Кокаиновая империя Акино | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Кокаиновая империя Акино

Сильвио Акино

Сильвио Акино

До убийства неизвестным киллером журналист Ян Куцяк входил в состав международной группы журналистов-расследователей, которые работали над проектом об иностранных наркоторговцах, подозреваемых в отмывании денег в его родной стране. После его смерти команда продолжила разоблачать криминальную группировку и ее деятельность.

Расследование разоблачает международный криминальный круг наркодельцов, связанных с итальянской мафией. Группировка базировалась в Бельгии, проворачивала сделки в Нидерландах и сотрудничала с поставщиками из Коста-Рики и Колумбии, которые прятали крупные партии кокаина в поставках фруктов из Латинской Америки в Западную Европу.

Крупнейшая операция бельгийских правоохранителей под названием Раак («удар» по-нидерландски) сорвала работу преступной сети в связи с убийством ее идейного вдохновителя, который не успел предстать перед правосудием.

В разных частях мира продолжают орудовать подразделения преступной сети, несмотря на действия бельгийской полиции. И даже в самой Бельгии наркоторговцы вскоре смогли возобновить активность.

Криминальная организация Акино

До своего внезапного убийства Сильвио Акино был главным подозреваемым в деле, которое называют одним из крупнейших в истории наркоторговли Бельгии. Расследование Раак о контрабанде кокаина, в котором было 34 фигуранта и более 8 миллионов евро, изъятых в виде наличных, наркотиков, машин и оружия, затянулось на четыре года, пока наконец не завершилось 1 февраля 2017 года.

Семья Акино ввозила крупные партии кокаина через порт в Роттердаме. Этот факт частично объясняет то, почему Нидерланды в последние годы стали основной входной точкой в Европу для южноамериканского кокаина. Что же представлял собой лидер криминального клана Сильвио Акино накануне смерти?

Акино растил отец-итальянец во фландрийском городке Маасмехелен с населением около 38 тысяч человек. Еще в молодости Акино стал ключевой фигурой на арене международной наркоторговли. (Известно, что последним местом работы Акино до ухода в наркобизнес была пиццерия.)

До последнего расследования в послужном списке Акино было множество обвинений, среди которых международный оборот наркотиков в Бельгии в 1998 году, похищение в 2004 году человека, продавшего Акино сахар вместо кокаина, организация преступного сообщества и экспорт в Австралию 6,5 тонны экстази в таблетках в 2014 году. Внешность лысого, крепкого и гладко выбритого Сильвио Акино соответствовала его работе. Работал он много.

Доказательства, представленные в суде, создают образ человека, который предан своей семье и служит для ее обогащения, как и полагается дону мафии. «Я с улицы. Я похищал людей и занимался этим всю свою жизнь, — говорил он своим подельникам. — Я не хочу проблем. Мне нужен нормальный бизнес. Я хочу зарабатывать деньги для семьи».

Старший брат Сильвио Раф считал себя «крестным отцом». Но в действительности во главе преступной организации стоял Сильвио. Его жена, словачка Сильвия Лискова, была верной опорой мужу. Она была в курсе дел Сильвио и получала выгоду от его противоправной деятельности. Семейная пара проживала на роскошной вилле в Маасмехелене, которая называлась в честь Лисковой. Дом был защищен, словно бункер, оснащен камерами видеонаблюдения и окружен забором.

Криминальная организация Акино и его братьев была завязана на их семье, но также сотрудничала с контрагентами и партнерами. Все вместе они составляли крупный наркокартель с иерархической структурой и четким разделением обязанностей, который функционировал на протяжении долгого времени, прежде чем полиция окончательно развалила его, о чем говорится в вердикте суда Антверпена.

Маасмехелен оказался удачным местом для штаб-квартиры преступной организации. Расположение города вблизи голландско-бельгийской границы усложняло полиции возможность отследить преступные операции.

Мафиози действовали умно и планировали операции во время личных встреч, чтобы ограничить возможность полиции отследить номера телефонов. Использовали никнеймы и кодовые слова, чтобы скрыть свои личные данные. По всей видимости, их метод работал. Семье удалось накопить крупные суммы наличных, обзавестись дорогостоящими виллами, несмотря на отсутствие официальных доходов.

Их неофициальный доход был внушительным. Только в последнем бельгийском «деле», по оценкам прокуроров, семья Акино импортировала 2400 килограммов кокаина всего за восемь месяцев полицейского наблюдения. С учетом средней продажной стоимости 27 500 евро за килограмм за вычетом суммы, которую Акино могли заплатить за это количество наркотиков, организация могла заработать по меньшей мере 15 миллионов евро за указанный период.

При средней цене 80 евро за грамм (после того, как кокаин разбавляют) «уличная» цена наркотика составила по меньшей мере 325 миллионов евро. Это 4 процента всего кокаина, изъятого полицией в Европе в 2014 году.

В порт Роттердама, в котором семья Акино принимала поставки, прибывает примерно 11 миллионов контейнеров в год. Только 50 тысяч из них (меньше 0,5 процента) проверяет таможня, что делает порт привлекательной точкой входа в Европу для наркодельцов. В сущности, 50 процентов всего наркотрафика идут в Европу через этот порт, о чем свидетельствуют данные нидерландской полиции.

Контейнерный терминал в порту Роттердама

Контейнерный терминал в порту Роттердама

Доступ к документам расследования позволил журналистам впервые пролить свет на то, как группировка Акино смогла минимизировать даже незначительный риск проверки, проворачивая поставки мимо бельгийских и нидерландских чиновников с помощью сообщников в портовых доках.

Сообщники в доках

Колумбийский кокаин для Акино прибывал в роттердамский порт вместе с банановыми поставками. Фрукты — скоропортящийся товар, что позволяло ускорить таможенный досмотр контейнеров. Сотрудники порта не успевают досконально проверить все контейнеры, не рискуя товаром. Первая остановка контейнеров — Антверпен.

Согласно документам суда, у группировки были два «прикормленных» сотрудника городского порта: бельгийская пара Маринус Симонс и Сабина Нестор, которые информировали Акино о движении поставок. Нестор работала в бельгийской компании — поставщике фруктов New Fruit Wharf. В ее обязанности входил досмотр прибывающих в порт судов и их грузов. Однако власти установили, что Нестор неоднократно маркировала контейнеры с наркотиками группировки Акино как проверенные, даже если никакой проверки не проводилось.

Муж Нестор Симонс работал портовым грузчиком на верфи, где происходила разгрузка судов. Он хорошо знал расписание движения судов и способствовал проникновению кокаиновых поставок в порт. В круг его задач входила коммуникация с картелем. 12 марта 2013 года полиция перехватила текстовые сообщения Симонса и племянника Сильвио Нико Бекса:

Бекс: «Как ты, мой друг? Все ли в порядке?»

Симонс: «Девочки едут в отель, приятель. Мы ждем в иммиграционном отделе. Но все в порядке».

Как вскоре выяснила полиция, «девочки» — это 330 килограммов чистейшего кокаина.

Следующая остановка поставки — Роттердам.

Контейнер попал в город через два дня, 14 марта. Симонс и Нестор сыграли решающую роль в том, что контейнер получил статус «проверено таможней» в Антверпене, что позволило грузу беспрепятственно проникнуть в Роттердам, о чем свидетельствуют документы прокуратуры.

Как правило, контейнеры перехватывал и разгружал доверенный Акино. Во всех случаях, известных полиции, груз доставлял бельгиец, работавший на Акино, по имени Иван Гробен.

Утром 15 марта, по данным полицейского наблюдения, Гробен проехал 170 километров из Опглаббека в Роттердам, чтобы забрать груз. Контейнер ждал его на платформе номер 7. Этим доком управляла одна из крупнейших нидерландских компаний по доставке свежих продуктов — Bakker Barendrecht Transport BV.

С кокаином и бананами на буксире Гробен проехал через огромную сеть портовых дорог к выезду, после чего к нему присоединился серый минивэн. По информации властей, эскорт должен был обеспечить безопасную транспортировку товара до Бельгии. Уже на границе к машинам пристроился голубой минивэн с людьми Акино. На этом этапе к ним на хвост села полиция.

Водители сопровождавших груз автомобилей попытались маневрировать и защитить машину Гобена от погони, но тщетно. Полиция прижала его к обочине, арестовала и конфисковала 330 килограммов кокаина.

Операции сопутствовали аресты по всей стране. Полиция обыскала дом Симонса и Нестор и обнаружила люксовые вещи, включая дорогостоящее белье, сумки Louis Vuitton, ювелирные изделия, а также чеки о покупке транспортных средств, мебели и других предметов общей стоимостью более 100 тысяч евро. Полиция также нашла много мобильников, спутниковых телефонов и документов с указанием панамского номера телефона — необычное имущество для работников портовых доков.

Трое из шести братьев Акино, включая Сильвио, были арестованы вместе с женами и другими сообщниками. Восемь месяцев наблюдения и расследования остались позади. Предстоял суд, который затянется на три года.

Отмывание в словацких горах

Извечная проблема владельцев незаконных доходов — их легализация. Перед смертью Ян Куцяк расследовал, в частности, способы, с помощью которых Акино отмывал свои грязные деньги. Улики ведут к вершинам национального парка Татры на севере Словакии, где расположен Kontakt Wellness Hotel с великолепным видом на одну из самых впечатляющих горных цепей в Европе.

Отель Kontakt Wellness состоит из нескольких срубов и шале в маленькой деревне Стара Лесна. Акино узнал об отеле от своей жены Сильвии, которая некогда жила и работала здесь.

Шале в деревне Стара Лесна, Татры, Словакия

Шале в деревне Стара Лесна, Татры, Словакия

Лискова до сих пор владеет роскошным домом в этом районе неподалеку от гестхауса Solvo. Когда Акино строили свой дом, отелем, оформленным в местном стиле, управляла итальянская мафиозная семья Вадала из Калабрии.

Незадолго до убийства Яна Куцяка он и его коллеги-журналисты собирались обнародовать расследование деятельности семьи Вадала в Словакии. Журналисты не смогли подтвердить, были ли знакомы семья и Акино по Стара Лесна.

По словам бельгийских прокуроров, в сентябре 2012 года Акино предложил владельцу Kontakt Wellness, словацкой компании Kontakt M s.r.o, выкупить курорт за 3 миллиона евро. Акционером отеля был местный бизнесмен Павол Мисков.

Бухгалтер Вецио ди Пассио выступал формальным покупателем. По заключению суда, сделка была признана незаконной, поскольку ди Пассио действовал от лица преступной организации.

Официальным покупателем была компания ди Пассио Aringo Nv. В суде он утверждал, что вложил в покупку свои деньги. Но согласно окончательному вердикту, ди Пассио купил отель от лица Акино. Ди Пассио был оправдан в деле об отмывании денег, но признан виновным в участии в преступной организации. Сейчас ди Пассио утверждает, что прокуроры пришли за ним, потому что у самого Акино было нечего изымать.

«Если вы полностью изучите дело, вам станет ясно, что меня втянули в него, чтобы [полиция могла] изъять мое имущество», — написал в электронном письме журналистам ди Пассио.

Когда Сильвио спросили о трансакциях во время расследования, он ответил, что никогда бы не пошел на такую сделку. «Нужно быть дураком, чтобы заплатить 3 миллиона евро за отель, который стоит 1,8 миллиона», — сказал он.

Мисков также заявил, что прокуроры допустили ошибку. Общаясь с журналистами через адвоката Ярослава Новицкого, бывший владелец Kontakt сказал, что не продавал отель ни Акино, ни даже ди Пассио, а, скорее, продал доли компании, которая владела объектом, компании ди Пассио.

В электронном письме журналистам Мисков заявил, что считается «честным и уважаемым бизнесменом, который отрицает любую связь с семьей Акино, о которой впоследствии писали СМИ». Согласно мнению суда, Мисков был назначен директором отеля и служил подставным лицом для Акино, который заправлял делами из-за кулис.

В июле 2013 года Мисков был арестован на испанском Тенерифе по приказу властей Бельгии. В течение двух дней его допрашивали, после чего отпустили, не предъявив никаких обвинений.

«Это была процессуальная ошибка», — сказал он журналистам.

«Не было никакой процессуальной ошибки», — заявил источник в суде, который пожелал сохранить анонимность в интересах следствия. Он утверждает, что Мискова допрашивали по делу о сделке с недвижимостью, что он знает Акино и его жену в течение многих лет.

После покупки отеля Акино, по всей видимости, использовал его как базу для своей деятельности в Словакии. Согласно файлам бельгийской прокуратуры, в 2012 и 2013 годах Акино неоднократно поручал жене и Гробену отвозить в отель наличные из Бельгии. Жена Акино также владеет долей в словацкой логистической компании Silvis, которая существует до сих пор.

Ананасы на замену бананам

Хотя бельгийские прокуроры положили конец деятельности организации Акино в своей стране, ограничения юрисдикции не позволили им провести полномасштабное расследование в отношении преступной сети ни в Нидерландах, ни в других странах.

Поскольку полномочия бельгийской полиции ограничивались пределами страны, они не смогли установить личности некоторых контактов Акино. Один из них проживает в Нидерландах и описывается членами семьи Акино как банановый поставщик в Словакии, известный под прозвищем Эль Локо. Он никогда не всплывал в расследовании Раак.

Более того, роттердамским фруктовым компаниям, которые Акино использовал, чтобы получать контейнеры с кокаином из Латинской Америки, до сих пор не предъявили никаких обвинений.

Среди них нидерландский фруктовый импортер Fruitpoint BV, из чьих доков семья Акино забирала часть контейнеров с наркотиками.

Есть основания полагать, что компания заслуживает пристального внимания, которого никогда не получала. Fruitpoint владеет миллионными активами, но ее сайт до сих пор не доделан, и, похоже, в ней работает только один сотрудник.

Кроме того, последние доступные данные подтверждают, что ее основным поставщиком бананов некогда была Banacol, компания из колумбийского Медельина, которая «ассоциируется с практикой выплат парламентариям с целью расширения своих банановых плантаций», как пишет нидерландская наблюдательная организация SOMO. Связь с Акино — не единственное свидетельство участия Fruitpoint в наркотрафике.

Конфискованный кокаин, спрятанный в коробках с бананами

Конфискованный кокаин, спрятанный в коробках с бананами

Согласно данным судоходства, с которыми ознакомились журналисты, в 2016 году компания получала поставки ананасов через логистическое подразделение компании в Коста-Рике под названием Comercializadora de Pina. Эту фирму коста-риканская и итальянская полиция неоднократно ловила на контрабанде кокаина в контейнерах с фруктами.

Владелец компании Герман Андрес Монтеро Пикадо был осужден по обвинению в торговле людьми в 2014 году. Заключение Пикадо в тюрьму не остановило наркотрафик.

В декабре того же года полиция перехватила еще один контейнер, направлявшийся в Роттердам, с 3,5 тонны кокаина, предназначенного для ндрангеты.

В октябре 2015 года подразделение итальянской полиции по борьбе с мафией и ФБР обнаружили крупную «партию кокаина ндрангеты» в районе Нью-Йорка Квинс. Наркотики также были доставлены Comercializadora de Pina.

И даже после этого компания продолжила поставлять фрукты и наркотики по всему миру. 21 марта 2016 года в Антверпене изъяли еще один ее груз с 4,8 тонны кокаина.

В общей сложности поставщик фруктов стал объектом по меньшей мере трех полицейских операций с участием Италии, Коста-Рики, США и Бельгии. Компания продолжает работать по сей день. Ни Fruitpoint, ни управляющая компания Comercializadora de Pina не ответили на вопросы журналистов.

Смерть до суда

Два брата Сильвио Акино, Марио и Раф, были арестованы в Бельгии и приговорены к шести и десяти годам заключения. Гробен, равно как и портовые сотрудники Симонс и Нестор, также получил срок.

Но лидер картеля Сильвио Акино так и не услышал приговора. 27 августа 2015 года он вместе с женой ехал в машине через лесополосу неподалеку от его родного города Маасмехелен и был застрелен киллерами.

Полиции удалось выйти на след убийц и арестовать их. Ими оказались члены боснийской банды Хамидовича. Сейчас они ждут суда.

Мартино Тротта - предполагаемый заказчик убийства Сильвио Акино

Мартино Тротта — предполагаемый заказчик убийства Сильвио Акино

По данным источника в суде, Акино должны были не убить, а похитить, но что-то пошло не так. Боснийцев отправили выбить из Сильвио долги за поставки кокаина.

Как сообщала Het Nieuwsblad, виновным в убийстве был признан бывший ресторатор из Маасмехелена, бельгиец итальянского происхождения Мартино Тротта. Он настаивает на невиновности, но отбывает семилетний срок.

По данным местной прессы, адвокат Акино Свен Мари отрицает какую-либо связь Акино с Троттой.

Сильвио обязали явиться в суд для дачи показаний всего за несколько дней до его убийства. Его жена Сильвия Лискова отказалась от комментариев. Представители других братьев Акино, Гробена, Нестор и Симонса не ответили на запросы журналистов о комментарии.

Загрузка...

Прокомментировать







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru