Глеб Франк и Максим Воробьев | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Глеб Франк и Максим Воробьев

Глеб Франк

Глеб Франк

За последние полгода ни одна новость из сферы рыболовства не обходится без имени Глеба Франка. Сын бывшего министра транспорта не так давно стал практически полновластным владельцем «Русской рыбопромышленной компании» и готовится завладеть всей отраслью.

Свершившееся на днях обновление правительства вызвало заметное оживление в омуте чиновничьих будней. Вряд ли кто-то из руководителей министерств и ведомств боится остаться не у дел — среди новых назначений до боли знакомые всем лица. Зато приставка «и.о.», которую недолго носили чиновники «старого» правительства, давала необычайный простор для фантазий: все непопулярные решения достанутся уже новому кабинету министров, да и мало ли что можно списать на межведомственную неразбериху в пору новых назначений.

Желающие воспользоваться кабинетной смутой нашлись незамедлительно. Несмотря на череду майских праздников, в правительстве закипала нешуточная работа. Интернет наполнился новостями о грядущем 15 мая закрытом совещании у помощника президента Андрея Белоусова. Его темой должна была стать рыбалка, правда, в промышленных объемах и в масштабе всей страны. В доверительной обстановке среди «своих» Белоусов планировал отменить исторический принцип распределения квот на вылов краба. Кстати, закрыться чиновники Росрыболовства во главе с помощником президента Белоусовым намеревались не столько от прессы, сколько от самих рыбопромышленников.

Помощник президента Андрей Белоусов

Помощник президента Андрей Белоусов

В назначенный день и час Андрей Белоусов на встречу с коллегами не явился. Вместо него совещание провел заместитель главы Росрыболовства Петр Савчук. Статус мероприятия несколько упал в глазах собравшихся, и вряд ли на нем принимались такие судьбоносные решения, как отмена исторического принципа. Нерешительность Росрыболовства вполне объяснима. Перспектива возврата к аукционным торгам в рыбной отрасли пугает многих: рядовых рыбаков, сколотивших состояния на рыбном промысле олигархов, сблизившихся с ними губернаторов и даже отдельных уже бывших членов ушедшего правительства. Эту разношерстную компанию объединяет одно: все они помнят, как проходили те самые аукционы.

Петр Савчук

Петр Савчук

Исторический принцип означает преимущество в получении квоты лицом, ранее осуществлявшем промысел на конкретном участке. Данный подход обеспечивает необходимую экономическую устойчивость для развития промыслового бизнеса и отрасли в целом. Исторический принцип распределения квот используется в большинстве развитых стран мира. В России введен в 2004 году.

До 2004 года в нашей стране рыболовные квоты продавались на аукционах. Приобретали их те, кто располагал нужными суммами, то есть преимущественно люди из сферы финансов. Не склонные надолго связывать себя с рыбной промышленностью, они быстро продавали рыбу и морепродукты на экспорт, также быстро получая ощутимую прибыль. Рыбоконсервные заводы простаивали, безработица на Камчатке, Сахалине и других промысловых территориях била все рекорды.

Как и любая сфера с высоким легким доходом, рыбный промысел стремительно криминализировался. Кульминацией хаоса в отрасли стал расстрел губернатора Магаданской области Валентина Цветкова в центре Москвы. Одной из версий убийства Цветкова стали разборки губернатора и некоторых бизнесменов вокруг квот на вылов краба. Рентабельность краба в несколько раз превышает аналогичный показатель даже самых дорогих морских рыб. Именно на экспорте краба на заре нулевых бизнесмены получали мгновенную огромную прибыль.

Валентин Цветков

Валентин Цветков

Резонансное убийство Цветкова вынудило федеральных чиновников реформировать отрасль.

Сначала квоты выдавались на пять лет. Результаты не заставили себя ждать: браконьерство поутихло, начали оживать судостроение и переработка рыбы. Вскоре квоты продлили до 10 лет, а в 2016 году этот срок увеличили до 15 лет. За прошедшие годы на историческом принципе квотирования выросло немало миллиардеров. Среди них экс-сенатор от Сахалинской области Александр Верховский, семья нынешнего губернатора региона Олега Кожемяко, сенаторы от Камчатки Валерий Пономарев и Борис Невзоров, а также ряд других персон, неизменно занимающих высокие государственные посты. Что могло заставить Росрыболовство пойти против столь мощного лобби и кому вдруг понадобились старые, но совсем недобрые аукционы?

Глеб Франк и Максим Воробьев

Ответ на вторую часть вопроса вполне очевиден — аукционы нужны новому амбициозному игроку, не успевшему к большой дележке рыбного промысла в нулевых. Готовность новичка к аукционам говорит о наличии у него значительных средств. Ровно год назад рынок краба встретил нового участника, который идеально подходит под это описание. Им стала «Русская рыбопромышленная компания» (РРПК) Максима Воробьева (до апреля 2018 года) и Глеба Франка.

Глеб Франк

Глеб Франк

Подконтрольная РРПК компания «Турниф» выиграла шесть лотов на вылов краба общим объемом 2,4 тыс. тонн. Победа обошлась Воробьеву и Франку в 10,3 млрд рублей. Отдельно оговоримся, что за прошлый год «Турниф» не выловила и трети разрешенного объема, но успела «отметиться» в серых схемах перепродажи квот. Путать следы структуры РРПК вынуждены по одной простой причине: вошедший в квоты РРПК приморский краб-стригун по российскому законодательству должен был перерабатываться исключительно в России. Впрочем, необходимости идти на ухищрения больше нет. Стоило РРПК заняться крабодобычей, как тот самый краб-стригун потерял в глазах правительства всякую ценность и был уверенно исключен из числа объектов промысла, подлежащих обязательной переработке в России.

Таким совпадениям мало кто удивится, зная богатый во всех смыслах бэкграунд «Русской рыбопромышленной компании». Ее основные владельцы Максим Воробьев и Глеб Франк связаны с государственной властью буквально кровными узами. Максим Воробьев — брат губернатора Московской области Андрея Воробьева. Глеб Франк — не только сын экс-министра транспорта Сергея Франка, но и зять Геннадия Тимченко. Во многом благодаря родственным связям Воробьева и Франка РРПК стала второй по величине рыболовецкой компанией страны. Поэтому покупка «Турнифом» квот на вылов краба заставила конкурентов РРПК напрячься. И, надо сказать, не напрасно.

Максим Воробьев

Максим Воробьев

Уже осенью 2017 года стало понятно, что РРПК больше не устраивает второй номер в рейтинге крупнейших промысловых компаний. Сообщение об анонимном письме президенту Владимиру Путину с просьбой реформировать рыболовную отрасль стало сигналом опасности для всех рыбопромышленников страны. Авторы послания так и остались неизвестными, но за плохо скрываемыми намерениями легко угадываются их имена и лица. Анонимы просят главу государства отказаться от исторического принципа распределения квот в отношении крабов. Вместо него авторы хотят вернуться к аукционной системе начала нулевых. И чтоб не марать бумагу дважды, они предлагают отказаться от инвестиционных квот (квоты, выделяемые под условие строительства краболовного судна на территории РФ). Рассмотреть предложенные инициативы поручили помощнику президента Андрею Белоусову.

Письмо Русской рыбопромышленной компании

В отрасли поднялась настоящая буря. Протест против продажи квот с аукционов выразили Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятий и экспортеров (ВАРПЭ), Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), а также вице-премьер Аркадий Дворкович, назвавший идею аукционов «бредовой». Пытаясь сгладить неловкость анонимного послания и нарастающий отраслевой протест, авторами записки даже назвали ФСБ, взявшей на поруки сферу рыболовства. Не помогло.

Вопрос, к удивлению неназванных авторов, никак не решался. И перед президентом появилось второе письмо. Его авторы себя не скрывали, и на первой странице письма мы видим логотип «Русской рыбопромышленной компании». Ниже следуют те же просьбы: отмена исторического принципа и инвестиционных квот, подкрепленные на сей раз обещанием построить «современный траулер». В единственном, надо понимать, экземпляре.

Письмо «Русской рыбопромышленной компании» Владимиру Путину

Письмо «Русской рыбопромышленной компании» Владимиру Путину

Второе письмо не оставляет никаких сомнений, что этот роман в письмах изначально был затеян РРПК. Однако, по словам участников рынка, у Франка и Воробьева были разные взгляды по этому поводу. Максим Воробьев был не согласен с агрессивным захватом рынка, все больше смахивающим на рейдерство.

Причиной выхода Воробьева из РРПК могли стать те самые «крабовые» письма, переданные президенту без его согласия.

Выход партнера из бизнеса Глеба Франка явно не огорчил. Он стал владельцем 89,95% РРПК и уверенно продолжает подрывать рыболовную отрасль.

Несмотря на это, аукционы загонят всю отрасль в кризис, Росрыболовство активно прорабатывает механизмы возврата в прошлое. Ведь глава ведомства Илья Шестаков — давний друг семьи Франка. Заместитель Шестакова Петр Савчук тоже хорошо знает Франка-младшего, ведь он когда-то возглавлял дальневосточное отделение РРПК. Такое сочетание друзей и партнеров не оставляет никаких надежд: аукционам быть. Что в результате станет с гигантской отраслью, известно каждому.

Загрузка...

2 коммент. Добавьте свой ↓

  1. Паха #
    1

    Известные все лица! Ба!

  2. Света #
    2

    Загнобили все рыболовные компании. Куда катииииимся!!!



Прокомментировать







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru