Кровавая графиня Батори | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Кровавая графиня Батори

Элизабет Батори

Элизабет Батори

Образ Элизабет (Эржебет) Батори, купающейся в заполненной кровью девственниц ванне, вошел в хрестоматию готических ужасов. Вот только несколько такой образ соответствует реальной истории? Была ли она, как о том сообщает Книга рекордов Гиннесса, рекордсменом по серийным убийствам или несчастной женщиной, ставшей жертвой клеветы и провокации?

В XVI веке семья Батори была, пожалуй, самой могущественной на землях, включающих территории современной Венгрии, Словакии и северо-западной Румынии (образовывавшей в то время полусамостоятельное княжество Трансильванию). Считаясь формально поданными австрийской династии Габсбургов, Батори часто вели собственную игру, заигрывая и водя за нос то австрийцев, то турок, то поляков. И хотя Элизабет была всего лишь женщиной, уже в силу своего происхождения она должна была в этих интригах участвовать. Это ее и сгубило.

Посмотрим же, что из биографии Кровавой графини можно считать точно установленным, что вызывает сомнения, а что можно отнести к явным домыслам и легендам.

Элизабет Батори

Элизабет Батори родилась 7 августа 1560 года в венгерском городке Ньирбатор, в одном из фамильных особняков, точное количество которых (вместе с родовыми замками) вряд ли поддается исчислению. Впрочем, семейство было большим, так что на каждого из его членов особняков и замков приходилось не так уж и много. Поэтому для лучшей сохранности семейных владений Батори не чурались браков между близкими родственниками.

Во всяком случае, отец и мать девочки, хотя и происходили из разных ветвей семейства, носили одну фамилию и являлись близкими родственниками. А кровосмешение, как известно, не способствует производству на свет здорового потомства. Впрочем, никаких физических отклонений у девочки не было. Преподаватели отмечали ее живой ум, поскольку,
преуспевая по всем предметам, она, словно шутя, освоила три языка — немецкий, латынь и греческий. Хотя с учетом положения, которое занимала женщина в тогдашнем обществе, науки ей были, в общем, без надобности.

Ференца Надашди

Ференца Надашди

В 15 лет Элизабет вышла замуж за представителя другого влиятельно венгерского семейства Ференца Надашди, преподнесшем ей в качестве свадебного подарка расположенный у подножия Малых Карпат Чахтицкий замок с 17 окрестными деревнями. На свадьбе гуляло 4,5 тысячи гостей, но после окончания медового месяца муж отправился доучиваться в Вену. А молодая жена осталась скучать в одиночестве, что, вероятно, привело к закончившемуся трагедией любовному роману с одним из слуг по имени Ласло Бенде.

Супруг узнал о случившемся и по возвращении кастрировал соперника, после чего бросил его на растерзание собакам. Родившаяся от этой связи внебрачная дочь Анастасия была разлучена с матерью, и никаких сведений о ее дальнейшей судьбе не сохранилось. Если не подтвержденные документами слухи об этом романе правдивы, то можно предположить, как случившееся повлияло на психику графини.

На нелады в семье косвенно указывает тот факт, что первый ребенок (дочь Анна) появился у супругов только на десятом году брака. Позже, впрочем, у них родились еще две дочери и трое сыновей, не считая еще одного сына, умершего во младенчестве.

Надо сказать, что Ференц Надашди нечасто бывал дома, поскольку с 1578 года периодически участвовал в многолетней войне с турками, снискав себе прозвище Черного витязя. Элизабет оставалась за хозяйку, а иногда выступала и в качестве воина, организуя оборону фамильных владений, когда к ним слишком близко подбирались османы. Репутация у нее в эти годы была хорошая: она помогала пострадавшим во время боевых действий женщинам, опекая в том числе тех, что забеременели, будучи изнасилованными врагами.

Нехорошие слухи начали распространяться позже, с конца 1580-х годов, когда стали поговаривать, что графиня плохо обращается со своими служанками и крестьянками. Кого-то она могла стукнуть дубинкой, кому-то давала пощечины, а кому-то прокалывала иголками губы, руки, груди. Чудовищно, но формально подобные факты еще не означали состава преступления. По нормам тогдашнего права, со своими крестьянами графиня могла обходиться как хотела, по крайней мере, пока дело не доходило до убийства. А об убийствах речи до поры до времени не было.

Чахтицкий замок

Чахтицкий замок

В 1601 году ее супруг, наконец, вернулся с бранных полей, а спустя три года от полученных ран скончался. Перед смертью он попросил оберегать свою жену и детей тогдашнего палатина (правителя) австрийской части Венгрии Дьёрдя Турзо (1557-1616 годы). Персонажем тот был весьма колоритным: многие современники считали его законченным мерзавцем, но с удивлением отмечали, что он способен на благородные и рискованные поступки, объясняя, впрочем, его поведение стремлением к дешевой популярности.

Кровавая графиня

Именно после смерти Черного витязя слухи о злодействах графини стали шириться и расползаться по Венгрии. На чем они основывались? Очевидно, что после смерти супруга характер графини не стал лучше. Черноволосая красавица с правильными чертами лица, она чувствовала, что лучшие годы проходят, и заводила себе любовников, среди которых называли даже знаменитого итальянского художника Караваджо, находившегося в то время в бегах по обвинению в убийстве.

Но он вскоре получил амнистию и вернулся в Италию, а образованная и жаждущая острых ощущений красавица осталась прозябать в своей провинции. Конечно, она молодилась, наверняка прибегала к отварам и целебным ваннам, но относительно купаний в крови девственниц налицо явное преувеличение. Особенно если говорить о девственницах из знатных
родов, исчезновение которых никак не могло остаться незамеченным и у которых были влиятельные родственники, способные жестко разобраться даже со знатной и влиятельной вдовушкой.

По легенде, в подвалах замка были оборудованы камеры пыток, где графиня истязала своих жертв

По легенде, в подвалах замка были оборудованы камеры пыток, где графиня истязала своих жертв

Зато очевидно, что людям подневольным жилось у графини несладко. Когда к ней приезжали гости, слуги всячески норовили задержать их, прогоняя коней или портя кареты. Но гости все равно рано или поздно уезжали, и графиня давала волю своей черной энергии. Заподозренному в краже могла сунуть в руку раскаленную монету. Одной из служанок она в приступе гнева подожгла все волосы на голове. Других голышом выгоняла на улицу, заставляя работать.

Более того, говорили, что обнаженных женщин обливали водой и они превращались в ледяные статуи. Молва росла и ширилась, рассказы о злодействах графини обрастали новыми подробностями. Говорили, что в подвалах Чахтицкого замка она оборудовала камеру пыток, где была полая кукла самой графини с шипами внутри, в которую помещали обреченных на смерть. Рассказывали, что графиня совала иголки под ногти своим пленникам или, войдя в раж, выдирала у них щипцами клочья мяса.

Впрочем, не факт, что такие рассказы относятся ко времени, о котором идет речь, а не являются порождением беллетристов, в своих вдохновенных фантазиях оглядывавшихся на состоявшего в родстве с семьей Батори правителя Влада Цепеша (прототипа графа Дракулы). Про него много чего нафантазировали.

Команда палачей

Тем не менее факт остается фактом: овдовев и став полновластной хозяйкой в своих владениях, графиня окружила себя «командой» с единственным мужчиной — уродливым горбуном-лилипутом Фицко, которому, разумеется, приписывали любовную связь с его госпожой-красавицей. Но вдохновительницей всех злодейств графини в народе называли знахарку по имени Анна Дарвулия, тоже, разумеется, записанную в любовницы графини. Та умерла от эпилепсии в 1606 году, и главными соратницами графини стали ее служанки — Ката Беницка, Доротея Шемтес, Илона Ио, а также новая любовница, выполнявшая скорее функции фрейлины, Эжси Майорова.

Первые обвинения в том, что графиня похищает и убивает молодых девушек, озвучил лютеранский священник Иштван Мадьяри. Некоторые историки видят здесь конфессионально-политическую подоплеку, поскольку за лидерство в протестантизме в Венгрии в то время боролись между собой лютеране и кальвинисты. А графиня Батори была кальвинисткой.
Так или иначе, от дальнейших обвинений Мадьяри воздержался, зато эстафету у него подхватил преподобный Майорош — исповедник покойного мужа графини.

Дело в том, что в окрестностях Чахтицкого замка все чаще стали находить трупы замученных девушек и расчлененные тела, опознать которые оказывалось невозможно. Были то жертвы графини или люди, погибшие от рук разбойников, — неизвестно, но общественное мнение указывало на Элизабет Батори как на злодейку. К этой кампании подключились и родственники, недовольные тем, что она продала фамильный замок Девено, а затем заложила другой замок Бецков.

Страшные события

Страшные и загадочные события произошли зимой 1609 года, когда Элизабет Батори пригласила в свою резиденцию два с половиной десятка дочерей бедных дворян якобы для преподавания им хороших манер. По версии самой графини, одна из приглашенных сошла с ума и, убив нескольких девиц, свела счеты с жизнью. Те, кто сумел вырваться из замка, заявляли, что их подруг замучили до смерти, а сами они чудом избежали гибели.

Палатин Турзо

Палатин Турзо

Понятно, что дочери дворян — не крестьянские дочери, и в дело вмешался палатин Турзо. Нанесенный им удар оказался сильно отсроченным, но внезапным. 30 декабря 1610 года Турзо со своей свитой ворвался в Чахтицкий замок и, по его словам, захватил графиню с поличным, когда она пытала одну из своих пленниц, а другая уже лежала бездыханной. Графиню заключили под домашний арест, приступив к сбору и систематизации доказательств. В общей сложности было опрошено около 300 свидетелей, но показания только 13 из них оказались зафиксированы собственноручными подписями. Двое указали, что лично видели, как графиня пытает молоденьких служанок. Говорилось, что она втыкала в них иглы, откусывала куски плоти, приказывала обливать холодной водой на морозе.

Некая женщина по имени Сусанна сообщила, что обнаружила в одной из книг графини полный список ее жертв, включавший 650 имен, но в материалах дела этот убийственный вещдок не фигурирует. Тем не менее прозвучавшая на суде цифра 650 жертв как раз и обеспечила графине место в Книге рекордов Гиннесса.

Многие историки делают акцент прежде всего на политической подоплеке дела. Если первое обвинение против графини озвучил лютеранин Мадьяри, то отмашку на проведение расследования против фактической главы Венгерских кальвинистов дал лично император-католик Матьяш II Габсбург. Противостояние между католиками и протестантами в
Австрии хотя и не приняло формы масштабных религиозных войн, все-таки было достаточно острым и к тому же накладывалось на предпринимаемые венграми попытки
восстановить независимость.

Родственники графини правили в Трансильвании, а ее дядя в свое время был королем Польши. В общем, в случае национального восстания, графиня, хотя бы благодаря громкому имени, могла стать его лидером и рассчитывать на поддержку как минимум двух соседних держав. Другое дело, нужна ли ей была большая политика? Стремилась ли она к чему-то
большему, нежели продление молодости и возможность удовлетворять свои, явно не самые благопристойные наклонности?

Палатин Турзо явно имел в деле свой интерес, сумев после завершения процесса заметно округлить за счет графини собственные земельные владения. Хотя в материальном смысле больше всего выиграли ее сын Пал и двое зятьев, явно не испытывавшие теплых чувств к своей матери и свекрови. В общем, графиня мешала многим. У давших показания на хозяйку горбуна Фицко и двух служанок (Шемтес и Йо) — они явно были вырваны под пыткой. С ними, к слову, расправились сразу же после оглашения признаний — оторвали пальцы раскаленными щипцами и сожгли на костре.

Служанка Ката Беницка, наговорив следователям больше всего, отделалась пожизненным заключением, поскольку якобы действовала по принуждению. С другой стороны, формальных оснований для реабилитации Кровавой графини тоже не имеется. Учитывая количество опрошенных свидетелей и обилие косвенных доказательств, можно с уверенностью говорить, что с 1585 по 1610 год Элизабет Батори замучила от 36 до 80 человек за различные подлинные и мнимые провинности, преимущественно по хозяйственной части.

Конечно, некоторые феодалы того времени могли «похвастаться» и более внушительными результатами, но это, конечно, не оправдывает ее садистских наклонностей. Другое дело,
что суд проявил в данном случае весьма характерную избирательность. Кровавую графиню приговорили к пожизненному заключению в одной из комнат Чахтицкого замка. Фактически ее заживо замуровали, оставив лишь небольшие окошки для вентиляции и подачи пищи.

В этом узилище она провела более трех лет и скончалась 21 января 1614 года‚ оставив потомкам образ купающейся в крови черноволосой красавицы.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru