Организованная преступность Казахстана | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |
Контент только для 18+ Сайт MZK1.RU не пропагандирует преступный образ жизни и не побуждает к совершению преступлений. Мы освещаем происходящие и происходившие события так, как это было на самом деле. Каждый преступник должен нести наказание, согласно УК РФ.


Организованная преступность Казахстана

 

Организованная преступность Казахстана

Бестюбинский золотой рудник. Агропромышленный сектор. Угледобывающая промышленность. Экспорт цветного металла. Все это крайне интересует ОПГ Лехи Семипалатинского. У лидера группировки хорошие партнерские связи с Россией и Китаем и очень большой авторитет. Леха Маймыш, он же Леха Семипалатинский — вор в законе, коронованный в Москве. И список направлений его бизнеса можно продолжить: алкогольное производство на контрабандном спирте, наркотрафик. Общественная деятельность — контроль в казахстанских тюрьмах и колониях.

Таких криминальных авторитетов в Казахстане много. Для них преступления — обычный промысел. За последние 15–20 лет они создали не только свои организации и иерархические лестницы, но и свои традиции и своих кумиров.

Они разные — рецидивисты, ранее судимые лица, рэкетеры из числа бывших спортсменов и молодежь с криминальными наклонностями. Основу организованной преступности составляют воровские и бандитские группы. Как правило, планируют и разрабатывают механизм совершения различных видов преступлений организаторы и лидеры групп, а непосредственно осуществляют их планы рядовые члены ОПГ — «торпеды».

Вор в законе Айткали Маймушев — Леха Маймыш

Казахстанские криминальные авторитеты переняли опыт итальянской «коза ностры»: не совершай ничего своими руками — в шахматной игре победу королю добывают другие фигуры. Все серьезные авторитеты давно стали «уважаемыми» людьми, официально занимаются бизнесом, большинство легализовали свои капиталы, заработанные преступным путем. Сегодня идти в тюрьму невыгодно прежде всего экономически: регалий не заработаешь, а бесконтрольный кусок тут же приберут к рукам заботливые соратники.

Как заявил в одном из интервью начальник департамента криминальной полиции МВД РК. С. Кусетов, «социально-экономические реформы в стране, произошедшие за последние 10 лет, переориентировали оргпреступность. В настоящее время помимо традиционных „промыслов“ (наркобизнес, проституция, кража и сбыт автотранспорта и др.) организованный криминал предпринимает попытки проникновения в топливно-энергетический, зерновой и строительный бизнес, так как им необходимо легализовать денежные средства, добытые противоправным путем».

В банке данных МВД числятся сотни уголовных авторитетов, а также членов экстремистских террористических организаций и незаконных вооруженных формирований. Среди известных фамилий и имен — вор в законе Серик Джаманаев, он же Серик-Голова, С. Адамбаев (клички — Фашист, Мышь, в настоящее время осужден на 16 лет за организацию преступной группировки, похищение и убийство человека), Серафим, Титаник.

Вор в законе Серик Джаманаев - Серик Голова

Вор в законе Серик Джаманаев — Серик Голова

Криминальные тузы Казахстана поддерживают преступные связи с братьями Черными (Лев и Михаил, оба в Израиле), измайловской ОПГ, солнцевской ОПГ, с кланом покойного вора в законе Деда Хасана, с авторитетными бизнесменами Гафуром Рахимовым и Салимом Абдувалиевым, а также с таджикскими уголовными авторитетами.

Гафур Рахимов

Гафур Рахимов

Есть в Казахстане группировки, созданные по чисто национальному, этническому признаку. Самая крупная из них — чеченская, менее заметна курдская, уйгурская. Есть группировки, созданные по принципу землячества («Восток», «Сайгаки»). Почему, например, большая часть преступлений, совершаемых в Алматы, на счету иногородних? Все очень просто — вахтовый метод. Выполнил грязную работу, тот же грабеж или разбой, — получай гонорар и вали опять к себе в аул.

Организованная преступность Казахстана в 1980-х

Организованная преступность в Казахстане стала развиваться в конце 1980-х годов. Распад СССР привёл к росту коррупции, экономическим и другим проблемам в бывших республиках, в том числе и в Казахстане. И в конце 1980-х годов, и в начале 1990-х в стране действовали преступные группировки, в основном состоящие из бывших спортсменов и сотрудников правоохранительных органов.

После распада СССР они стали приспосабливаться к изменившимся условиям, устанавливали коррупционные связи с властными структурами. Основой преступной деятельности казахстанских ОПГ в то время были преступления в сфере «теневой» экономики. Подпольные предприятия легализовывались путём открытия кооперативов. Правоохранительные органы государства не смогли сдержать рост организованной преступности, в том числе рост совершаемых бандитами корыстных и насильственных преступлений.

Со временем ОПГ, используя методы уголовного террора, сумели взять под свой контроль множество предпринимателей и, используя методы коррупции, обзавелись покровителями среди работников государственных и правоохранительных органов (в том числе происходило фактическое сращивание организованной преступности с правоохранительными органами). С этого времени эти группировки фактически стали более развитыми и организованными преступными структурами.

ОПГ Четыре братаДеятельность казахстанских ОПГ включала в себя крышевание, наркобизнес, выбивание долгов, сутенёрство, порнобизнес, незаконные азартные игры, корыстно-насильственные преступления. Кроме того, была отмечена взаимосвязь организованной преступности с экономикой Казахстана, в своей преступной деятельности ОПГ использовали легальные коммерческие структуры. По мнению некоторых западных экспертов, в то время под контролем представителей ОПГ находилось 40 % государственных предприятий, 35 % коммерческих банков, 35 % частных компаний и 60 % предприятий (последние должны были платить налоги, взятки или деньги «за защиту» от 10 до 20 % от оборота).

ОПГ накапливали «грязный» стартовый капитал, после чего открывали свои коммерческие структуры или скупали акции уже существующих предприятий. Представители ОПГ отмывали доходы, полученные преступным путём, старались проникнуть в органы законодательной и исполнительной власти, формировалась своеобразная элита преступной среды, для которой руководство и управление этой средой становилось прибыльной сферой.

В то время в соседней России организованная преступность также активно развивалась. Анализ уголовных дел и материалов оперативной информации, поступавших в Министерство внутренних дел республики, указывал на устойчивую тенденцию расширения сферы влияния некоторых этнических ОПГ в России и перенесение части их преступной деятельности на территорию Казахстана. Значительная часть активных участников таких этнических ОПГ проживали или скрывались в России, что создавало трудности для подавления преступной деятельности и привлечения бандитов к ответственности.

Традиционными видами преступной деятельности для этнических ОПГ в Казахстане были рэкет, угоны автомобилей похищения людей и убийства (причём случаи убийств и похищений стали настолько частыми, что власти республики предприняли меры по реорганизации полиции). Кроме этого, эти ОПГ фактически монополизировали незаконный оборот оружия, наркотиков и изготовление фальшивых денег, создавали коммерческие предприятия в различных сферах бизнеса, где занимались отмыванием денег, полученный в результате преступной деятельности. В частности, в Кокшетау, Торгайской и Северо-Казахстанской областях действовали этнические ОПГ, занимавшиеся торговлей наркотиками и оружием, отмыванием денег, а также кражей из российского бюджета средств, выделенных на восстановление Чечни. Позже эти ОПГ стали контролировать около 75 % мукомольных комплексов и ферм в Кокшетау и в обеих областях.

Банда сутенеров-рэкетиров из Казахстана получила сроки

Банда сутенеров-рэкетиров из Казахстана получила сроки

Множество преступных группировок Казахстана стали проникать в экономику республики. Они стремились быстро наращивать финансовые ресурсы и легализовать их в ещё работающих отраслях экономики. Преступная деятельность ОПГ стала включать в себя, кроме прочего, хищения государственной собственности и крупномасштабные махинации с целью установления контроля над промышленными предприятиями и отраслями промышленности. Проведенное DCOC МВД РК и их подразделениями в регионах оперативное исследование организованной преступности свидетельствовало о растущем присутствии казахстанских и зарубежных преступных группировок в стратегически важных секторах экономики Казахстана под прикрытием фирм-псевдоинвесторов, зарегистрированных преимущественно в оффшорных зонах.

Деятельность ОПГ в казахстанской экономике не была управляющей, не принимала достаточного участия в реконструкции и развитии производственных инвестиций или реализации социальных программ, а была направлена на отмывание средств, полученных в результате преступной деятельности, сверхприбыли за счёт контрабанды, уклонения от уплаты налогов и оттока капитала из страны в оффшоры. Со временем активные участники ОПГ стали устанавливать сотрудничество с коррумпированными должностными лицами таможни и финансовой полиции, и это сотрудничество, как правило, приносило обеим сторонам прибыль от контрабанды, уклонения от уплаты налогов и взяточничества. Было установлено, что отдельные таможенники находились в тесной связи с организованными преступными группировками, которые контролировались ворами в законе.

В середине и в конце 1990-х годов связь между участниками ОПГ, бизнесменами и чиновниками и постепенно перестала носить конфронтационный характер и переросла в партнёрские отношения. В конце 1990-х начале — 2000-х годов эти процессы продолжались, и в это же время организованная преступность в Казахстане достигла высокого уровня. В деятельности ОПГ корыстно-насильственные преступления сочетались с преступностью в сфере экономики, продолжалось увеличение и легализация доходов преступных группировок (которые использовались не только для обогащения, но и для расширения сфер влияния и подкупа чиновников государственных органов), аккумулирование огромных финансовых средств в преступном бизнесе, что влекло за собой рост влияния преступных сообществ на представителей властных структур.

Сосредоточение в руках ОПГ крупных финансовых средств неизбежно влекло за собой потребность в политическом обеспечении их экономических интересов, в связи с чем, не останавливаясь на подкупе должностных лиц, ОПГ продолжали продвигать своих представителей в государственные и выборные органы, общественные объединения и политические партии, что создавало угрозу криминального «заражения» этих институтов и их пополнения представителями преступной среды. Также продолжались попытки участников ОПГ проникновения в правоохранительные органы и крупные бизнес-структуры.

Организованная преступность Казахстана в 2000-е годы

В начале 2000-х годов в основном завершился этап накопления «стартового» капитала организованными преступными группировками. Процесс незаконного обогащения и легализации преступных доходов ОПГ обеспечивался коррумпированными чиновниками государственных органов, подкупаемыми группировками на «грязные» деньги, и сопровождался дальнейшим ростом коррупции. В эти же времена появилась опасная тенденция слияния представителей организованной преступности с экстремистскими и террористическими организациями, планирование нарушения территориальной целостности страны, изменения государственного устройства и конституционного строя Республики Казахстан на религиозной и националистической почве.

В середине 2000-х годов Казахстан, обладающий значительными природными ресурсами, а также имеющий протяжённые границы с другими азиатскими государствами и Россией, оставался привлекательным государством для преступных группировок не только России, но и других стран СНГ и дальнего зарубежья. В то время казахстанские ОПГ совмещали коммерческую деятельность с совершением общеуголовных преступлений. Основными видами преступной деятельности, приносящие группировкам наибольшую прибыли, были наркоторговля, контрабанда товаров, незаконный оборот оружия, уклонение от налогообложения, вымогательство, сутенёрство, угоны автомобилей, разбои, выбивание долгов, похищения людей с целью выкупа, контроль игорного бизнеса, рынков, базаров, торговых точек, ресторанов, кафе, баров, автосалонов, развлекательного бизнеса, рынка ГСМ (АЗС и нефтебазы).

Слева воры в законе: Мухамед Петов (Миша Черкес) и Виктор Рыженков (Петрович Казахстанский)

Слева воры в законе: Мухамед Петов (Миша Черкес) и Виктор Рыженков (Петрович Казахстанский)

По мнению некоторых экспертов, проституцию, торговлю людьми и наркотиками, кроме преступных группировок контролировали коррумпированные сотрудники правоохранительных органов, в том числе совместно с ОПГ; игорный бизнес (казино, игровые автоматы, бильярдные и т. д.), рынки, базары и торговые точки, развлекательный бизнес (дискотеки, ночные клубы и т. д.), рестораны, кафе и бары частично контролировали ОПГ, а в остальных случаях — коррумпированные чиновники; незаконный рынок торговли оружием в 87 % случаев принадлежал коррумпированным военным и выходцам с Северного Кавказа, а похищения людей и захват заложников в 93 % случаев были криминальным бизнесом выходцев с Северного Кавказа и экстремистов, придерживающихся идеи возрождения Восточного Туркестана.

Также, по мнению этих экспертов, участникам ОПГ было невыгодно и опасно заниматься похищением людей и захватом заложников, совершением разбоев, угонами автомобилей, вымогательством и выбиванием долгов, поскольку имелись другие, по их мнению, сравнительно безопасные (как традиционные, так и новые) способы получения преступных доходов. По их мнению, в то время совершение этих невыгодных и опасных уголовных преступлений, было всего лишь закалка духа и «школой» для обучения молодёжи, пополняющей ряды ОПГ. Многие эксперты считали, что торговля человеческими органами была противозаконным бизнесом не связанных с ОПГ отдельных чиновников, имеющих отношение к хирургической и судебной медицине, которым за взятки оказывали содействие отдельные сотрудники правоохранительных органов.

Преступные группировки контролировали незаконную миграцию (хотя существует мнение, что ОПГ принимали участие в этих процессах и получали от этого доходы, но контролировать незаконную миграцию им было не под силу), занимались контрабандой антиквариата и культурных ценностей, радиоактивных веществ, редкоземельных и ядерных материалов, торговлей человеческими органами, контролировали банки и финансовые институты, часть малого и среднего бизнеса.

Также некоторые эксперты считали, что организованная преступность контролировала также крупный бизнес областного и регионального масштаба, и крупный бизнес республиканского и международного уровней (это было наиболее характерно в отношении предприятий металлургической промышленности). Наибольший интерес для преступных группировок представляли нефтегазовый сектор (транспортировка и переработка нефтепродуктов на юге и западе Казахстана), таможенные посты и склады временного хранения, сельское хозяйство, предприятия по выпуску табачной продукции, предприятия рыбной промышленности, инфраструктура железнодорожного транспорта и железнодорожные перевозки, предприятия угольной промышленности, предприятия черной и цветной металлургии (в центральных и восточных районах страны), а также вторичный рынок цветных и черных металлов, предприятия лесной и деревообрабатывающей промышленности, предприятия по выпуску спирта, ликероводочной продукции и безалкогольных напитков.

Таможенные посты и склады временного хранения привлекали ОПГ из-за возможности контрабандного провоза товаров, которые впоследствии реализовывался через контролируемые преступными группировками торговые точки (ОПГ занимались крупномасштабной контрабандой товаров народного потребления и часто, под их прикрытием — контрабандой большого количества оружия и наркотиков на южных границах страны), а также возможности обложения «данью» предпринимателей, экспортирующих и импортирующих товары из-за границы; в сельском хозяйстве их интересовал зерновой рынок (в частности, предприятия по хранению и переработка зерна в северных и центральных районах страны), возможность приобретения земельных наделов, контроль над элеваторами и мукомольными производствами; в нефтегазовом секторе — инфраструктура, связанная с освоением нефтегазовых месторождений, нефтебазы и АЗС; в рыбной промышленности — икорный бизнес (производство и продажа легальных и нелегальных партий рыбной икры в западных районах, прилегающих к Каспийскому морю), незаконный вылов и сбыт крупных партий рыбы как частиковых, так и ценных осетровых пород.

 

Согласно статистике, в то время 12,5 % наиболее характерных и доходных на сегодняшний день для ОПГ преступлений относилось к категории преступлений в сфере экономики, 50 % — к преступлениям общеуголовного характера, а 37,5 % — к преступлениям «на стыке» общеуголовной, экономической и коррупционной преступности. Подавляющее большинство заказных убийств и других преступлений, связанных с организованной преступной деятельностью, борьбой между бизнесменами и криминальными структурами за передел собственности и сфер влияния, были связаны с экономикой и коррупцией, а также совершением преступлений в этих сферах.

К концу 2000-х годов в стране продолжали существовать определённое количество ОПГ, переформатировавшие и изменившие некоторые методы своей преступной деятельности. В конце 2000-х годов в большей степени, чем в конце двадцатого века, в стране были распространены коррумпированные связи между участниками ОПГ и должностными лицами.

В начале 2010-х годов Казахстан находился в процессе экономической трансформации и в особом периоде социальной трансформации, что вместе с глобализацией и изменениями политической и экономической культуры общества приводило к возникновению и развитию преступных организаций. В те годы в стране действовали курдские, чечено-ингушские и другие этнические преступные группировки. Так же как и остальные ОПГ, они больше предпочитали вести экономическую преступную деятельность, чем общеуголовную и насильственную.


Прокомментировать





Метки
Архивы


Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru