Хопер-Ивест: история аферистов | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Хопер-Ивест: история аферистов

Лев Константинов

Лев Константинов

Одной из самых известных финансовых пирамид лихих 90-х стала компания «Хопер-Инвест». Раскрутке фирмы во многом способствовала хорошо продуманная телереклама. Возможно, было что-то особое и в названии «Хопер»: то ли призыв переть напролом, то ли обещание капнуть по-крупному.

Если лицом «МММ» считался Леня Голубков, то «Хопер» запомнился благодаря каламбурам Лолиты Милявской и Александра Цекало: «”Хопер-Инвест» — отличная от других компания». — «Чем отличная?» — «От других». Запомнился также импозантный армейский капитан, радостно сообщавший: «Ну вот я и в “Хопра“. Я к вам, Катя, за акциями пришел». И девушки-менеджеры  расцветали.

На самом деле Хопер — всего-навсего приток Дона, протекающий по территории четырех регионов России, включая Волгоградскую область. Именно в Волгограде и появилась в 1992 году компания с таким названием, владевшая крупной сетью магазинов. Создали компанию преподавательница института физкультуры Лия Константинова, ее сын Лев и их  родственник, выпускник консерватории Тагир Абазов. Впоследствии Лев Константинов выставлял себя мозговым центром всего бизнеса: «Тогда Россия предлагала единственный канал для самореализации — деньги. И я себя доказал. Первый миллион долларов заработал в 21 год!»

Лия Константинова, напротив, подчеркивала, что занималась делами компании только как мать своего сына, хотя именно ее многие считали настоящим мозговым центром. С Абазовым еще сложнее: из последующих передряг он выкрутился удачнее компаньонов и особо не светился, играя роль серого кардинала. С другой стороны, вроде бы приходившаяся ему тещей Лия Константинова шпыняла зятя, а один раз облила его водой из стакана и треснула факсом.

Летом 1993 года из-за сокрытия доходов на сумму 93 миллиона рублей у первого «Хопра» случились проблемы с налоговыми органами. Тогда-то из ликвидированной головной фирмы и  «вылупились» около сотни коммерческих структур, главными из которых стали инвестиционная компания ТОО «Хопер-Инвест», чековый инвестиционный фонд «Хопер-Инвест-Фонд» и АОЗТ «Хопер-Инвест-Центр».

Лев Константинов

Вместо относительно честной торговли они собирали деньги с населения в обмен на обещания дивидендов, выплаты которых осуществлялись за счет привлечения новых «инвесторов». Схема была абсолютно банальной для того времени, что признавал и сам Лев Константинов: «Однажды увидел рекламу «Русского дома Селенга». Сдал туда 200 рублей и понял: мне это нравится! В отношении “РДС“ я построил целую структуру промышленного шпионажа. Внедрил туда людей, перекупил сотрудников».

Лев Константинов

Лев Константинов

В методах руководители «Хопер-Инвеста» не стеснялись, и наживать врагов не боялись. Руководство собственной службы безопасности подбиралась из опытных силовиков. Так, «первым ценным приобретением на уровне области стал отправленный в отставку начальник Волгоградского управления КГБ. Личная охрана руководителей компании насчитывала около 70 бойцов — преимущественно парней из российской глубинки, желательно с афганским или чеченским опытом. Перебравшись в Москву, Лев Константинов часто устраивал для них подпольные чемпионаты по боям без правил. С одной стороны, это тоже приносило доход, а с другой — он мог проверить парней в деле.

В  работе с персоналом основная ставка делалась на «жесткий корпоративный национализм». Снова дадим слово Льву Консгантинову: «Я упорно и селективно подбирал команду. Тем, кто прошел экзамены и тесты, давали в первый месяц адскую нагрузку — 16-часовой рабочий день 7 раз в неделю. Человек справлялся — принимали на работу. Но только если
он не был судим или не работал в прошлом в торговле. Мне нужны были люди, которым можно доверять. Мы наняли целый штаб историков и сектологов (от слова секта) и прорабатывали идеологию качественного превосходства над другими компаниями. Геральдика, ордена, униформа, вензеля, руны. «Хопер» должен был дать жизнь партии либо движению, но, к сожалению. погиб».

Уже через год работы «Хопер-Инвест» имел филиалы в 74 российских городах и привлек 4 миллиона вкладчиков. Средства на банковских счетах пирамиды не задерживались. Квартира Льва Константинова была завалена инкассаторскими сумками с наличкой, а однажды его самого вместе с Абазовым задержали на таможне при попытке вывезти в Израиль 900 тысяч долларов в    обычном чемодане.

Крах Хопер-Инвест

Начавшийся в августе 1994 года крах «МММ» привлек внимание к проблеме финансовых пирамид, а следовательно, и к примелькавшемуся телерекламой «Хопер-Инвесту». Гром грянул, когда в начале декабря 1994 года председатель Федеральной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку при Правительстве РФ Анатолий Чубайс заговорил о компаниях — «хопрах», связанных между собой общими учредителями и использующими «классические пирамидальные схемы».

Лия Константинова

Лия Константинова

Разумеется, вкладчики ломанулись изымать свои деньги. Конечно же, выплаты прекратились, или, точнее, они продолжали производиться только по отношению к физическим и юридическим лицам, приближенным к владельцам. Или же к тем, с кем связываться было опасно. Запахло откровенным криминалом. Одна из последних партий наличности, собранной у самых доверчивых граждан, была доставлена в московский банк «МОБИ». Буквально через пару часов явился хорошо всем знакомый представитель «Хопер-Инвеста» и заявил, что должен забрать всю сумму, чтобы рассчитаться с вкладчиками. Деньги ему вернули, а спустя несколько дней труп представителя «Хопер-Инвеста» нашли с  простреленной головой в выгоревшей квартире. Судьба денег осталась неизвестной.

В октябре 1995 года МВД возбудило уголовное дело, но было вынуждено скорбно констатировать: «Большинство филиалов даже не вело реестров акционеров, и подсчитать число вкладчиков и количество привлеченных средств крайне затруднительно.

На самом деле искать рядовых вкладчиков не требовалось. Они сами кричали о своих бедах, устраивали пикеты и демонстрации. Проблема заключалась в том, что с юридической точки зрения они признавались кредиторами «5-й очереди» и могли рассчитывать на компенсацию только после того, как будут удовлетворены задолженности по зарплате и претензии, предъявленные юрлицами. Речь шла о 8 миллиардах неденоминированных рублей, которые, по мнению Льва Константинова, можно было вернуть в случае продажи
принадлежавших «Хопер-Инвесту» активов — контрольного пакета петербургского Гостиного двора, 51% акций дома моделей «Кузнецкий мост», здания площадью 14 тысяч квадратных метров в пределах Садового кольца и мотеля-кемпинга «Ольгино». Но на активы, разумеется, был наложен арест и наследники «5-й очереди» выплат по ним не дождались.

Судьба руководителей Хопер-Инвест

Лев Константинов и Тагир Абазов уехали в Израиль, а должность президента «Хопра» в марте 1996 года заняла Лия Константинова. Она уволила 99% из 15 тысяч сотрудников компании, которые, впрочем, в отличие от пострадавших рядовых «инвесторов», получили положенные им выплаты. Собственно, этим позитивные результаты ее деятельности и ограничились. 6 августа 1997 года Лия Константинова была арестована по обвинению в хищении принадлежавших вкладчикам средств. «Ну вот я и втюрьме», —  иронизировала она, войдя в камеру.

Состоявшийся 19 апреля 2001 года суд приговорил ее к 8 годам колонии строгого режима и конфискации имущества. Однако выпустили Лию Константинову досрочно, поскольку к тому моменту она уже отсидела 4 года в СИЗО и была больна раком. В сопровождении судебных приставов хозяйка «Хопра» побывала в конфискованных у нее квартирах, откуда забрала личные вещи, после чего улетела на лечение в Израиль, где и скончалась.

Олег Суздальцев, игравший в фирме роль зицпредседателя, получил 4 года с конфискацией имущества. Отсидев срок, вернулся в Волгоград, где жила его супруга с тремя детьми. Большая часть семейного имущества была распродана. Тагир Абазов поселился с семьей в Израиле, где вел жизнь вполне обеспеченного человека. Фемиде удалось отсудить у него только московскую четырехкомнатную квартиру.

Лев Константинов в Израиле женился, потом развелся. Согласно интервью, данному в 2007 году, наблюдая за тем, как его мать умирала в больнице от онкологии, он пересмотрел шкалу жизненных ценностей. С тех пор тратил на себя в месяц не более 400 долларов, а в холодильнике у него «мышь повесилась». Впрочем, вкладчикам «Хопра» он рекомендовал не расстраиваться, поскольку собирался опубликовать книгу о том, как добиться успеха в бизнесе, получить большой гонорар и часть средств пустить на выплаты пострадавшим. С тех пор ни про книгу, ни про выплаты ничего не слышно.

Загрузка...

Прокомментировать







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru