Судебник Ивана Грозного 1550 года
Контент только для 18+ Сайт MZK1.RU не пропагандирует преступный образ жизни и не побуждает к совершению преступлений. Мы освещаем происходящие и происходившие события так, как это было на самом деле. Каждый преступник должен нести наказание, согласно УК РФ.


Судебник Ивана Грозного

Судебник Ивана Грозного

Судебник Ивана Грозного

Правосудие — значит суд по праву. На Руси испокон веков существовали своего рода уголовные кодексы, где достаточно подробно регламентировались действия тогдашних правоохранителей и судей.

Особняком среди правовых документов стоит так называемый Судебник 1550 года‚ или, как его чаще называют, Судебник Ивана IV. Дело в том, что принят он был в ходе реформ царя Ивана Грозного. Этот Судебник стал фактически первым в русской истории нормативным актом, признанным единственным источником права.

Первый судебник на Руси

Всего в составе Судебника 1550 года насчитывается 100 статей. Весьма примечательно, что статья 1 сразу же говорит о запрещении «посулов» (взяток) и требует, чтобы суд был честным и справедливым. Следующие статьи устанавливают ответственность судей за отказ в осуществлении правосудия или за несправедливо вынесенный приговор и за превышение своих полномочий. Правда, наказание неправедным судьям было предусмотрено чисто материальное — истцу, пострадавшему в результате действий судьи-взяточника, уплачивается сумма иска и возмещаются все судебные издержки, причем в троекратном размере.

В Судебнике определяются категории выборных лиц, которые должны были осуществлять правосудие. Это дворский, староста и целовальник. «А на суде у бояр и детей боярских и у их тиунов быти где дворский, дворскому да старосте и лучшим людем целовальником… А без старост и без целовальников суда не судити».

То есть выборные — это своего рода судебные заседатели современных судов. Согласно статье 38 Судебника городские и сельские общины должны были выбрать и привести к присяге присяжных-целовальников, участвовавших в принятии судебного решения.

Москва при Иване Грозном

Москва при Иване Грозном

Чтобы помешать произвольному толкованию судебных решений, в Судебнике введена норма, требующая обязательного протоколирования судебных тяжб. Каждая община или волость выбирает своего земского дьяка для письменного ведения судебных дел. Причем протокол пишется в двух экземплярах, тщательно сверяется на предмет идентичности, после чего заверяется подписями обоих представителей процесса и скрепляется печатью наместника.

Интересно, что Судебник ограждая население от произвола должностных лиц. В Судебнике говорилось, что взять под стражу подозреваемого можно, лишь объявив это во всеуслышание и предъявив самих арестованных выборным земским властям. В городе — это городовой приказчик, староста и целовальник, а в сельской местности — волостные старосты и целовальники. В случае нарушения этих норм наместник обязан освободить задержанных и передать их земским властям. А незаконно арестованному заплатить компенсацию «за бесчестье». Если же в результате неправомерных действий властей задержанный понес убытки, то ему обязаны возместить эти убытки в двукратном размере.

Избранные для осуществления правосудия земские старосты, приказчики и целовальники исполняли свои обязанности строго и честно. Недаром одним из предводителей Второго народного ополчения 1612 года был нижегородский земской староста Кузьма Минин. Это был строгий и суровый человек. Он требовал от каждого отдавать на ополчение «третью
деньгу» (в редких случаях — пятую), а несогласных превращали в холопов и вовсе лишали имущества.

За что судили на Руси

В Судебнике рассматривалось несколько видов преступлений. Особое внимание обращалось на преступления, за которые предусматривалась смертная казнь. «Государскому убойце и крамольнику, церковному татю и головному, и подымщику и зажигальнику, ведомому лихому человеку живота не даты, казнити его смертною казнею» — так говорилось в Судебнике. В переводе на современный русский язык, это измена, заговор, призыв к мятежу, поджог с целью передачи объекта врагу, брань и бесчестье государя, шпионаж, направленный против власти.

На Руси не были распространены изуверские способы казней, свойственные Европе. У нас не отрубали части тела, не сажали на кол, не выкалывали глаза, не вытягивали кишки. Наиболее приемлемым считалось отсечение головы, повешение (для разбойников), как и в Европе.

Развитие денежной системы на Руси породило такой состав преступления (за который также предусматривалась смертная казнь), как фальшивомонетничество. Учитывая особую опасность для финансовой системы страны, фальшивомонетчиков казнили более изощренно — заливали им в глотку расплавленный свинец или олово.

Имущественные преступпения — кражи (татьба) — делились Судебником на простые и квалифицированные. Простая кража наказывалась торговой казнью, то есть битьем кнутом, возмещением убытков истцу и выплатой продажи (штрафа) по решению суда. К квалифицированным кражам — требовавшим применения смертной казни — относились кражи церковные, головные (сопровождаемые убийством), кражи с поличным, совершаемые «ведомым лихим человеком» (рецидивистом), и разбои. При отсутствии денежных средств для
того, чтобы выплатить штраф, тать выдавался «головой на продажу» и должен был отработать нанесенный им ущерб (статья 42 Судебника).

Для сравнения: в английском уголовном законодательстве примерно того же времени определено 6 тысяч преступлений, за которые полагалась смертная казнь, в том числе за кражу на сумму более 2 шиллингов (стоимость курицы).

Ранее на Руси не знали тюремного заключения, хотя случаи заточения преступников в монастырские подвалы или башни имели место. Однако государство не имело средств для широкого применения заключения, которое долгое время оставалось уделом высокопоставленных лиц: князей, бояр, воевод. Но задачи борьбы с массовой преступностью, размножившейся в XVI веке, породили тюрьмы, которые в ходе губной реформы передаются для обслуживания населению.

Судебник Ивана IV упоминает тюрьму уже в 21 случае (для служилых, «лихих» людей, лжесвидетелей), но не назначает сроков тюремного заключения.

Право жизни и смерти

При Иване Грозном появилась такая процессуальная мера, как повальный обыск -поголовный опрос местных жителей с целью выявления очевидцев преступления. Суды были поделены на вышестоящие и нижестоящие. К первым относились государь и Боярская дума, а также наместник с «боярским судом». Эти суды наделялись правом пересмотра решений судов низшей инстанции. Право выносить смертные приговоры имел лишь царь.

Это контрастировало с соседней Речью Посполитой, где шляхтич распоряжался жизнью и смертью своего холопа. «Разгневанный помещик… не только разграбит все, что есть у бедняка, но и убьет его — когда захочет и как захочет, — свидетельствует современник. Когда шляхтич убивал холопа, он говорил, что убил собаку. По приказу пана у крестьянина могли отрезать уши и нос, выжечь на лбу знак виселицы, а в случае особо тяжкой провинности распороть живот и намотать кишки на дерево».

А в куртуазной и просветленной Франции феодал мог расправиться не только с холопом. Помните, что рассказывал благороднейший Атос том, как он поступил со своей женой, когда был графом де Ла Фер? «Граф был полновластным господином на своей земле и имел право казнить и миловать своих подданных. Он совершенно разорвал платье на графине, завязал ей руки за спиной и повесил ее на дереве».

На Руси такое право было лишь у царя. Он же мог и помиловать приговоренного к смерти. Так Иван Грозный поступил со сподвижником легендарного покорителя Сибири Ермака — атаманом Иваном Кольцо. Тот в молодости немало покуролесил и как-то раз даже напал на ехавшее в Москву посольство Ногайской Орды. Самих послов Иван Кольцо, правда, не тронул, но убил многих из посольской свиты и разграбил дары, которые послы везли царю. За все за это Ивана Кольцо объявили «ведомым лихим разбойником», что давало право тем, кто его поймает, применить к нему пытки, а приговор за все его художества мог быть только один — виселица.

Но именно Иван Кольцо прибыл к царю в качестве гонца с богатыми дарами и вестью о завоевании Сибирского ханства. И царь на радостях простил разбойного атамана, сняв с него все обвинения. Кстати, именно при Иване Грозном в качестве наказания за различные преступления начали ссылать в Сибирь. «Первопроходцем» стал князь Петр Барятинский, сосланный «за Камень» (за Урал) царем из-за своей строптивости в местнических спорах.

Судебник 1550 года признал крестьян полноправными и свободными членами тогдашнего российского общества, уравнял их в правах с другими сословиями. В Судебнике были упорядочены правила перехода крестьян от одного землевладельца к другому (Юрьев день), и они были ограждены от насильственного холопства.

Судебник Ивана Грозного был намного демократичнее и гуманнее многих законодательных актов других стран, о чем наши и зарубежные историки сейчас предпочитают не вспоминать.






Метки
Архивы


Информационный портал www.mzk1.ru