Первый смотрящий по Белоруссии вор в законе Наум | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Первый смотрящий по Белоруссии вор в законе Наум

Вор в законе Петр Науменко - Наум

Вор в законе Петр Науменко — Наум

В свое время трое людей знали где хранится воровской общак Белоруссии. Это Науменко, Бутьянов и Зильберман. Собственно, они этот общак и создавали, собрав в одну кассу «крупный бизнес» «мелкой братвы». В 2002 году погиб последний из тех, кто мог написать правдивые мемуары на предмет «как это было». По лентам информационных агентств прошло сообщение, что в Витебске застрелен предприниматель Олег Зильберман. Можно было написать, что погиб один из кандидатов на пост мэра Белоярска (есть такой город в Ханты-Мансийском округе). Можно было уведомить, что погиб крупный российский бизнесмен, компании которого занимаются строительством в северных регионах России. На самом деле из пистолета-пулемета «Ингрем», находящегося на вооружении армии США, был убит личный бухгалтер легендарного вора в законе Наума.

Петр Науменко родился 1 февраля 1957 года. Его детство и последующее отрочество примечательными не были. Стандартный советский набор: детский сад, школа. В стенах среднего образовательного учебного заведения Петр Науменко выдающихся способностей не проявлял. Впрочем, сказать, что учился он плохо, тоже было нельзя. Учителя Петра вспоминают его как спокойного мальчика со средними способностями и неукротимым желанием самоутвердиться в жизни.

Реализовывать данное стремление Петр Науменко начал в юности, которая прошла в яростной схватке с законом. Последующие десять лет после наступления совершеннолетия Петр мотался по тюрьмам Советского Союза. Всего у Науменко было три судимости. Две за кражу личной и государственной собственности, одна — за угон автомашины. По последнему делу суд, учитывая предыдущие грехи, определил парня в колонию строгого режима, что была расположена в черте живописного грузинского города.

Там Наум познакомился со многими авторитетами Грузии, а после и с королем преступного мира горной страны. Чем именно приглянулся авторитетным товарищам Петр Науменко, история умалчивает. Однако, даже вернувшись после отсидки в Витебск, Наум своих друзей не забывал. Ежегодно организовывал в областном городе неформальные встречи лидеров преступного мира СССР. В начале 1992 года Наум «засветился» в одном из витебских отделений милиции. Причиной задержания Петра стала его драка с охранником правопорядка, произошедшая возле продовольственного магазина по улице Ленинградской. Казалось, нового срока «окрепшему» на свободе Науму не избежать. Однако психиатрическая экспертиза, проведенная в Новинках, подтвердила заявление Науменко о наличии у него своеобразных «затмений», при появлении которых он не способен контролировать свои действия. Дело закрыли. А в конце того же года Петр Науменко был коронован в воры в законе.

Вор в законе Наум

Короновали Наума в Витебске. Для этого в город съехались видные фигуры грузинского и российского преступного мира. Присутствовали на мероприятии и сотрудники правоохранительных органов. Под занавес торжества они умудрились даже арестовать нескольких «гостей», да конфисковать символическую ленту «короля». Тяжелый золотой крест Науменко удалось отстоять. В итоге, несмотря на наглое вторжение закона, Наум все же вступил на теневой престол.

Поселившись в маленьком частном доме по улице Космонавтов, Петр принялся собирать разрозненные воровские группы в один железный кулак. Напомню, что 1992 год ознаменовался окончательным развалом великого Союза и образованием псевдосамостоятельного СНГ. Соответственно, с изменением государственных границ в теневых кругах были пересмотрены и сферы криминального влияния. Беларусь оставили Науму.

Вор в законе Петр Науменко - Наум

Вор в законе Петр Науменко — Наум

Поначалу новорожденный криминальный регион лихорадило. То там, то здесь вспыхивали и гасли маленькие бунты, образовывались коалиции, возглавляемые жаждущими короны лидерами. Впрочем, о бунтарях было кому позаботиться. Спустя некоторое время они либо исчезали, либо безоговорочно объявляли себя ярыми вассалами Наума. Однако на наведение в криминальном королевстве идеального порядка Петру потребовалось около четырех лет. По их истечении воровская машина, хотя и поскрипывая, стала набирать нужные обороты. Способствовала этому и экономическая ситуация в стране. К тому времени коммунистические теории были яростно отвергнуты, и республика ступила в трясину рыночных отношений.

Кооперативы росли как грибы. Только за один год в витебском облисполкоме было рассмотрено несколько тысяч регистрационных заявлений. По Беларуси — около полумиллиона. И за каждым открывшимся частным мини-заводом или магазином стоял вор в законе Наум. К их возникновению и организации он, конечно же, никакого отношения не имел. Зато вот дальнейшим существованием интересовался. Воровская «держава» и дня не продержалась бы без колоссальных денежных вливаний. Поэтому предпринимателям, помимо государственной системы налогообложения, пришлось чтить и воровскую.

Ежемесячно только с одного коммерческого ларька Наум получал порядка 50-100 долларов. В масштабе же новорожденной Республики Беларусь общий доход воровской кассы вообще не поддавался никакой оценке. Сборы были огромными. Причем, проследить, куда оседали средства «общака», правоохранительным органам в ходе многочисленных и хитроумных спецопераций так и не удалось. Известно только, что теневые транши постоянно находились в движении, деньги вкладывались в различные сферы бизнеса. Об этом было поручено заботиться первому витебскому кооператору Олегу Зильберману.

Под чутким руководством молодого еврея была создана торговая фирма «Экспресс». Основной негласной задачей новоявленной организации было отмывание денег, проходящих через воровскую кассу. Тем более, что тщательной бухгалтерской «обработки» требовала каждая долларовая купюра, которую сборщики дани лично вручали Петру Науменко. Изначальная схема получения денег была предельно проста. Беларусь была разделена на секторы, которые контролировали ставленники Наума. Ежемесячно они вместе со своими подручными совершали обход вверенной им территории, собирая с коммерческого люда щедрые дары. Процентов десять от полученной суммы воровские «вассалы» оставляли себе, остальные деньги паковались в конверты и с нарочным передавались в руки Наума. Затем наставал черед Олега Шнеровича, который через несколько лет продуктивного сотрудничества с криминальным миром был лично представлен Науму, а спустя неделю после памятной встречи стал личным бухгалтером белорусского вора в законе.

Что же касается самого «короля» преступного мира, то к деньгам он относился безразлично. Как утверждают некоторые сотрудники витебского отдела по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, Наум вел аскетический образ жизни. Его жилище различными материальными изысками отягощено не было. Единственное послабление, которое позволял себе молодой «законник», были регулярные дозы опия. Для того чтобы словить кайф, Науму достаточно было позвонить по телефону, и через пять минут в дом приходил врач, который и делал вору укол. Правда, стоит отметить, что «дурью» Наум не злоупотреблял. Опасался потерять заслуженный авторитет.

Смотрящий о Белоруссии

Единственной обязанностью коронованного вора было осуществление руководства действиями всех преступных группировок республики. Для этого Науму не приходилось даже выходить из дома. Все возникающие споры и проблемы решались в его стенах. Свой «Жигуленок» Петр использовал для поездок на природу. Уж очень любил Наум запах сосновой рощи и шашлыков. Однако даже во время отдыха вор не переставал решать насущные проблемы. Обычно, откушав мяса и вдоволь наигравшись с женой Ириной в бадминтон, Наум со своими «генералами» Зильберманом, Рабенком и Бутьяновым, сидя прямо на траве, принимались обсуждать дела насущные.

Воры в законе, вверху: Петр Науменко, внизу: Владимир Клещ

Воры в законе, вверху: Петр Науменко, внизу: Владимир Клещ

Кстати, Бутьянов, известный в воровской среде под кличкой «Гундос», являлся личным водителем Наума. И свой авторитет в криминальных кругах приобрел исключительно за спиной хозяина. Дело в том, что ему приходилось неоднократно возить Петра Науменко на подпольные советы в Грузию, Казахстан, Молдову и Россию. Соответственно, на неофициальной части подобных мероприятий Гундос имел честь лично познакомиться с воротилами теневого бизнеса.

Забегая немного вперед, скажу, что на его судьбе эти знакомства да неутолимая жажда наживы сказались весьма печально. В материалах следствия до сих пор хранятся аудиозаписи этих встреч. В основном, все, что обсуждалось «на травке», касалось экономического существования теневой структуры, увеличения поборов и распоряжений по «отбиванию» голов коммерсантам, нежелающим оплачивать воровскую крышу.

Решал Наум и споры внутренние. Однажды владельцы автостоянки по улице Черняховского отказались платить ежемесячную дань, заявив, что ее от них уже получил некий Маэстро. Маэстро нашли, и деньги были отправлены по назначению. Также большинство приказов Наума касались фирмы «Экспресс». В ее торговое чрево уходило более 80 процентов всех денег черной кассы. Зильберман их оборачивал, извлекал проценты, а затем возвращал.

Как уже говорилось выше, особого стремления к личному обогащению у Наума не было. В то же время нужды в расчетных билетах он не испытывал. Не позволял Петя особо зарываться и своим приближенным. Большая часть денег, которая возвращалась со счетов «Экспресса», шла на так называемый «обогрев» заключенных, злостно нарушающих установленный в тюрьмах Беларуси режим. На оптовых базах Витебска и других городов страны закупались огромные партии продуктов, сигарет и прочего, которые специальный преступный «отдел» отсылал почтой в спецучреждения.

Что же касается проведения на территории страны преступных операций, инициированных ворами других государств, то добро на их осуществление Наум давал лично. Никой самодеятельности на вверенной ему территории Петр не допускал. Впрочем, некоторые мелкие представители теневого мира, не знавшие о существовании подобного жесткого управления, совершали несанкционированные набеги. Однажды группа малолетних угонщиков автомашин позарилась на «Жигули» самого короля, стоявшие возле самого дома авторитетного товарища. Машину искали внутренними силами без привлечения правоохранительных органов. Через день немного потрепанные «Жигули» вернулись к хозяину, а нагловатую «команду» король обязал к выплате огромной суммы за моральные издержки.

Силовики против смотрящего

Однако несмотря на все меры предосторожности, связанные с обиранием предпринимателей, империя Наума просуществовала всего несколько лет. Где-то в начале 1994 года Витебской областной прокуратурой по заявлению нескольких владельцев частных ларьков было возбуждено уголовное дело. Началась оперативная разработка банды. В то время, по словам одного из следователей областного УКОПа, на вооружении милиции не было современных средств прослушивания и слежения, поэтому операм приходилось самостоятельно изобретать тактику для получения доказательств.

К делу даже подключили сотрудников комитета госбезопасности. На протяжении нескольких месяцев домашний телефон Петра Науменко стоял на прослушке, а все встречи, проходящие в воровском доме, фиксировались с помощью специальных жучков. О том, как они попали в теневую цитадель, оперативники стараются не говорить. Дело в том, что законодательная база 94-го за веские и неоспоримые доказательства аудиозапись, сделанную непонятно при каких обстоятельствах, не принимала. Впрочем, продвижение уголовного дела от этого не страдало. Помогали обиженные предприниматели.

Сначала к заявлению о вымогательстве присоединилось только шесть приватных торговцев. Впоследствии недовольных стало значительно больше. В назначенный для уплаты дани день все они получили от оперов помеченные купюры, которые спустя несколько дней были изъяты при обыске в доме Наума. Причем следствию пришлось поспешить, так как вся наличная сумма могла быть передана Петром «бухгалтеру» Зильберману. После чего все помеченные банкноты белорусской милиции пришлось бы искать в каком-нибудь зарубежном банке.

Но операция удалась, и 9 февраля 1994 года Наум был задержан по обвинению в организации в Витебске преступной группировки, занимавшейся вымогательством. Во время проводимых следственных экспериментов и допросов Наум, по словам следователей, вел себя корректно и сдержанно. Видно понимая, что расплачиваться за совершенное придется, оскорблять закон Петр Науменко себе не позволял.

Единственное, от чего страдал законник во время нахождения в камере, так это от отсутствия опия. Прошло не так много времени, как у Петра началась ломка. Охранники же в свою очередь получили указание предотвращать любые попытки передать заключенному вожделенную дозу. Но несмотря на все предосторожности, сотрудники КГБ перехватили телефонный звонок из СИЗО: Наум просил передать ему наркотик и шприцы. Сам факт служебного произвола (единственный телефон с выходом на межгород находился в кабинете заместителя начальника СИЗО, соответственно, кто-то из охранников лично проводил законника из камеры к аппарату) вызвал большую шумиху в Министерстве внутренних дел. Правда, вскоре, не желая, по всей видимости, афишировать нечистоплотность в своих рядах, милиция инцидент замяла.

Преемник Наума

Пока Петр Владимирович Науменко находился под следствием, семья вора не бедствовала. Ирину и обоих дочерей Петра Вова Щавлик и другие авторитеты снабжали всем необходимым. Как-то во время очередного телефонного разговора Вова предложил Ирине в экстренных случаях использовать номер его мобильного телефона. Это было настоящим знаком доверия и расположения. В 1994 году мобильная связь в Беларуси только начинала развиваться, и переносные трубки имели только состоятельные личности. Стоит отметить, что Щавлик, словно предчувствуя последующие трагические события, проявлял пристальное внимание к дальнейшей судьбе Наумовой паствы и его делам. В Витебской областной прокуратуре дело против Петра готовилось к передаче в суд, а значит, авторитетам в скором времени пришлось бы искать того, кто на некоторое время примет часть обязанностей «короля».

Ожидаемая Вовой воровская сходка действительно состоялась. Правда, по другому поводу. Петр Науменко скоропостижно скончался прямо в Витебском СИЗО. Согласно заключению медиков, жизнь первого белорусского вора в законе оборвала острая сердечная недостаточность. На сегодняшний день доподлинно неизвестно, остановилось ли сердце царя криминального мира само или же ему в этом помогли.

Что же касается теневого царства, то в день смерти «государя» оно перешло под управление приемника Наума Вовы Щавлика. Последний первым делом поспешил организовать своему учителю достойные похороны. Петра Науменко хоронили, как героя. В гроб из красного дерева падали цветы и скупые слезы братвы. Ирина также присутствовала на похоронах. Поддерживаемая с одного бока Щавликом, она молча шла во главе процессии.

Слева воры в законе: Владимир Клещ (Щавлик), Сергей Коваленко (Мамонтенок), Борис Петрушин (Боря Брянский), Александр Тимошенко (Тимоха Гомельский) и Камал Мусоян (Камал Тбилисский). Тюрьма Златоуста 1997 год

Слева воры в законе: Владимир Клещ (Щавлик), Сергей Коваленко (Мамонтенок), Борис Петрушин (Боря Брянский), Александр Тимошенко (Тимоха Гомельский) и Камал Мусоян (Камал Тбилисский). Тюрьма Златоуста 1997 год

Похоронили Науменко на витебском Старо-Семеновском кладбище. Спустя неделю гражданская жена вора и его дети получили в качестве поддержки в горе двухэтажный особняк и автомобиль «Мерседес» с привычным Ирине госномером «35-05». Впоследствии размеры ежемесячной «пенсии» гражданской супруге Наума неоднократно урезались. Обсуждался даже вариант полного лишения женщины общаковых дотаций. Дело в том, что после смерти Наума Ирина, самоустранившись от воспитания дочерей, села на иглу. Однако предложение одного из авторитетов не прошло, и постаревшая спутница Петра до сих пор получает достойное содержание.

Криминальные авторитеты возле могилы Наума. Второй слева вор в законе Щавлик

Криминальные авторитеты возле могилы Наума. Второй слева вор в законе Щавлик

Остальным сподвижникам вора повезло меньше. Бутьянов – Гундос — спустя два года после смерти Наума был застрелен возле своей квартиры. То же вскоре случилось и с Зильберманом. Рабенок, который являлся в ОПГ Наума третьим по значимости лицом, получил новый срок. Во время коронации, которую преступники отмечали в одном из ресторанов Витебска, он бахвальства ради выхватил пистолет и выстрелил охраннику ресторана в ногу. Но несмотря на то, что арьергард заметно поредел, белорусская преступная элита жива и до сих пор восседает на своем престоле.

Загрузка...

1 коммент. Добавьте свой ↓

  1. Никита #
    1

    В РБ « Пахан» один !!!! Батька , его кличут !:)))



Прокомментировать







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru