Бандитский Петербург — Фека | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |
Контент только для 18+ Сайт MZK1.RU не пропагандирует преступный образ жизни и не побуждает к совершению преступлений. Мы освещаем происходящие и происходившие события так, как это было на самом деле. Каждый преступник должен нести наказание, согласно УК РФ.


Бандитский Петербург — Фека

Владимир Феоктистов - Фека

Владимир Феоктистов — Фека

Гражданин Феоктистов родился в 1945 году в Воронеже, в семье офицера и зубного врача. Вскоре после рождения сына семья переехала в Ленинград. Родители Феки и не предполагали, что их сына будут называть «дедушкой нового русского рэкета», но уж что выросло, то выросло. Сразу после окончания школы Володя Феоктистов поступил в Ленинградский инженерно-строительный институт, но студенческий период в его жизни продлился недолго. Феку из института отчислили, некоторое время он протрудился шофером, а к середине 60-х годов стал довольно заметной фигурой среди мелких фарцовщиков и валютчиков.

Именно за эти шалости Феоктистов и получил свой первый срок в 1964 году, а после отсидки, которая длилась два года, вернулся к прежним своим делам. Деньги у него водились, а жадностью Фека не отличался — любил он шумные «разгуляева» в ресторанах, любил обращать на себя внимание. В 1972 году за дебош в ресторане гостиницы «Россия» Феоктистов получил второй срок — 8 месяцев по «хулиганской» статье. Фека очень увлекался карточной игрой, однако настоящим «каталой» никогда не был. Те, кто всерьез занимались «каткой» в тогдашнем Ленинграде, рассказывали, что Феоктистова привлекали, в основном, для выбивания карточных долгов.

ОПГ Феоктистова

Интересовался Феоктистов и антиквариатом. Мало-помалу вокруг Феоктистова сформировалась устойчивая группа, быстро обросшая «ужасными» легендами — главным образом из-за учиняемых ею дебошей в городских «центровых» кабаках. Феоктистову примыкал Евгений Цветков по кличке Бык, Ваня Капланян по кличке Нахаленок, Владимир Поляков по прозвищу Поляк. Что кается Евгения Цветкова, то он работал когда-то и испектором уголовного розыска, и таксистом, заведовал баней и был офицером Советской Армии. Быком его прозвали за хорошо поставленный удар, потому что в своей спортивной карьере Цветков поднялся до уровня мастера спорта. Позже, кстати говоря, Владимир Цветков примкнул к группировке так называемых «воркутинских».

Фека

Фека

Поляк и Капланян получили меньшую известность — Поляков вообще уехал в Германию, где начал собственный бизнес. По слухам, группу Феоктистова чуть ли не курировал некий Юрий Борисович Рей, но это заявление спорное. Когда Фека «сел» в третий раз, Рей уехал в Канаду, где занимался хищениями автомобилей и аудиотехники, за что, в конце концов, попал в тюрьму. В 90-х годах Рей вернулся в Россию и иногда выступал в Питере «третейским судьей» в конфликтах между расплодившимися бандитскими группировками. Любопытно, что именно Рей всегда был настроен очень агрессивно в отношении этнических группировок, а Феоктистов же, наоборот, любил использовать так называемых «черных» (например, дагестанцев) как наемников.

На самом-то деле, несмотря на рассказы о том, что якобы в конце 70-х годов бригада Феоктистова достигала численности, чуть ли не в сто человек — в группе не было жесткой структурированности и дисциплины. По нынешним временам, когда обыватели уже не удивляются каждодневным выстрелам и взрывам в крупных городах, Феку с его людьми можно было бы назвать просто «проказниками». Но тогда были другие времена, тогда каждый выстрел в городе становился настоящим ЧП. Поэтому, конечно, о Феоктистове, который мог в ресторане ножом отрезать ус непонравившемуся официанту, ходили легенды — как об ужасном бандите. Поговаривали, что к Феоктистову примыкал и некто Юрий Саликов, позже занявшийся бизнесом в Швеции. Саликов никогда не любил себя афишировать, но «работал» активно и удачно. Он спекулировал антиквариатом, умудряясь проталкивать его за рубеж, опекал фабрики цеховиков-подпольщиков, клепавших «фирменные джинсы»…

Группа Феоктистова не отличалась особой жестокостью и «работала», в основном, с теми, кто никогда бы не побежал жаловаться в милицию. Люди Феки бомбили барменов, торгашей, официантов, проституток и таксистов-отстойщиков. Попрактиковавшись в выбивании карточных долгов, команда Феоктистова «переняла опыт» и, взяв на вооружение обычные шулерские разводки, переключилась на состоятельных «крадунов» времен социализма, вымогая у них деньги, например при игре в «шмэн». «Шмэн» — игра примитивная. Два человека тащат из пачки денежные банкноты, а выигрывает тот, у кого на банкноте номер больше.

В самом конце 70-х годов по Питеру прошел слух, что у Феки есть целая фабрика в ФРГ — на самом же деле вершиной технической оснащенности команды Феоктистова были обычные «Жигули» с антирадаром. Росту популярности Феоктистова весьма поспособствовал западно-германский журнал «Шпигель», который опубликовал в 1980 году статью о новом русском мафиози Владимире Феоктистове. Статья, разумеется, дошла до первого секретаря Ленинградского обкома партии Григория Васильевича Романова, и судьба Феоктистова, естественно, была решена.

Рассказывают, что Григорий Васильевич был очень недоволен этой статьей, а Ленинградская милиция и управление КГБ получили основательную «накачку». Само собой, Фека был арестован, но ничего, кроме мошенничества, ему вменить не смогли. Феоктистов получил десять лет строгого режима — и это несмотря на то, что уже тогда прослеживались устойчивые связи его группы с некоторыми достаточно высокопоставленными офицерами милиции (их просто уволили из органов — без особого скандала). Приятелей Феоктистова осудили на меньшие сроки и оставили отбывать наказание в Ленинградской области. Самого же Феку «законопатили» аж в Иркутск и, говорят, вдогонку послали серьезное письмо, в котором призывали лагерное начальство быть особо бдительным в отношении «предтечи русского рэкета». Однако Феоктистов жил в лагере очень даже неплохо, работал нарядчиком — за что впоследствии от него отвернулись многие уголовные авторитеты

Возвращение авторитета Феоктистова

В Питер Феке удалось вернуться только в 1989 году, и он был потрясен теми переменами, которые произошли в городе за время его отсутствия. Новые бандиты уже жили по другим, более жестоким и кровавым законам и понятиям, чем Фека и его группа. Правда, имя Феоктистова было достаточно хорошо известно и уже само работало на Феку. Новая братва встретила его с почетом, рассказывают, ему даже подарили общаковский «БМВ», а сам Феоктистов осел в гостинице «Пулковская», которая в конце 80-х начале 90-х годов стала своеобразным «бандитским штабом». Поговаривали, что кой-какие деньги у Феки были отложены на черный день. Его даже считали богатым человеком. Феоктистов не чурался и приличного общества и даже умудрился выдать свою дочку за потомка великого Бехтерева (кстати, сын знаменитого медика и сам попадал в поле зрения милиции, однако за недостаточностью улик уголовное дело в отношении него было прекращено). И все же Феоктистов так и не смог вернуть себе былого влияния. Однажды его даже избили ногами те, кого уже называли «тамбовцами» — братья Рыбкины и Сергей Васильев. Конфликт якобы разгорелся из-за того, что Фека весьма цинично приставал к девушке Сергея Васильева. Надо сказать, что Феоктистов всегда волочился за женщинами и слыл настоящим бабником. Он любил окружать себя молоденькими девушками и, говорят, частенько на халяву пользовался услугами проституток, что по «понятиям» считалось беспределом.

Могила Владимира Феоктистова

Поскольку в общественном сознании по-прежнему оставался устойчивый миф о «крутом бандите Феоктистове» — естественно, к нему было приковано особое внимание правоохранительных органов. В конце 80-х — начале 90-х многие старые друзья Феки вновь были арестованы, а сам Феоктистов попытался скрыться в Канаде. Но на Северо-Американском континенте он не задержался, не смог. Ему там было слишком скучно. После его возвращения в Советский Союз его незамедлительно арестовали. Любопытна, что после его ареста столик в «Пулковской», который называли «феоктистовским», долгое время никто не рисковал занимать. Летом 1994 года Владимира Феоктистова приговорили к трем годам, трем месяцам и трем дням лишения свободы. С учетом предварительного заключения он уже в начале 1995 снова оказался на свободе. И снова ему организовали пышную встречу, но на серьезные роли в бандитском Петербурге он уже претендовать не мог — состарился, да и время упустил. В 1996 году его часто видели в престижных петербургских ресторанах, где он вел себя все так же шумно, как и в дни своей молодости… После последнего освобождения Феоктистов устроился на работу в фирму «Сардоникс», где его знали исключительно как Владимира Викторовича.


Прокомментировать





Метки
Архивы


Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru