Дело Орлова и Тугушева | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Дело Орлова и Тугушева

Виталий Орлов

Виталий Орлов

В споре за право на активы рыбопромышленного холдинга «Карат» между бывшим замглавы Госкомрыболовства Александром Тугушевым и рыбным магнатом Виталием Орловым наметился серьезный перелом не в пользу последнего. Если события и дальше будут развиваться по наихудшему для него сценарию, то Орлов может не только потерять часть своего миллиардного состояния, но и оказаться фигурантом уголовного дела.

В конце июля 2018 года Высокий суд Лондона заморозил активы владельца «Норебо холдинга» Виталия Орлова на сумму 350 млн. долларов при общей стоимости компании, оцениваемой в 1,5 млрд долларов. В так полюбившийся российскими олигархами суд Великобритании ранее обратился бывший партнер, а ныне оппонент Орлова Александр Тугушев, который полагает, что его не только кинули, но еще и подставили.

Александр Тугушев

Александр Тугушев

История их взаимоотношений похожа на многие другие, которые происходили в период развития крупного бизнеса в России. Выпускники мурманской мореходки Тугушев и Орлов в 90-е начали делать первые шаги в перспективном рыбопромысловном бизнесе. Тугушев основал собственную компанию, а Орлов устроился на работу в шведскую Scansea International, которая закупала рыбу у моряков в Мурманске, в том числе и у компании Тугушева, и продавала ее в Норвегии. В 1997 году Орлов вместе с совладельцем Scansea International шведом Магнусом Ротом основали в Норвегии Ocean Trawlers, которая занялась поставкой траулеров в Россию в обмен на рыбу.

Позже Орлов в своих показаниях, которые он вынужден был давать в связи с конфликтом с Тугушевым, заявлял, что заниматься рыбодобычей в России им мешала непрозрачная система распределения квот на вылов. А Тугушев как раз имел возможности их получать. У иностранцев в те времена были необходимые средства, современный флот и налаженные рынки сбыта, от россиян же требовался лишь доступ к ресурсам. Поэтому в конечном итоге стороны решили объединить свои усилия по ведению бизнеса.

При этом свои деловые отношения стороны решили оформить по нормам английского права (Partnership Act 1890, Trustee Act 1925, Trustee Act 2000), заключив соглашение о партнерстве (general partnership). Зачастую оно делается в устной форме. По словам же Тугушева, в их случае был составлен документ на английском языке в единственном экземпляре, который хранил у себя Орлов.

Согласно достигнутым договоренностям, Магнус Рот обязался привлекать финансирование для развития бизнеса, Орлов принимал на себя обязательства по осуществлению общего руководства и координации всех входящих в холдинг структурных подразделений и обеспечивать торгово-закупочные операции, а Тугушев должен был заниматься стратегическим развитием холдинга, приобретением новых добывающих подразделений и обеспечением получения квот на добычу рыбопродукции.

Холдинг карат

РБК сообщает, что в 1998 бизнес-партнеры создали новый холдинг — «Карат», в котором, по словам Тугушева, он получил долю в 34%, а Орлов и Рот — по 33%. Орлов же в интервью этому изданию в 2017 году заявил, что не учреждал с Тугушевым «Карат».

Магнус Рот

Магнус Рот

Официальным началом своего партнерства с Тугушевым он считает 2001 год, когда вместе с еще рядом лиц было создано ЗАО «Альмор Атлантика». При этом соучредитель ЗАО «Норебо Инвест» (российский представитель Ocean Trawlers) внесло свой вклад в создание компании деньгами, а остальные участники акциями своих компаний. В частности, Тугушев вложил принадлежащие ему акции ЗАО «РК «СОГРА», ЗАО «Каратт», ЗАО «Гавань», что с учетом фактических итогов формирования уставного капитала «Альмор Атлантика» составило 20 318 акций номинальной стоимостью 1 руб. каждая.

Стоит отметить, что, согласно финансовым выпискам, имя Орлова не значится среди учредителей ни «Карата», ни «Альмор Атлантики». До 2014 года Орлов вообще имел гражданство Норвегии, отказаться от которого его побудила лишь новая позиция России по отношению к лицам со вторым гражданством, приравнявшая их к иностранным инвесторам, что было невыгодно Орлову при ведении бизнеса в стране.

Тем временем после объединения дела у партнеров пошли хорошо — к началу 2000-х их предприятия стали одними из крупнейших поставщиков минтая, трески и пикши на российском рынке. Но амбиции двигали их дальше. А для этого нужно было получить контроль над распределением квот, что в российском рыбном бизнесе являлось ключевым фактором.

Тем более, что неоднократно меняющаяся система делала ее крайне непрозрачной и коррупционной. Сначала допустимое количество вылавливаемой рыбы определяли чиновники. С 2000 года была введена система распределения квот через аукционы — 60% квот на вылов морских биоресурсов распределяли местные власти, 40% — через федеральные аукционы. А в 2003 году началось обсуждение новых правил, согласно которым квоты должны будут распределяться сразу на пять лет по «историческому принципу» — на основании показателей добычи компаниями за три предыдущих года.

История Тугушева

В 2003 году Тугушев перешел работать на пост замглавы Госкомрыболовства (позже преобразованное в Росрыболовство), которое как раз и занималось распределением квот.

К концу 2003 года в СМИ появилась информация о том, что Тугушев участвует в нелегальных схемах — добытая российскими компаниями в рамках квот рыба выводилась за рубеж в интересах норвежской Ocean Trawlers.

А уже в июне 2004 года Тугушева задержали по заявлению дальневосточной компании «Поллукс», которой Тугушев якобы за взятку в 3,7 млн долларов обещал выделить квоты на вылов 50 тыс. т минтая, однако дал квоту лишь на вылов 7 тыс. т. В феврале 2007 года Тугушев и его сообщники были признаны виновными в вымогательстве и мошенничестве. Бывший замглавы Госкомрыболовства получил шесть лет тюрьмы. У него конфисковали земельный участок на Николиной Горе, автомобиль Audi и 400 тыс. долларов, обязав выплатить «Поллуксу» еще 3,63 млн долларов.

Александр Тугушев в суде

Александр Тугушев в суде

Но перед переходом на госслужбу, как того и требовало российское законодательство, он полностью вышел из бизнеса. Правда, позиция сторон, на каких именно условиях это произошло, и стала камнем преткновения в споре Орлова и Тугушева. Последний утверждает, что переписал свою долю в ставшей к тому времени ключевой компании партнерства ЗАО «Норебо Инвест» на номинальных акционеров. Виталий Орлов же настаивает, что его партнер получил за пакет 30 млн долларов. На бумаге же Александр Тугушев и вовсе продал свою долю за те самые номинальные 20 318 рублей.

Тем не менее, освободившись в 2009-м, Александр Тугушев вновь был принят в компанию в качестве советника Орлова (формально был трудоустроен на одном из предприятий группы). Также он был членом совета директоров ПАО МТФ и ЗАО «Акрос». При этом Орлову принадлежало 67% совместного бизнеса, Роту — 33%. Не обремененный же законодательными ограничениями Тугушев захотел вновь войти в компанию на правах совладельца и стал требовать принадлежащую ему долю, которая, по его словам, находилась у Орлова в доверительном пользовании. В феврале 2013 года Орлов отстранил Тугушева от управления холдингом. Конфликт перешел в горячую фазу.

В октябре 2015-го Орлов предложил Тугушеву компромиссный, по его мнению, вариант — отказаться от притязаний на долю и признать, что в 2003 году он продал акции «Альмор Атлантики», получив за них 30 млн. За соглашение с этими условиями, по словам Тугушева, ему предлагалось 60 млн долларов отступных. Он же настаивал на трети активов, оцениваемых в 350 млн.

Делимханов

Адам Делимханов

В ноябре 2015-го Александр Тугушев привлек к переговорам с Орловым юристов адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», которые в личной беседе грозились обратиться за помощью к депутату Госдумы, другу главы Чечни Адаму Делимханову, который, как предает их слова Виталий Орлов, «высокоэффективен в корпоративных вопросах в силу того, что его методы сомнительны с точки зрения чистоты, так как ему никто не запрещает делать что-то вне рамок закона».

Неизвестно, куда бы завел бывших партнеров этот корпоративный спор, как вдруг 18 декабря 2015 года его разрешил Коптевский районный суд Москвы, который отказал Тугушеву в установлении факта учреждения Орловым, Тугушевым и Магнусом Ротом полного товарищества с 1998 года. Не признал факт заключения с 2003 года между Орловым и Тугушевым договора доверительного управления долями Тугушева в полном товариществе. Наконец, отказал в признании права на 33,3% акций объединенного холдинга «Карат» и, соответственно, во взыскании с Орлова как с партнера в полном товариществе дивидендов, причитающихся Тугушеву.

Правда, вскоре представители Тугушева подали апелляцию в Мосгорсуд, который аннулировал решение Коптевского районного суда на том основании, что рассмотрение акционерных споров находится вне его юрисдикции — подобные дела должны рассматриваться арбитражем.

Однако самое интересное в этой истории заключается в том, что, по данным источника «Преступной России», сам Тугушев не имел никакого отношения ни к первоначальному иску, ни к апелляции в Мосгорсуд и узнал обо всем этом лишь год спустя по чистой случайности.

Алексей Дрындин

Алексей Дрындин

Проведенная по просьбе Тугушева экспертиза установила, что выданная действовавшему якобы по его поручению адвокату Алексею Дрындину доверенность и представленные Сергеем Голубевым, представлявшим интересы Орлова, документы были поддельными. Кроме того, на момент выдачи доверенности, которая, по утверждению Дрындина, произошла на Кипре, Тугушев там вообще не находился.

Далее стало еще интересней — уже реальный защитник экс-чиновника Валерий Парфенов полагает, что Голубев и Дрындин, скорее всего, были знакомы лично до начала процесса.

В итоге, как стало известно «Преступной России», у Тугушева есть основания полагать, что Орлов сфабриковал данный процесс, чтобы получить официальное судебное решение об отказе Тугушеву в праве владения третью акций холдинга, которое могло бы помочь ему в дальнейших спорах. Для этого Орлов специально арендовал однокомнатную квартиру в Коптевском районе, чтобы обеспечить рассмотрение иска против него в местном суде.

После этого Орлов, вероятно, счел, что решение районного суда будет выглядеть недостаточно весомо, и решил сфабриковать апелляцию в Мосгорсуд от имени Тугушева, рассчитывая на то, что суд не будет вникать в подробности дела и апелляция будет отклонена, а на руках у него в результате окажется решение суда более высокой инстанции. Однако его расчет не оправдался, поскольку именно в это время в России разворачивался скандал, связанный с выводом из страны грязных денег с помощью фальшивых судебных приговоров, и московские суды стали гораздо тщательнее изучать материалы.

Тем временем Тугушев, не зная о том, что он уже является участником судебного разбирательства, в 2016 году написал заявление в правоохранительные органы Мурманска о хищении у него акций «Альмор Атлантики». Однако Орлов попытался и здесь его переиграть, подав встречное заявление, обвинив своего экс-партнера в вымогательстве и принуждении к совершению сделки (ст. 163 и 179 УК РФ). К нему он приложил записи телефонных звонков, на которых некий уроженец Чеченской Республики Муалади Джамалдаев грозится «оторвать Орлову и его семье ноги», если он не отдаст Тугушеву долю.

При этом «адвокат» Орлова Сергей Голубев в данной истории неожиданно «переквалифицировался» в свидетеля. А задержанный Джамалдаев охотно рассказывал о встречах с Тугушевым для получения инструкций. Правда, он не мог знать, что как раз в это время Тугушев находился за рубежом, что подтвердилось отметками в загранпаспорте.

И несмотря на то, что в апреле 2016 года Орлову было отказано в возбуждении уголовного дела в отношении Тугушева, в конце года он был помещен под домашний арест. Лишь в марте 2017 года суд заменил ему меру пресечения под подписку о невыезде.

При этом, пока суд да дело, Орлов в 2016 году выкупил оставшиеся активы «Норебо холдинга», став единоличным его владельцем. «Норебо холдинг» — крупнейший добытчик рыбы в России. По его собственным данным, суммарный улов в 2017 году составил около 600 тыс. т рыбы. Холдинг контролирует около десятка компаний, занимающихся рыбной ловлей на Севере и Дальнем Востоке России. Год назад им принадлежала квота 15% на вылов минтая, трески и сельди. Согласно рейтингу Bloomberg Billionaires Index, в начале 2017 года состояние Орлова превысило 1 млрд долларов.

Адвокат Сергей Голубев

В марте 2018 года адвокат или же псевдоадвокат Орлова Сергей Голубев был задержан в связи с событиями вокруг другого мурманского рыбопромышленника, Юрия Тузова. Тузов обвиняется в организации похищения финансиста Павла Сурина с целью убедить того простить компании Тузова вексельный долг на сумму 400 млн рублей. Голубев выступал адвокатом Тузова в суде и принимал участие в нападении на юриста компании Сурина и похищении у него подготовленных к слушаниям материалов и печати компании.

Юрий Тузов (выделен)

Юрий Тузов (выделен)

Благодаря похищенной нападавшими печати в конце 2014 года сторона Тузова добилась все в том же (!) Коптевском суде признания векселя на 400 млн рублей недействительным, а Сурину потребовался еще год, чтобы добиться отмены этого решения. Также Голубев был непосредственно причастен и к похищению Сурина.

После этого цельная конструкция Орлова по очернению Тугушева несколько пошатнулась. Тем более, что, как стало известно «Преступной России», при аресте у Голубева нашли поддельные документы с подписью Тугушева, в том числе те, которые он демонстрировал в Коптевском суде.

Все это наводит на мысль, что Голубев является членом преступной группы, которая для обеспечения своим клиентам благоприятного для них судебного решения на протяжении уже долгого времени занималась подделкой документов, похищениями и прочими преступлениями. При этом группа, очевидно, имела связи в Коптевском суде, а Орлов и Тузов воспользовались ее услугами. К текущим обвинениям в адрес преступной группы Голубева может быть приобщено заявление Тугушева в связи со странным процессом в Коптевском суде, и это в свою очередь наводит тень уже на Орлова, который, конечно же, не мог не знать о происходящем.

Несомненно, именно эти вновь открывшиеся обстоятельства придали Тугушеву уверенности в правоте и силы для апеллирования к английскому правосудию. По утверждениям его адвоката Ричарда Слэйда, предприниматель стал «жертвой многогранного и изощренного заговора», за которым якобы стояли Орлов и еще один партнер, направленного на лишение его доли в общем бизнесе.

Виталий Орлов

Виталий Орлов

То, что Орлову есть что скрывать, демонстрирует и тот факт, что его защита в Высоком суде Лондона ходатайствовала, чтобы сведения об активах предпринимателя, затребованные судом, были переданы только английским представителям Тугушева, но не самому истцу из-за «обоснованных опасений» их использования в «иных целях». При этом, по данным агентства Bloomberg, Орлов не выразил намерения обжаловать решение суда об аресте 350 млн долларов.

Ставки для Орлова сейчас поднялись гораздо выше, чем требование Тугушева вернуть ему его часть. И если этот маятник продолжит раскачиваться, то Орлов может столкнуться не только с серьезными репутационными и финансовыми потерями, но и сам стать фигурантом уголовного дела. И несмотря на то, что партнеры строили свой бизнес по понятиям, ответить теперь, вероятно, придется по закону. Преступная группа «адвокатов», которая среди прочих работала на Орлова, уже привлекла внимание российских правоохранителей и может также заинтересовать британский суд в ходе рассмотрения корпоративного конфликта между Орловым и Тугушевым. Так что поводов для беспокойства у мурманского «рыбного короля» становится все больше.

Загрузка...

Прокомментировать







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru