Признания доктора наук Сергея Колесникова | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Признания доктора наук Сергея Колесникова

Сергей Колесников

Сергей Колесников

Шумное обсуждение первого, ровным счетом ничего не значащего интервью дочери разведчика-перебежчика Юлии Скрипаль, данное после длительного периода полного неведения о ее судьбе, разительно отличается от реакции масс-медиа на давние по-настоящему сенсационные признания еще одного российского гражданина. Бизнесмена Сергея Колесникова никто насильно не выгонял и не удерживал. На Западе он оказался по своей воле. В России беглец не мог опубликовать открытое письмо в адрес президента Дмитрия Медведева.

Затем последовала серия встреч с иностранными журналистами, каждая из которых добавляла новые сенсационные подробности. На дворе шел декабрь 2010 года. Прошло уже очень много времени, но в России его слова никогда не обсуждались на центральных каналах телевидения. На его имя наложено табу. Только более демократичный и свободный интернет уделил откровениям Колесникова некоторое внимание.

Беглец из России не был сотрудником спецслужб, но поведал он о таких тайнах из жизни самого верха российского истеблишмента, которые ни в чем не уступали самым важным государственным секретам. Сергей Колесников на седьмом десятке лет решил круто изменить свою жизнь, покинуть родину и поведать миру подробности скандала, действующим лицом которого по воле непредсказуемой судьбы ему пришлось оказаться.

Сергей Колесников

Сергей Колесников ─ доктор наук, биохимик, сотрудник НИИ, разработчик медицинских приборов. В «перестройку» ученый обратился к предпринимательству, но не сменил своей профильной деятельности. На базе его производственного кооператива появилось небольшое государственное предприятие «Центр международного сотрудничества», занимавшееся производством небольших партий медицинских приборов. Закупки для здравоохранения производились в то время исключительно государственными структурами с использованием бюджетных средств.

В 1991 году при деятельном содействии мэрии Санкт-Петербурга было учреждено акционерное общество «Петромед». Контрольный пакет акций сразу оказался в руках городской администрации. Производственная структура Колесникова получила 39% акций. В связи с тем, что «Петромеду» предстояло сотрудничать с иностранными фирмами, в его рождении участвовал Комитет по внешним связям мэрии, возглавляемый будущим президентом Владимиром Путиным. Тогда же состоялось личное знакомство Колесникова и Путина. Генеральным директором «Петромеда» назначили Дмитрия Горелова ─ руководителя городского управления здравоохранения. Горелов большей частью занимался связями с администрацией Санкт-Петербурга и лично с Путиным, а Колесников взял на себя все организационные и технические вопросы.

Компания осуществляла закупки в интересах города медицинской техники. Самым крупным ее проектом стала реконструкция горбольницы № 2. Динамичное развитие коммерческой структуры закончилось с поражением на выборах 1996 года прежнего хозяина Санкт-Петербурга Анатолия Собчака. Новый глава города Владимир Яковлев привел с собой новых людей, не нуждавшийся в услугах «Петромеда» Колесников и Горелов беспрепятственно выкупили долю города, и компания стала полностью частной.

Николай Шамалов

В 2000 году к компаньонам обратился Николай Шамалов ─ руководитель российского северо-западного филиала компании Siemens. Ранее «Петромед» неоднократно через него осуществлял закупки немецкого медицинского оборудования. Еще Шамалов был давним другом только что избранного на первый срок президента Владимира Путина и считался его доверенным лицом.

Шамалов сделал интересное коммерческое предложение, по его словам исходившее от самого президента. Ранее хорошо зарекомендовавшему себя «Петромеду» предлагалось стать участником масштабной благотворительной акции. Ряд российских олигархов должен был сделать пожертвования на нужды отечественного здравоохранения, а «Петромед» ─ закупить необходимое оборудование. Шамалов сразу оговорил немаловажную деталь ─ 35% от пожертвованных средств должны остаться на счетах оффшорной компании, чтобы потом сформировать специальный инвестиционный фонд для развития высокотехнологичных отраслей производства.

Николай Шамалов

Николай Шамалов

На практике Колесников с Гореловым добивались значительных скидок на закупаемое оборудование. Документы на покупку оформлялись без учета скидок по стандартному прайс-листу. Временами скидки были настолько значительными, что они значительно превышали необходимый уровень в 35% и у владельцев «Петромеда» образовывалась прибыль. Это ни что иное, как обычный «откат». Документы оформлялись безукоризненно.

Договор дарения, договор на закупку оборудования, дебет сходился с кредитом, а заданные 35% скапливались на счету швейцарской оффшорной компании Lirus Management, принадлежащей Шамалову. К 2005 году там очутилось около $200 млн. Следующим шагом в реализации первоначального плана стало учреждение инвестиционной компании анонимными собственниками с акциями на предъявителя. Колесников, Горелов и Шамалов получили по 2% акций, а оставшиеся 94% были переданы Владимиру Путину. Курьером стал Николай Шамалов.

Бизнес на благотворительности

К 2007 году бизнес на благотворительности принес «откат», исчисляемый в $500 млн. Первый и самый значительный вклад внес Роман Абрамович ─ $203 млн. За ним последовал другой российский олигарх Алексей Мордашов ─ $14 млн. На долю санкт-петербургской Военно-медицинской академии пришлась довольно значительная часть от упавшей на российское здравоохранение «манны небесной». Корпуса учреждения подверглись основательной реконструкции, а медикам была предоставлена возможность работать на самом современном медицинском оборудовании.

Другая часть средств, выделенных на благотворительность, попала в распоряжение компании «Росинвест». Она инвестировала их в 16 проектов. Посчастливилось республике Коми, где отечественные инвесторы попытались поднять на современный уровень деревообработку. В Нижнем Новгороде развернулось производство строительных плит, а в Череповце приступили к сборке модульных конструкций. Эти заводы ждала незавидная судьба. Кризис 2008 года они не пережили. «Росинвест» вложил $50 млн в дышащий на ладан Выборгский судостроительный завод, выкупив контрольный пакет акций.

Затем последовало участие в тендере «Газпрома» и получение выгодного заказа на изготовление 2-х плавучих буровых платформ, необходимых для освоения морского нефтегазоносного шельфа. «Газпром» заплатил заводу $2 млрд. Чистая прибыль составила около $500 млн. После исполнения выгодного заказа собственники полностью потеряли интерес к верфям в Выборге и передали их в состав формирующейся Объединенной судостроительной корпорации.

Дворец Путина

В начале 2009 года в условиях прогрессирующего экономического кризиса Николай Шамалов озвучил своим партнерам волю главного инвестора ─ прекратить дальнейшее финансирование всех проектов, кроме одного. Этим счастливчиком оказался инвестпроект «Юг», реализуемый для Управления делами президента. В 2005 году планировалось построить небольшую резиденцию для главы государства вблизи Геленджика. Первоначальная стоимость вполне скромного небольшого домика оценивалась в $16 млн. Затем в проектную документацию постоянно вносились изменения. Появился лифт на пляж, несколько подъездных дорог, специальный газопровод, зимний театр, форма основного здания изменилась на амфитеатр, 3 вертолетные площадки.

Дворец Путина

Дворец Путина

Вместо домика вблизи селения Прасковеевка появился огромный комплекс из 20 зданий, в народе получивший название «дворец Путина». Смета в конечном варианте уперлась в $1 млрд. Строительство в основном было закончено к концу 2009 года. Формальным владельцем возведенного объекта считался Николай Шамалов.

Дворец Путина

Дворец Путина

Дальше между Шамаловым и Колесниковым пробежала черная кошка. Произошел конфликт, подробности которого до сих пор неизвестны. Сергей Колесников вышел из игры и весь 2010 год отдыхал от забот. Никаких претензий к нему, вернее к его многолетней деятельности в качестве бизнесмена, никогда не высказывалось. Он чист перед законом. Обида или угрызения совести заставили его предпринять неожиданный шаг. В голове Колесникова созрела идея письменного обращения к президенту Дмитрию Медведеву, в котором он изложил подробности деятельности «Петромеда» и конечный результат благотворительной компании ─ строительство дворца под Геленджиком.

В России желаемая для Колесникова публичность, конечно же, не могла быть достигнута. В сентябре 2010 года он покинул пределы России, а через 3 месяца опубликовал свое сенсационное письмо. Характерно, что сразу после его публикации вместо документальных опровержений дворец в Прасковеевке был быстро продан кипрской компании, за которой стоял российский бизнесмен Александр Пономаренко ─ деловой партнер еще одного давнего друга президента Аркадия Ротенберга. Стоимость совершенной сделки составила всего $350 млн. С тех пор ничего не изменилось. Сергей Колесников находится в постоянном движении по разным странам, история возникновения «дворца Путина» упорно умалчивается, а сам дворец стоит на берегу Черного моря.

Загрузка...

Прокомментировать







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru