Крупные вымогательства полковников Захарченко и Сенина | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Крупные вымогательства полковников Захарченко и Сенина

Дмитрий Сенин

Дмитрий Сенин

Полковник МВД Дмитрий Захарченко и полковник ФСБ Дмитрий Сенин вымогали у владельца ресторанов «Ля Маре» Меди Дусса взятку в размере 5 миллионов долларов. Об этом в ходе заседания в Пресненском суде Москвы сообщила прокурор Милана Дигаева. Правоохранители, чтобы получить требуемую сумму, организовали налоговые проверки компании Дусса и проверку морепродуктов, ввозимых предпринимателем в Россию.

«Сенин настойчиво вел переговоры… Изначально они требовали у Дусса взятку в размере 5 миллионов долларов… Но затем Лаушкин перезвонил и сообщил, что Дусс не может заплатить 5 миллионов долларов», — сказал гособвинитель.

Переговоры между Дуссом и полковниками МВД и ФСБ вел генерал полиции Алексей Лаушкин. Правоохранителям удалось выбить у ресторатора взятку в размере 800 тысяч долларов. Эту сумму Лаушкин получил от бизнесмена, а после — передал Сенину, который, по версии следствия, разделил взятку с Захарченко.

Напомним, что Захарченко находится под стражей с сентября 2016 года. Ему предъявлено обвинение в получении двух взяток (ст. 290 УК РФ) и воспрепятствовании предварительному расследованию (ст. 294 УК РФ). Вторую взятку полковник и его соучастник получили в виде «услуг имущественного характера». Они получили от Меди Дусса 50-процентную скидочную карту сети ресторанов. Благодаря этой карте правоохранитель сэкономил более 3 млн рублей, в среднем счет за одно посещение заведения составлял 80 тысяч рублей без скидки.

Третий эпизод дела касается препятствования следствию. Захарченко ​предупредил свою знакомую, финансового директора Нота-банка, о предстоящем обыске по уголовному делу о мошенничестве.

Дмитрий Захарченко

Дмитрий Захарченко

Сообщник Захарченко — полковник ФСБ Дмитрий Сенин — скрывается от следствия, дело в отношении него выделено в отдельное производство. Его заочно обвинили в посредничестве и самовольном оставлении места службы. Генерал Лаушкин проходит по делу свидетелем. Он и ресторатор Меди Дусс взяты под госзащиту.

Арест имущества

Первоначально СКР добился ареста порядка 30 квартир, восьми автомобилей и машино-мест, а также несколько земельных участков и домов в Москве и Подмосковье общей стоимостью более 345 млн рублей. Однако юристы нескольких знакомых Сенина смогли снять арест с части имущества. В частности, они убедили Мосгорсуд в том, что больше трети недвижимости было арестовано неправомерно.

Поэтому 6 апреля в Басманном суде представитель Следственного комитета просила продлить арест имущества стоимостью уже в 207 млн рублей. Речь шла о 15 квартирах в Москве и в Балашихе, двух земельных участках и доме в Подмосковье, восьми автомобилях марок Ford Mondeo, Skoda Octavia, Lexus, Toyota Land Cruiser и Merсedes-Benz, а также трех машино-местах.

«В ходе расследования уголовного дела установлено, что Дмитрий Сенин, приобретая различное движимое и недвижимое дорогостоящие имущество, регистрировал его на своих родственников и близких ему лиц», — заявила представитель Следственного комитета. Она отметила, что официальный доход Дмитрия Сенина и его жены Ольги был в разы меньше. Так, в 2009-2015 годы полковник заработал 21 млн 799 тысяч рублей, а его супруга — 10 млн 865 тысяч рублей.

Следователь ходатайствовала о продлении срока ареста имущества до конца расследования дела, то есть до 8 октября 2018 года. Она просила это сделать для возможности обеспечения исполнения предстоящего приговора, в рамах которого может быть наложен штраф. Однако против этого выступили адвокаты, представлявшие интересы трех собственников: Виктора Клуженкова (водитель Сенина), Виктора Ягура (дядя жены Сенина), а также некоего Ивана Кожевникова.

Водитель Сенина оказался владельцем двух автомобилей: Scoda Octavia и Ford Mondeo. Адвокат Виктора Клуженкова указала, что Ford Mondeo ее клиент приобрел на свои средства. Деньги же на покупку Scoda Octavia водителю, действительно, дал его шеф, но лишь в долг, вычитая постепенно их из его зарплаты. «Вся сумма в итоге была Сенину возвращена», — заявила она. Это подтвердил и сам Виктор Клуженков. «Автомобиль Scoda Octavia был приобретен за счет Сенина, но мне не было известно, что деньги были получены им каким-то преступным путем», — сказал он, и просил ходатайство следствия отклонить.

Представлявшие интересы Виктора Ягура и Ивана Кожевникова адвокаты Татьяна Кулик и Елена Шевчук в свою очередь настаивали на неправомерности ареста имущества их доверителей: нескольких квартир и земельных участков с домом. Так, представитель Ивана Кожевникова Елена Шевчук обратила внимание суда на то, что следствие умудрилось добиться одной из квартир ее клиента в Балашихе, которую тот приобрел в ипотеку и еще не расплатился перед банком. По ее словам, еще три квартиры на юго-западе Москвы в районе станции метро «Академическая», и несколько гаражных боксов ее доверитель-риелтор купил для перепродажи. К ремонту недвижимости он привлек жену Дмитрия Сенина Ольгу Сенину, которая зарегистрирована как индивидуальный предприниматель.

Адвокат добавила, что Сенина попросила Кожевникова разрешить временно пожить в одной из квартир классной руководительнице ее дочери. Данное обстоятельство дало повод следствию заявить, что Сенина ее владелица. Юрист назвала доводы о причастности супругов Сениных к покупке квартир ее клиентом несостоятельными. Чтобы убедить суд в том, что ее доверитель мог сам позволить приобрести невидимость, юрист передала в суд ряд документов. В частности, договор займа на 4,5 млн рублей у компании, в которой ранее работал Кожевников, а также сведения о продаже им доли в этой фирме на сумму еще в полмиллиона рублей.

В свою очередь, представитель Виктора Ягура Татьяна Кулик утверждала, что ее доверитель — моряк дальнего плавания — также имел возможность купить несколько квартир. Она рассказала, что ранее Виктор Ягур являлся гражданином Украины и до 2013 года имел банковские накопления на сумму примерно в 420 тысяч долларов. Став гражданином России после присоединения Крыма к России, он решил вложиться в покупку недвижимости. Квартиры для мужчины приобрела его сестра-россиянка, впоследствии оформившая на брата договоры дарения. Адвокат сообщила, что фирма Сениной просто делала ремонты в квартирах дяди.

В завершение юрист обратила внимание суда на то, что следствие вменило Дмитрию Сенину получение преступного дохода на гораздо меньшую сумму, чем та, на которую арестовало недвижимость. «800 тысяч долларов, переданные по версии следствия Сениным Захарченко, это примерно 50 млн рублей. Но следствие просит арестовать имущество на 207 млн рублей», — возмутилась Татьяна Кулик. По ее словам, следствие мотивировало ходатайство об аресте имущества тем, что якобы располагает данными о возможной причастности Сенина к иным преступлениям — с 2008-го по 2013 год. «Но как об этом можно говорить, если по другим эпизодам обвинение еще не предъявлено? Следствие пытается прикрыть этой формулировкой арест иных денежных средств», — недоумевала адвокат.

В ответ на эти аргументы представитель СК заявила, что с 2004 по 2015 годы общий легальный доход Кожевникова составил 9 млн 267 тысяч. Это значительно меньше стоимости находящегося у него в собственности движимого и недвижимого имущества, которое сейчас оценивается в 36 млн рублей, указала она. Кроме того, представитель СК добавила, что стоимость квартир, который приобрели Ягур и его родственники, также «значительно превышали их легальные доходы». Ходатайство следователя поддержала прокурор.

Чтобы принять решение, судье Артуру Карпову потребовалось чуть больше часа. В итоге, выйдя из совещательной комнаты, он просьбу следствия удовлетворил, продлил срок ареста имущества до 8 октября 2018 года.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru