Волжск бандитский | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Волжск бандитский

Волжск бандитскийДо 1996 года в криминальной среде Волжска верховодили бандиты из Казани. Хотя этот город известен собственными воровскими традициями, командовали здесь казанцы, представленные в первую очередь группировкой «Соцгород». Патронируемые ими предприятия, в основном строительные, росли как на дрожжах и быстро набирали обороты. Это вызывало острое недовольство местных бандитов и предпринимателей, отстраненных от самых денежных дел.

Поначалу сообща противодействовать казанцам они не могли. В городке с населением в 60 тысяч существовало сразу пять преступных группировок: могильцовская, фоминская, заринская, макариковская и дружбинская, враждовавшие между собой. Ситуацию изменил 39-летний Николай Могильцов (Могила), соучредитель нескольких фирм и лидер первой из названных группировок. По данным следствия, к 1996 году Могила сумел взять все местные группировки (кроме заринской и, естественно, казанцев) под свой контроль, организовал единый городской «общак» и объявил войну татарским бандитам.

Разборка в Волжске

Повод для боевых действий появился довольно быстро. Дал его лидер «казанских» Наиль Шигабутдинов (Наял), владевший фирмой «Монолит». В сентябре 1996 года компания «Экология», контролируемая членом местной фоминской группировки Евгением Соколовым, поставила «Монолиту» бензин на 20 млн неденоминированных рублей. Вместо наличных Наял предложил бартер, однако поставщиков это не устроило. После этого посланцы Могилы и еще одного авторитета, Макарика, стали донимать Наяла требованиями рассчитаться. В конце концов подручный Могилы Александр Иткин (Сысый) назначил Наялу встречу на 30 октября. К указанному часу тот не явился — задержался в родном Зеленодольске. Освободился он только к вечеру и тут же отправился в Волжск (города разделяет всего десяток километров). Там Наял подсадил в свой SAAB-9000 казанцев Сергея Панкова, Ильдара Сагдиева и заринского бандита Владимира Егорова, после чего вся компания подъехала к Сысыю, который жил в частном секторе на улице Чернышевского. Казанцы были так уверены в себе, что даже не взяли оружия.

Их ждали человек десять могильцовских и макариковских бандитов во главе со своими лидерами. Сысый сходу предъявил Наялу претензии по поводу неявки на «стрелку». Ильдар Сагдиев в ответ поинтересовался, почему это казанцы должны к ним ездить. В этот момент Могила выхватил из-за пазухи парабеллум.

Первый выстрел достался Сагдиеву: пуля пробила ему грудь и легко ранила одного из людей самого Могильцова. Остальные члены его группировки тут же открыли огонь по казанцам. Панков и Шигабутдинов, получив по три пули, все же сумели скрыться за стоящей рядом машиной, отлежались несколько секунд и бросились бежать. Вслед продолжали греметь выстрелы, но было уже слишком темно. Раненые сумели остановить попутку, доставившую их в больницу. Позже в реанимацию привезли и Сагдиева с Егоровым. Спасти последнего не удалось — он умер во время операции.

Плата за позор

Попытки добить бежавших не прекращались. Врачи, лечившие их, неоднократно получали предложения ввести пациентам яд в капельницу или оставить под кушеткой взрывчатку. За отказ расправиться с пациентами врачей жестоко избили.

Но война не была односторонней: пока казанцы залечивали раны, их союзники, заринские бандиты, обдумывали ответный удар. Они похитили Евгения Соколова, с которого и начались разборки. Через пару дней его труп с простреленной из пистолета головой нашли в пригороде Казани.

Могила сбежал в Йошкар-Олу и тут же начал искать киллера, который смог бы прикончить Наяла. Вскоре через коммерсанта Радия Шарифуллина люди Могильцова вышли на Рустяма Халиуллина (Рустяш), который согласился на убийство за $20 тысяч. Но получив аванс, Рустяш затаился, испугавшись, что после выполнения заказа Могила убьет и его.

Вместо Рустяша работу едва не сделали сами казанцы. Татарским «авторитетам» не понравилось, что Наял потерпел поражение от волжского бандита и не попытался его наказать, тем самым дискредитируя казанцев. В результате волжские «авторитеты», развивая успех, начали экспансию в Татарию, добравшись до Зеленодольска. В 1997-1998 годы казанская братва организовала несколько покушений на Шигабутдинова, но все они не удались. В конце концов Наял обратился за помощью к казанской милиции, которая некоторое время даже укрывала его на своих конспиративных квартирах.

Под крышей УБОПа

Через два года после разборки с казанцами в Волжске многое изменилось. К концу 1998 года резко обострились отношения между Могилой и его основным партнером Макариком.
Макарик, группировку которого составляли спортсмены, презиравшие «синих» (уголовников), был недоволен тем, что Могила отправлял деньги в воровской «общак». Видимо, поэтому Макарика и убили — киллер выстрелил ему в грудь 13 раз.

Через девять дней после этого в окно Могилы выстрелили из гранатомета. Могильцов уцелел, а в Волжске началась бойня: члены могильцовской и макариковской банд убивали друг друга на улице, в спортзалах, барах и автомобилях. К войне с казанцами они готовились серьезно, а потому накопили просто фантастические запасы огнестрельного оружия всех видов и модификаций. В ход пошли гранаты, гранатометы, пистолеты, взрывчатка. По сведениям правоохранительных органов, в бандитской войне погибло около двух десятков боевиков и членов их семей.

Проанализировав обстановку, казанские убоповцы пришли к выводу, что ситуацию пора брать под контроль. Причем как в Казани, так и в Волжске. Чтобы «расшевелить» местную братву, милиция вывезла Шигабутдинова в Волжск. Наял в сопровождении оперативников, изображавших его подручных, прошелся по самым людным местам и остановился в кафе, где чаще всего бывали бандиты. Здесь его и заметили люди Могилы. «Авторитет» занервничал и вспомнил о киллере. Люди Могильцова быстро нашли Рустяша и сообщили, что заказанный ему человек находится в городе и в ближайшее время киллер получит оружие.

Июльским утром 1999 года Радий Шарифуллин встретился на железнодорожном вокзале Казани с Рустямом Халиуллиным, которому передал посылку из Волжска — малокалиберный револьвер и 11 патронов к нему. В этот момент обоих и задержали оперативники, предупрежденные Рустяшем. Следом были арестованы Могила и Сысый.
Суд над бандитами должен был начаться еще в мае в Йошкар-Оле, однако рассмотрение дела перенесли в Казань. Как объясняют представители следствия, в столице Марий Эл процесс не имел бы никакой перспективы: слишком хорошие связи были у обвиняемых на родине.

Впрочем, и заседания Верховного суда Татарии в течение полугода откладывались по разнообразным причинам. Начало процесса сотрудники прокуратуры встретили с энтузиазмом: они считали, что доказательств, собранных более чем на десяток подозреваемых, троим подсудимым хватит с лихвой. Часть свидетелей выступала перед судом, надев маски и камуфляж. Более того, показания они давали из соседней комнаты, так что искажавший голос динамик позволял им надеяться на полную анонимность.

Несмотря на все усилия, обвинению не удалось доказать причастность подсудимых к организации преступного сообщества. В результате приговоры, по мнению представителей прокуратуры, оказались шокирующе мягкими.

Могильцова, для которого гособвинитель просил 25 лет, признали виновным в убийстве, покушении, вымогательстве и хранении оружия и приговорили к десяти годам. Шарифуллин за подготовку убийства получил четыре года. А Иткин, которого прокурор предложил отправить на 18 лет в колонию строгого режима, был и вовсе оправдан за недоказанностью.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru