Иски Роснефти к Сахалину-1 | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Иски Роснефти к Сахалину-1

Игорь Сечин

Игорь Сечин

После того, как из-за введенных против «Роснефти» санкций американская компания ExxonMobil вышла из всех общих проектов, Игорь Сечин жестоко мстит ее дочерним структурам, оставшимся работать в проекте «Сахалин-1». Раньше на этот проект возлагались большие надежды, о чем свидетельствует награждение сына Игоря Сечина орденом «За заслуги перед Отечеством» за реализацию совместных контрактов.

К тому же не оправдался расчет на то, что выходец из ExxonMobil Рэкс Тиллерсон на посту госсекретаря США станет неформальным лоббистом России и ее крупнейшей нефтяной корпорации. А раз так, то Игорь Сечин считает себя вправе уничтожать своих вчерашних друзей способом, опробованном недавно на Владимире Евтушенкове — разоряя их исками на астрономические суммы.

По данным «Ведомостей», 13 июля «Роснефть» подала в Арбитражный суд Сахалинской области иск к участникам нефтегазового проекта «Сахалин-1», который был принят к рассмотрению спустя неделю. Возглавляемая Сечиным компания требует суммарно 89,1 млрд рублей с российских «дочек» американской ExxonMobil (30% в проекте «Сахалин-1»), японской Sodeco (20%) и индийской ONGC Videsh (20%), а также со своих структур «Сахалинморнефтегаз-шельф» и «РН-астра» (20%), следует из определения суда. Претензии к ответчикам рассчитаны пропорционально их долям в проекте «Сахалин-1».

Из этой суммы основные претензии «Роснефти» за «неосновательное обогащение» составляют 81,7 млрд рублей, остальное – начисленные проценты. По мнению «Роснефти», нарушение со стороны партнеров по «Сахалину-1» происходило на протяжении почти трех лет – с июля 2015 года до мая 2018 года.

Иски Роснефти к Сахалину-1

Суть претензий к партнерам по «Сахалину-1» в определении суда не описана. Но в нем указано требование к «Роснефти»: предоставить «копию соглашения о подготовке продукции Северной оконечности месторождения «Чайво» от 18 сентября 2014 года, на которое имеется ссылка в юридически обязывающем предварительном соглашении к соглашению «о балансировке в связи с перетоками».

Из этого можно сделать вывод, что нефть с месторождения «Роснефти» «Северное Чайво» может перетекать на площади находящегося по соседству месторождения «Чайво», с которого ведут добычу партнеры по «Сахалину-1», сходятся во мнении геолог крупной нефтегазовой компании и сотрудник крупной нефтесервисной компании. К тому же в конце прошлого года «Роснефть» заказывала DeGolyer and MacNaughton (предлагает консультационные услуги в нефтегазовой сфере) проведение независимой оценки перетоков нефти и конденсата между Северной оконечностью «Чайво» и месторождением «Чайво» «Сахалина-1», а также другими лицензионными участками.

Exxon Neftegas не согласна с претензиями российской госкомпании, следует из сообщения американской компании. «Компания Exxon Neftegas Limited в курсе обращения в суд с иском, не согласна с претензией и будет принимать меры к защите прав консорциума «Сахалин-1», – говорится в сообщении.

«Сахалин-1» не раскрывает цифры по добыче нефти на месторождении «Чайво». На месторождении «Северное Чайво» в 2016 году, на пике, добывалось 2,26 млн т, в 2017 году добыча начала падать. Если дело действительно в перетоке сырья из одного месторождения в другое и переток осуществлялся равномерно, то за 35 месяцев «Роснефть» могла недосчитаться 3,42 млн т нефти, или 20% запасов «Северного Чайво». Такова оценка «Ведомостей», основанная на среднемесячных ценах на нефть с июля 2015 года по май 2018 года.

Проект «Сахалин-1» работает по соглашению о разделе продукции и включает в себя освоение трех месторождений – «Чайво», «Одопту» и «Аркутун-Даги», расположенных на северо-восточном шельфе Сахалина. Суммарные потенциальные запасы трех месторождений – 307 млн т нефти и 485 млрд куб. м природного газа.

Иски РоснефтиПервым на проекте «Сахалин-1» начали разрабатывать месторождение «Чайво» в 2005 г. Его запасы не раскрываются. В 2006 г. добыча на нем была 50 тыс баррелей в сутки, или 2,2 млн т в год. Месторождение разрабатывалось с помощью морской платформы «Орлан» и расположенной на суше буровой площадки «Ястреб». Последнюю для бурения скважин на «Северном Чайво» использовала и «Роснефть». Это месторождение примыкает к «Чайво» с северо-запада, находится на мелководье у берегов Сахалина, в СРП-проект эта площадь не входит. Лицензию на «Северное Чайво» «Роснефть» получила в 2011 году на конкурсе (заявку на который подавала только она) и начала разработку в 2014 году.

Запасы Северной оконечности «Чайво» согласно лицензии на право пользования недрами составляли по категории С1: нефть – 10,328 млн т, свободный газ плюс газ газовых шапок – 2,511 млрд куб. м, конденсат – 0,141 млн т. По категории С2: нефть – 6,324 млн т, свободный газ плюс газ газовых шапок – 7,423 млрд куб. м, конденсат – 0,353 млн т. Прогнозные ресурсы в пределах участка недр федерального значения по категории D1 составляют: нефть – 8 млн т, газ – 7 млрд куб. м.

«Перетоки между расположенными рядом месторождениями – вещь распространенная», – отмечает геолог крупной нефтегазовой компании. Случается так, что два месторождения соединены или напрямую, или через сообщающиеся залежи, составляют одну залежь или расположены одно под другим. В таких случаях нефть может свободно перетекать из одного месторождения в другое, продолжает собеседник. «Это касается как нефти, так и газа», – говорит работник нефтесервисной компании. В случае если при бурении скважин были допущены ошибки, например были неправильно зацементированы скважины, то сырье с более низких пластов может выходить в верхние, продолжает он.

Доказать, что месторождения связаны, можно легко – достаточно провести гидроудар на одном и отследить его на другом месторождении, говорит геолог. «Можно и по-другому – увеличить добычу за счет насосно-компрессорного оборудования и отследить на второй скважине, насколько упал приток нефти», – говорит собеседник в нефтесервисной компании. Для «Роснефти», которая владеет «Северным Чайво» и в партнерстве с Exxon и другими развивает «Чайво» в рамках «Сахалина-1», это могло быть легкой задачей», – указывает он. Можно судить и по составу нефти, добавляет геолог.

Скорее всего, Арбитражному суду придется назначить судебную экспертизу, чтобы признать возможность или невозможность перетоков нефти между двумя месторождениями, считает партнер BMS Law Firm Денис Фролов. Но с юридической стороны сложно будет определить, виновен ли ответчик в том, что пришедшая после него на группу месторождений компания ощутила падение добычи, из-за того что месторождения связаны, говорит Фролов.

Как ранее сообщало агентство «Руспрес», разрыв нефтяных соглашений с «Роснефтью» уже обошелся ExxonMobil в $200 млн убытков.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru