанов не мог, и уже на следующий день сам пришел в отделение милиции и попросил вернуть его деньги, которые он якобы перевел из одного чеченского банка себе на счет в Москву, где и обналичил. Даже предъявил необходимые документы.

Если бы Гайтукаев предполагал, что этим визитом ситуация только усугубиться, то скорее всего смирился бы с потерей астрономической суммы и продолжил дальше наживать состояние на липовых авизо. Но после того, как милиционерам попали документы о якобы легальном происхождении средств, они решили проверить, действительно ли все так, как говорит Арсанов. В итоге выяснилось, что из чеченских банков реальные деньги никто не отправлял. Банковские работники были в сговоре с мошенниками и снабжали их всей необходимой информацией для проворачивания аферы. В схему оказались втянуты и работники банков отправителей и банков получателей.

Расследование привело сначала к Новикову, который отвечал за операции в Восточно Сибирском банке, затем к Месумяну, и в довершении к самому Лом Али Гайтукаеву. Правда имея информацию о том, что Гайтукаев является организатором аферы, приобщить ее к делу не могли, так как никаких явных улик против него не было, кроме слов источника. Но здесь милиционерам повезло. 3 июня 1992 года в гостинице «Интурист», где проживал Гайтукаев, Управление по незаконному обороту наркотиков МВД Росси планировало провести операцию против торговцев наркотиками. Был у них свой список подозреваемых в распространении наркотиков в гостинице. И неслучайным образом, в этот список попал и номер, в котором проживал Гайтукаев. Дело в том, что он уже проходил по делу о наркотиках. В самом начале 90-го года его задерживали милиционеры, когда он прилетел из Греции, где делал себе гражданство.

При обыске обнаружили героин. Однако до суда дело не дошло, но в картотеке данные остались, поэтому номер его гостиницы внесли в список проверяемых номеров. Когда с обыском нагрянули к нему, то не успели проконтролировать одного из охранников Лом Али, и он схватив какой-то пакет, бросился бежать из номера. После нескольких предупредительных выстрелов, один из оперативников подстрелил убегавшего, тяжело его ранив. После осмотра пакета, в нем обнаружилось 3 миллиона рублей, в упаковках одного из московских банков. Также в ходе обыска была обнаружена авизовка, номиналом в 1 миллиард рублей, которую предполагалось в скором времени запустить в оборот.

Тут же провели обыск и «мерседеса» Лом Али, в котором также обнаружили сумки забитые деньгами. В тот же день были проведены обыски и у ближайшего окружения Гайтукаева. И у этих людей нашли килограммы наличности. Лом-Али задержали. Но вот предъявить какие либо обвинения, как оказалось представилось сложно. И это несмотря на то, что были обнаружены похищенные деньги и в десятитонном охраняемом контейнере, про который говорил выше.

У оперативников имелась только стенограмма телефонных переговоров Лом Али с сообщниками, где обсуждались все махинации. Но вот аудионосителя так получилось, что не было, это отдельная история. В номере Гайтукаева те же борцы с наркотиками в свое время установили прослушивающее устройство, которое и записывало все переговоры. Но так как они не касались наркотиков, а звучали непонятные банковские термины, значения этой информации не придавали, просто стенографируя ее, а аудиокассеты с голосом затем перезаписывали, в надежде, что появится какая-то информация по их профилю.

Первая автороведческая экспертиза

Поэтому впервые в истории Российской криминалистики применили автороведческую экспертизу, когда по отдельным словам и манере речи можно было выяснить, кому именно принадлежит текст. Так как была печатная стенограмма со словами Гайтукаева, то ее и проверили эксперты, сравнив с устной речью во время его допросов. И действительно оборот речи со стенограммы совпал с оборотом речи Гайтукаева. Результаты этой экспертизы и были представлены в суде. Только на этом основании Лом Али был признан виновным в банковской афере и получил 7 лет колонии.

Лом-Али Гайтукаев в тюрьме

Лом-Али Гайтукаев в тюрьме

Кстати, из-за расследования этого дела, еще в июне 1992 года российские коммерческие банки получили телеграмму ЦБ России, запрещающую производить зачисления по платежным документам, поступившим в Россию из Чечни, без специальных подтверждений со стороны чеченских банков.

В общем, Лом Али получил срок, однако на свободе остались его соратники, лидеры лазанской преступной группировки, под непосредственным контролем которых и производились все аферы. В этом деле они так и не фигурировали.

Между тем, находясь в колонии, Гайтукаева поддерживали представители этой чеченской группировки. Когда он освободился, отбыв практически весь срок от звонка до звонка, то вернулся в Москву, где при помощи своих уже крепко закрепившихся в бизнесе друзей из Лазанской ОПГ, создает межрегиональное общественное движение «Новое Время», которое отвечало за развитие культурных и общественно-политических связей с Чеченской Республикой. В чеченской диаспоре Лом Али имел огромное влияние, поэтому для урегулирования каких-то внутренних конфликтов зачастую обращались именно к нему.

Ликвидация Басаева и другие операции Лом-Али

По некоторым данным, благодаря своим большим связям, Гайтукаев мог интересовать спецслужбы. Как говорил сам Лом Али, он лично выезжал в Чечню, где принимал участие в разработке операций, направленных на уничтожение лидеров бандформирований. Однажды, он заявил, что чеченского полевого командира Шамиля Басаева ликвидировали именно с его помощью. Басаев был убит российскими спецслужбами в ночь на 10 июля 2006 года в районе села Экажево.

Как выяснилось, полевой командир, который прекрасно знал Гайтукаева и доверял ему, договорился с ним о поставке крупной партии оружия. Оружие должны были привезти люди Лом Али, поэтому не чувствуя подвоха, Басаев лично поехал смотреть товар. Однако сотрудники спецслужб заложили в грузовик с автоматами, минами и гранатометами несколько бомб. Взрыв прогремел в тот момент, когда Басаев осматривал оружие.

Также Лом Али привлекался по его словам и для других операций. Но самыми громкими событиями, связанными с его именем были сугубо криминальные. По некоторой информации, Гайтукаев мог являться связующим звеном между киллерами лазанской ОПГ и заказчиками убийств.

Так, когда вечером 9 июля 2004 года был убит рядом с офисом российского отделения Forbes на улице Докукина в Москве американский журналист Пол Хлебников, то организацию данного убийства приписывали именно Гайтукаеву. Заказчиками, судя по информации, могли быть те самые лидеры Лазанской ОПГ, которые прикрывали Гайтукаева в махинациях с авизо, и имена которых не звучали в уголовном деле. Они уже делали политическую карьеру, однако Хлебников провел свое расследование и выяснил, что новоявленные политики являются криминальными авторитетами и опубликовал результаты своего расследования. В итоге его якобы и заказали за это.

Хотя по другой версии, к этому преступлению мог быть причастен Борис Березовский, в свою очередь сотрудничающий с лазанской бригадой, еще со времен Автоваза, где они были его криминальной крышей. Якобы он мог заказать убийство через лидеров лазанской ОПГ. Журналист был ему поперек горло. Как известно, еще в 1996 году, в американском Forbes вышла его статья об олигархе Борисе Березовском – материал рассказывал, что могущественный бизнесмен фактически управляет российской политической элитой. Позже, в 2001 году, на русском языке была опубликована книга Хлебникова «Крестный отец Кремля Борис Березовский, или История разграбления России». С тех пор журналист и попал в опалу к Березовскому.

Могила Пола Хлебникова

Могила Пола Хлебникова

Хотя официальное следствие не связывало смерть журналиста с именем Березовского, но самому олигарху впоследствии не раз задавали вопросы об этом деле. Он не выдвигал собственных версий, но не скрывал неприязни к Хлебникову. В общем, официальных данных, кто именно стоял за убийством журналиста нет.

Срок за покушение на Корбана

В феврале 2006 года к Лом Али обращаются представители украинских бизнес кругов, и заказывают ему убийство украинского бизнесмена Геннадия Корбана. В то время Корбан возглавлял финансово-промышленную группу «Приват».

Получив задаток 50 тысяч долларов, Гайтукаев нашел киллера, которому в днепропетровской гостинице «Рассвет» передал автомат Калашникова, 80 патронов к нему и $1 тыс. Начался этап слежки за бизнесменом. Киллеры изучали распорядок дня жертвы. За день до состоявшегося покушения, Гайтукаев лично следил за Корбаном.

19 марта 2006 года Гайтукаев, которого начали торопить заказчики, лично отдал приказ о расстреле автомобиля Корбана. Только он не знал, что бизнесмен заранее предупрежденный о покушении сменил свое авто на бронированный «Мерседес». А предупредили его в частном порядке сотрудники службы безопасности Украины (СБУ). Они же затем, в сотрудничестве с частным охранным предприятием «Приват», так же укомплектованным спецами, достаточно быстро установили исполнителей.

В общем, бронированная машина в итоге спасла бизнесмену жизнь. Ранения получил только охранник. Да и то, только из-за того, что в момент выстрелов открыл свою дверь.
Как уже сказал, служба безопасности Украины совместно с охраной «Привата» быстро установила, что организатором покушения был Гайтукаев. Показания на него украинскому следствию дал задержанный в апреле 2006 года непосредственный исполнитель покушения чеченец Арсен Джамбураев (в декабре 2006 года его приговорили к 14-летнему сроку).

Лом Али был задержан на территории России сотрудниками ФСБ в конце августа 2006 года. Но поскольку Гайтукаев являлся гражданином России, а Россия своих граждан не выдает, его дело рассматривалось в Мосгорсуде. На процессе Лом Али утверждал, что на Украине занимался бизнесом, а также собирал информацию для российских спецслужб, которых интересовали действующие там чеченские группировки. К покушению на украинского бизнесмена он отношение не имеет. Однако Мосгорсуд счел вину Гайтукаева доказанной, и отметив наличие у него несовершеннолетних детей в качестве смягчающего обстоятельства, приговорил его в 2008 году к 15 годам колонии строгого режима.

Убийство Политковской

Пока Лом-Али находился в колонии, правоохранители, расследующие убийство Политковской продвинулись в своем расследовании, и выяснили, что организатором убийства является Гайтукаев. По версии следствия, в 2006 году «неустановленное лицо», недовольное публикациями Политковской, обратилось к Гайтукаеву с заказом на убийство журналистки. Ее жизнь была оценена в 2 миллиона долларов.

Лом Али «создал преступную группу, куда для начала привлек своих племянников Джабраила, Рустама и Ибрагима Махмудовых, а также экс-сотрудника отдела наружного наблюдения ГУВД Москвы Дмитрия Павлюченкова. Павлюченков, на тот момент действующий сотрудник милиции, получив ориентировки на Политковскую, предложил «халтуру» своим подчиненным, которые установили за ней слежку за $150 в день. При этом Гайтукаев передал Павлюченкову $150 тыс. на расходы. Пистолет и патроны к нему экс-милиционер приобрел у своего знакомого Владимира Набатова, который работал охранником на одном из предприятий. Это оружие он отдал Рустаму Махмудову около станции метро «Беговая». Однако в тот период журналистка уехала из страны и возле дома не появлялась, поэтому операция была приостановлена.

В конце августа Гайтукаев был арестован по делу о покушении на Корбана, но заказ на убийство оставался в силе. Единственное, что Лом Али требовался человек, который бы взял теперь руководство операцией на себя. И так получилось, что 22 сентября 2006 года из заключения на свободу вышел его старый знакомый Сергей Хаджикурбанов, которому Гайтукаев якобы и доверил роль координатора в этом преступлении.

По другим данным, Хаджикурбанова специально выкупили из тюрьмы, чтобы он принял участие в организации убийства Политковской. Хаджикурбанов был давним знакомым Лом Али. Имели знакомства еще по военным операциям в Чечне, куда Хаджикурбанов, работая по чеченским группировкам в управлении по борьбе с организованной преступностью, несколько раз ездил в командировку во второй половине 90-х, где участвовал в антитеррористических операциях и освобождении заложников. Ходили слухи о том, что он, якобы, затем требовал «откаты» от родственников освобожденных заложников.

А тюрьму он попал после того, как в 2001 году руководил задержанием азербайджанского бизнесмена Физули Мамедова. При задержании один из оперативников подбросил Мамедову ни много ни мало — килограмм героина, чтобы дать возможность следствию обвинить его в хранении наркотиков

В связи с подозрением в этом преступлении Хаджикурбанов был уволен в 2003 году из РУБОПа. А 2004 году Замоскворецкий районный суд Москвы признал Хаджикурбанова виновным в превышении служебных полномочий и приговорил бывшего милиционера к четырем годам тюрьмы.

Хаджикурбанов отбывал наказание в колонии-поселении в Рязанской области, затем в Бутырской тюрьме. Хотя по некоторым данным, наказание он отбывал только «на бумаге», а на самом деле снимал дом в поселке Октябрьский.

Между тем, пока бывший милиционер находился на поселении, Гайтукаев собрал 30 тысяч долларов для поддержки его семьи, которые передал через общего знакомого Павлюченкова про которого упоминал ранее. Однако деньги до адресата так и не дошли.

В дальнейшем, по поручению Верховного суда дело Хаджикурбанова было пересмотрено в Замоскворецком суде, срок заключения был уменьшен на два года, и уже 22 сентября 2006 года бывший милиционер вышел на свободу, примкнув к группировке Гайтукаева, в то время, как сам Лом Али уже находился в СИЗО, общаясь со своими соратниками посредством телефона и, как считает следствие, поручил руководство операцией по убийству журналистки Хаджикурбанову. В разговоре он якобы просил его «продолжить начатое» с «известной журналюгой».

Хаджикрубанов встретился с Павлюченковым в Люберцах и потребовал вернуть ему деньги Гайтукаева, выданные Павлюченкову для организации слежки. Тот отдал оставшиеся $137 тысяч, и больше не принимал участия в этой операции. В начале октября слежка возобновилась, на этот раз ее вели сами Махмудовы. Пока готовилось убийство Политковской, Хаджикурбанов начал вымогать с Павлюченкова те деньги, которые не дошли до его семьи, пока он находился в заключении, о чем говорил выше. Бывший милиционер потребовал у Павлюченкова вернуть ему деньги с процентами, всего 350 тысяч долларов, и когда тот отказался, пригрозил убить всю его семью. Впоследствии Павлюченков отдал эти деньги.
Между тем, соучастники убийства продолжали следить за журналисткой. По словам прокурора, есть видеозаписи этой слежки, на одной из которых Политковская даже однажды встретилась лицом к лицу со своим убийцей.

В день убийства, 7 октября, братья Махмудовы, по версии следствия, припарковались на соседней от места жительства Политковской Лесной улице. Рустам отправился к подъезду жертвы, Ибрагим занял позицию на перекрестке между улицей Фадеева и Оружейным переулком, чтобы сообщить о приближении журналистки, а Джабраил остался в машине. Когда Политковская вошла в лифт своего подъезда, Рустам, как считает обвинение, выстрелил в нее несколько раз, прошелся пешком до автомобиля, где сидел его брат, и уехал.

Могила Анны Политковской

Могила Анны Политковской

У следствия с самого начала появилась фотография киллера, так как он был без маски и попал в объектив камеры наблюдения. Выяснить его личность не составило труда. В дальнейшем были найдены и задержаны все соучастники убийства, кроме непосредственного исполнителя, который скрылся на территории Чечни.

Суды по делу об убийстве Политковской

Между тем, в деле осталось много неясностей. 20 февраля 2009 года Московский окружной военный суд на основании вердикта присяжных вынес оправдательный приговор по делу. После вынесения вердикта фигуранты дела — братья Ибрагим и Джабраил Махмудовы, а также бывший сотрудник МВД Сергей Хаджикурбанов — были освобождены из-под стражи в зале суда.

3 апреля того же года Тверской суд Москвы санкционировал арест Сергея Хаджикурбанова по обвинению в вымогательстве 350 тысяч долларов у Павлюченкова. А пока шло это дело, 25 июня 2009 года военная коллегия Верховного суда РФ отменила оправдательный приговор по делу об убийстве Политковской и направила его на новое рассмотрение в Московский окружной военный суд.

Повторный процесс по делу об убийстве Анны Политковской начался 5 августа 2009 года в Московском окружном военном суде. Судебный процесс был долгим. Подполковник ГУВД Павлюченков долгое время оставался в статусе свидетеля. Хотя именно он организовывал слежку, добывал оружие и получал предоплату. Но затем перешел в разряд обвиняемых, несмотря на то, заключил досудебное соглашение, и именно он многое рассказал о всех фигурантах дела, включая и Гайтукаева, про которого следователи только могли предполагать как об организаторе убийства. Но по показаниям Павлюченкова, его удалось привлечь именно как организатора.

28 сентября 2011 года Лом‑Али Гайтукаев, отбывающий наказание в мордовской колонии за организацию покушения на убийство бизнесмена Корбана, был доставлен в Москву для проведения следственных действий по делу Политковской. Немного ранее, 31 мая 2011 года удалось задержать и старшего брата Махмудовых Рустама. Как оказалось, он скрывался в чеченском селе Ачхой-Мартан, где у его дяди Лом Али Гайтукаева было большое влияние.

В 2013 году поздно вечером в районе станции метро «Улица 1905 года» было совершено покушение на Джабраила Махмудова, которых находился под подпиской о невыезде. Нападавший ранил его в левое бедро. Этот случай связывали с делом Политковской, но в итоге так осталось неясным, кто стрелял в Джабраила. Перенеся операцию, он как и все в 2014 году предстал перед новым судом.

В общем, в дальнейшем никаких оправдательных приговоров не было. Ибрагим и Джабраил Махмудовы были приговорены к 12 и 20 годам соответственно. Павлюченко получил 11 лет. Бывший офицер МВД Сергей Хаджикурбанов — 20 лет. А Рустам Махмудов и Лом Али Гайтукаев 9 июня 2014 года были приговорены к пожизненному лишению свободы. В общем, сроки получили только исполнители, а заказчики убийства так и не были названы.

Гайтукаев отбывал свой пожизненный срок в ИК-5 на острове Огненный — это одна из семи колоний для смертников, которую ещё называют «Вологодский пятак».

В 2015 году у него начались серьезные проблемы со здоровьем, и 3 ноября того года его перевели в тюремную больницу номер 10 в Вологде. После лечения авторитета перевели обратно на остров Огненный. Однако долго он здесь не задержался, и вновь был доставлен в больницу на лечение. Диагностика, сделанная не только тюремными врачами, но и специалистами из Москвы, которых с разрешения ФСИН привезли родственники осужденного, показала, что у Гайтукаева хроническое заболевание печени.

Сам осужденный никогда не жаловался на условия содержания и лечение. В то же время, он говорил, что неожиданно обнаружившееся заболевание является следствием систематических избиений, которым он подвергался, следуя по этапу из Москвы в Вологодскую область.

В 2017 году адвокаты Лом Али подготовили ходатайство об его освобождении, ссылаясь на ст. 81 УК РФ (освобождение от наказания в связи с болезнью).Но суд по этому поводу так и не успел состояться. В мае 2017 состояние Гайтукаева резко ухудшилось и он скончался прямо в больничной палате. Как сообщили в пресс-службе ФСИН, у Гайтукаева было 12 хронических заболеваний, но умер авторитет от цирроза печени.






Метки
Архивы


Информационный портал www.mzk1.ru