Андрей Козицын | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Великая Уральская Медная война Андрея Козицына

Андрей Козицын

Андрей Козицын

В образах вполне респектабельных бизнесменов нынешнего времени и в известных брендах промышленных гигантов нельзя распознать отпечатки «смутного» времени 90-х годов, когда они не на жизнь, а на смерть боролись за право выжить и остаться на вершине Олимпа. Тогда владельцы и руководители предприятий зачастую напоминали военачальников древних времен, бросавших в бой армии. В отличии от Александров Македонских, Ганнибалов, Цезарей и Аттил, чьи победы и поражения учили наизусть многие поколения потомков, они предпочитают не вспоминать о своих боевых подвигах. Слишком уж неоднозначным для восприятия может оказаться их прошлое.

Известный российский бизнесмен от цветной металлургии Андрей Козицын и Уральский горно-металлургический комбинат (УГМК) прошли через горнило тяжелых сражений. Теперь, возможно, замаливая грехи, металлургический комбинат и его бессменный руководитель спонсируют детские благотворительные программы и строят церкви.

Штаб-квартира УГМК расположена в городе Верхняя Пышма Свердловской области. Там же в 1960 году родился Андрей Козицын. Жизнь в городе полностью зависела от работы металлургического завода «Уралэлектромедь». В 1979 году на пороге отдела кадров предприятия появился Андрей Козицын, чтобы пройти многие ступеньки роста и в 1995 году стать его генеральным директором. Тогда российская цветная металлургия была одной из немногих отраслей промышленности, приносящих владельцам хорошую прибыль, а государству налоги. Со времен купцов Демидовых весь Урал был покрыт сетью металлургических заводов. Несколько веков формировалась инфраструктура уральской металлургии.

Андрей Козицын

Андрей Козицын

Технологическая цепочка начиналась с шахт, карьеров и горно-обогатительных комбинатов. Сырье поступало в медеплавильные печи, из которых на свет появлялась «черновая» медь. В смежные отрасли промышленности, всегда нуждавшиеся в красного цвета металле, поступала медь, очищенная в электролизных печах. Прошедшая в России приватизация промышленных предприятий внесла коррективы в имевшуюся при Советах хозяйственную кооперацию. Изменения были обусловлены разнонаправленными желаниями новых собственников. На фоне столкновения интересов на Урале вспыхнула Великая Уральская Медная война, из которой Андрей Козицын и УГМК вышли победителями.

Медная война

Боевые действия вспыхнули между хозяевами металлургических заводов Свердловской и Челябинской области и велись несколько лет с использованием хитрых юридических ходов, арбитражных судов, подкупа и грубой физической силы. Хозяин Кыштымского меде-электролизного завода (КЭМЗ) из Челябинской области Андрей Вольхин задумал присоединить к своей «медной империи» завод «Уралэлектромедь». По добру ему договориться с Козицыным не удалось. Слишком разные у обоих руководителей были интересы. У Вольхина была мощнейшая поддержка в Москве, на которую он делал ставку. Вице-премьером правительства России тогда был его земляк Виктор Христенко. Вольхин начал с тщательной разведки.

Искандер Махмудов

Искандер Махмудов

У финансово-промышленной группы «Менатеп» Михаила Ходорковского он выкупил акции НИИ «Унипромедь», обладавшего обширной базой данных по всем металлургическим предприятиям Урала. Челябинский «военачальник» попытался нащупать слабое место в обороне противника. Андрей Козицын, почувствовав угрозу, занялся укреплением тылов. У того же «Менатепа» он взял в управление Кировоградский медеперерабатывающий комбинат и еще вскоре выкупил завод «Святогор». Чувствуя, что в одиночку с союзными силами Челябинска и Москвы ему не справиться, он взял в союзники бизнесмена Искандера Махмудова. В 1999 году был образован УГМК, где Махмудов занял пост президента, а Андрей Козицын ─ генерального директора.

Через Махмудова УГМК заручился поддержкой губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя. На местном уровне был принят закон о запрете вывоза за пределы области «черновой» меди. Это был удар ниже пояса Вольхину. Его электролизное производство лишалось многих поставщиков сырья, а доходы резко сокращались. Для организации контрмер ему попросту не хватило денег. Взамен губернатор Россель получил финансовую поддержку металлургов на очередных выборах на пост главы региона.

Генеральное сражение произошло в Качканаре, где располагался ГОК «Ванадий», выделяющий из руды ценный редкоземельный металл. Председателем совета директоров комбината являлся депутат областного собрания, олигарх местного масштаба Павел Федулев. По каким то своим соображениям он упорно вел сверх- прибыльное производство к полному развалу и банкротству. Губернатор Россель уговорил его отдать ГОК «Ванадий» в доверительное управление Андрею Козицыну в обмен на пустое обещание назначить его своим преемником.

Бизнесмен из Верхней Пышмы, пользуясь благоприятным моментом, дополнительно прикупил еще 19% акций комбината. Аналогично поступили с еще одним ценным активом Федулева Нижнетагильским металлургическим комбинатом. В январе 2000 года офис ГОК был захвачен командой Козицына, который выгнал прежнее руководство на улицу и объявил себя директором. Нападение сопровождалось стрельбой, битьем стекол и лиц сопротивляющихся захвату. Такие резкие перемены пришлись не по нраву остальным акционерам ГОК «Ванадий».

Силовая акция Козицыны

К силовой акции Андрей Козицын готовился долго и целенаправленно. Он подружился с начальником криминальной милиции Свердловской области Анатолием Абросимовым. Уйдя в отставку, он стал директором УГМК по общим вопросам. В органах его функции по лоббированию интересов металлургического гиганта стали исполнять сразу 2 его бывших подчиненных Воротников и Абсолямов. Со стороны могло показаться, что милиция стала структурным подразделением УГМК. «Менты» получали вторую зарплату и премии от металлургов, с уходом на заслуженный отдых могли рассчитывать на новое место работы в службе безопасности УГМК.

Джалол Хайдаров

Джалол Хайдаров

Оплачивалось подобное хорошее отношение руководством МВД возбуждением уголовных дел на конкурентов и закрытием глаз на явные нарушения закона со стороны компании Козицына. Милиция в Качканаре обеспечивала силовой захват ГОК «Ванадий». Во время нападения комбинатом руководила команда менеджеров под руководством Джалола Хайдарова. За их спиной Андрей Козицын взял в кредит $15 млн под векселя ГОК, но Качканар денег так и не увидел. Они все ушли на поддержку завода «Святогор». Когда наступило время платить по векселям, ГОК «Ванадий» оказался не в состоянии рассчитаться, что послужило сигналом к банкротству.

Первую фазу генерального сражения Андрей Козицын выиграл. Оставалась еще более трудная задача ─ разобраться с акционерами, пытавшимися собраться в Качканаре и принять участие в решении дальнейшей судьбы комбината. На помощь Козицыну вновь пришли услужливые местные «менты» и власти. Руководитель городской администрации издал временное распоряжение о запрете посещения города иностранцами и организации на его территории любых собраний. Милиция организовала на подъездах к Качканару блокпосты. Миноритарных акционеров выявляли по фотографиям, доставали из автобусов и автомобилей, разворачивали спиной к городу и отправляли в обратный путь. В результате собрание акционеров было сорвано. Аналогичными методами Андрей Козицын действовал при захвате предприятия «Химмаш» и Серовского металлургического завода.

Дальнейшее наступление на противника было развито уже на территории Челябинской области. Карабашский медеплавильный комбинат (КМК) владел ЗАО «Карабашмедь», поставлявшему сырье в адрес КЭМЗ. Ядро УГМК завод «Уралэлектромедь» обеспечил себе обладание 56% акций КМК, а затем обанкротил его. ЗАО «Карабашмедь» начало поставлять сырье на заводы Свердловской области, а Вольхин почти полностью лишился сырьевой базы.

Русская медная компания

Андрей Козицын предложил ему подписать акт капитуляции ─ согласиться с предложением о перепрофилировании производства только на выпуск «черновой» меди. Вольхин категорически отказался. В довершении полного разгрома противника Андрей Козицын, объединившись с еще одним бизнесменом-металлургом Игорем Алтушкиным, согласился с образованием дружественного холдинга «Русская медная компания». В него вошли уже бывшая собственность Вольхина КЭМЗ, ЗАО «Карабашмедь», Новгородский металлургический завод, ГОК «Ормет», ГОК «Александринская горно-металлургическая компания».

Игорь Алтушкин

Игорь Алтушкин

В глобальном противостоянии за захват всего Урала произошла заключительная схватка ─ за контроль над еще одним поставщиком сырья компанией «Верхнеуральская руда». Козицыну не удалось мирно договориться с Алтушкиным о судьбе этого актива. Бывшие союзники моментально стали врагами, но здесь обошлось без стрельбы и мордобоя. Ристалищем послужили залы судов, где за 3 года произошло более сотни процессов. Решением арбитражного суда аукцион, который первоначально выиграл КМЭЗ, был отменен.

Великая Уральская Медная война завершилась в 2004 году подписанием мирного договора между «Русской медной компанией» Алтушкина и УГМК Козицына. Свердловчане отказались от притязаний на «Верхнеуральскую руду», но взамен получили акции ОАО «Сибирь-Полиметалл» и денежный зачет. Наступило мирное время, когда можно посчитать потери, поставить свечки в память жертвам и выделить толику денег на благотворительность.

Загрузка...

Комментирование закрыто







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru