Вор в законе Анзор Хуцишвили | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Вор в законе Анзор Хуцишвили

Вор в законе Анзор Хуцишвили - Анзор Зестафонский

Вор в законе Анзор Хуцишвили — Анзор Зестафонский

В прошлом году в Тольятти умер один из старейших воров в России Анзор Хуцишвили или Анзор Зестафонский. Он родился еще до войны в 1938 году в Зестафони и дожил почти до 80 лет. Среди «воров в законе» с их непредсказуемо опасной жизнью и обычными для них вредными привычками такой почтенный возраст издавна был редкостью. Тело почившего Анзора Зестафонского по принятой у криминальных грузин привычке доставили на родину.

Долгая жизнь Анзора могла прерваться практически не начавшись. В 1961 году Кутаисский суд приговорил его к исключительной мере наказания ─ расстрелу, но потом, учитывая молодость преступника, его заменили на 14 лет заключения строгого режима. До «строгача» Хуцишвили довелось узнать все прелести тюрьмы, включая штрафные изоляторы. В первый раз он попал в колонию на 2,5 года. Вернувшись после первой «командировки» домой, он встретился с другим грузинским «вором в законе» по кличке Баджья, который дал ему воровской титул. С ним Анзор Зестафонский прожил 57 лет.

У Анзора был еще младший брат Тенгиз. Он также мечтал пройти путем брата и получить вожделенный титул вора. Тенгиз был к этому близок. Когда Анзора приговорили к расстрелу, у Тенгиза за плечами было уже 2 «ходки» и общий срок заключения 5 лет. Вынужденный присматривать за старенькими родителями и семьей старшего брата Тенгиз Хуцишвили ушел из криминального мира навсегда, став обычным советским гражданином с погашенными судимостями.

Анзор Хуцишвили

С конца 50-х до начала 90-х, выполняя предначертание судьбы, домом для «вора в законе» была тюрьма. Всего ему пришлось провести в ней без нескольких месяцев 30 лет. Он вышел на свободу, когда родная Грузия из советской республики стала полностью независимым государством. Большого желания возвращаться домой у Анзора не возникло. Не захотел он толкаться, ища места под солнцем, среди десятков  воров и криминальных авторитетов в Москве. Местом жительства он выбрал Поволжье, решив кормиться от автобизнеса.

В 1993 году Анзор Зестафонский приехал в Тольятти. Не его одного посетили  аналогичные расчетливые мысли. Дело в том, что в Самарской области тогда образовалась «черная» дыра ─ время полного безвластия. Раньше первую скрипку в регионе играли славяне, но в начале 90-х годов ушел в иной мир воровской аксакал вор Хозяйка (Анкудинов). Из старой гвардии остался только Мордак (Мордаков), но он не вникал в вопросы прибыльного бизнеса, оставаясь верным классическим воровским традициям.

Еще в Самаре жил Купец (Купцов), но вскоре собравшиеся грузинские воры дружно проголосовали за его исключение из списка. Регион давно приглянулся грузинам, снабжавшим новенькими «Жигулями» своих соотечественников и получавшими за услугу неплохую маржу, но Поволжье для них не было курортом. В 1993 году сразу 2 грузинских вора, проживавших в Тольятти, были убиты. Анзор Зестафонский принял хозяйство убиенных Молы (Молашвили) и Цоци (Санадзе).

Контроль над АвтоВАЗом

Одному ему, конечно же, было не выстоять против стай голодных бандитов, рыскавших в окрестностях автомобильного гиганта и стремящихся во что бы то ни стало урвать свой кусок. Всего в те годы в криминальном Тольятти активно действовало около трехсот криминальных «бригад». Компанию Анзору составил старейший грузинский вор Гиви Колыма (Джиджейшвили), поселившийся рядом в Жигулевске, а также Дудука (Парцхаладзе) и Важа Чохатурский (Рамишвили). Из Москвы грузины всегда чувствовал поддержку начавшего набирать влияние в криминальном мире Шакро Молодого (Калашов) и известного грузинского коллеги вора Роланда Шляпы (Гегечкори).

Вор в законе Анзор Хуцишвили - Анзор Зестафонский

Вор в законе Анзор Хуцишвили — Анзор Зестафонский

В тюрьмах Анзор Зестафонский познакомился со многими ворами из Ростова-на-Дону, расположенного совсем недалеко от Поволжья. В случае острой необходимости на месте, его просьбы могла выполнить татарская бригада авторитета Сулеймана. Собрав силы в один кулак Анзор смог взять контроль над частью «выгона» машин с АвтоВАЗа. Сопротивление ему на первых порах оказывал только местный криминальный авторитет Напарник (Вдовин), но быстро понял, что превосходство в силах не на его стороне и вынужден вместо штыков протянуть руку.

Все посредники между производителем авто и потребителями в те годы облагались «серым» налогом за каждую реализованную машину. Преступники обычно требовали «десятину» ─ из каждых 10 автомобилей один передавать им.  Деньги текли рекой в воровскую кассу. Часть из них переправлялась на прожитье «ворам в законе» из Москвы и Питера. Не забывали грузины и о своей исторической родине.

Верховенство грузин не могло радовать конкурентов. Чувствуя косые взгляды местной и приезжей братвы на своих затылках, грузинское воровское сообщество попыталось несколько разнообразить национальный состав высшей воровской касты. В 1995 году Анзор Зестафонский принял участие в сходках, решивших дать воровскую корону Сеньке Самарскому (Якушин) и Лене Калужскому (Индюков). Хитрый ход все равно не помог. Жадность конкурентов превысила страх расплаты за убийства коронованных особ.

В конце 90-х в Тольятти начался массовый отстрел грузинских «законников». Один за одним расстреливались Дудука, Важа Чохатурский и Гиви Колыма. Анзор Зестафонский не выдержал прессинга и покинул Тольятти в 1998 году, передав долю в криминальном бизнесе крестнику Лене Калужскому. К тому времени помимо автобизнеса вор в законе активно вошел в сферу торговли нефтепродуктами.

Вор в законе Алексей Индюков - Лёня Калужский, Фара

Вор в законе Алексей Индюков — Лёня Калужский, Фара

В конце 90-х в российской экономике наступило время повальных неплатежей. «Вору в законе» частенько приходилось разруливать ситуации с долгами предприятий друг другу. Леня Калужский без поддержки Анзора Зестафонского долго в Тольятти не протянул. В 2000 году его сначала «раскороновали», а через 3 года застрелили. Причем на него была явно объявлена охота. Результативное покушение произошло всего лишь через 3 недели после первого ─ неудачного. Корни убийства лежат в нефтяном бизнесе. Перед смертью Леня Калужский вошел в криминальную долю с генеральным директором Оренбургского НПЗ Виктором Чеканом, также расстрелянном киллерами.

Анзор Зестафонский изредка навещал Тольятти. На постоянное место жительства он вновь вернулся где то в 2003 году, когда все страсти полностью улеглись. На АвтоВАЗ пришла новая команда менеджеров из «Рособоронпрома» и сумела выдавить криминал с территории завода. Доходы у Анзора резко уменьшились. Он больше стал выполнять декоративную роль «свадебного генерала». Негласно его стали величать не иначе, как «совестью воровского мира». Хотя полностью от криминальных занятий он не отошел.

В 2006 году его Chevrolet Niva перехватили на трассе, ведущей в Димитровград, и нашли в салоне 6 патронов от пистолета ТТ. Суд пожалел пожилого человека и назначил ему условное наказание. В те годы в Тольятти появился еще один «варяг» пытавшийся подмять под себя региональный бизнес. Им оказался белорусский вор Галей (Галеев), но старого грузина он никогда не обижал.

Сходка на Пироговском водохранилище

В 2006 году на пост руководителя Управления областного МВД заступил Александр Реймер. Тот самый, который возглавлял российский ФСИН и сейчас отбывает срок за финансовые махинации, организованные им на этом посту. Первым делом он объявил войну организованной преступности. На частых пресс-конференциях Реймер подробно рассказывал о криминальной ситуации в области, каждый раз упоминая об Анзоре Зестафонском. Под таким пристальным наблюдением «вору в законе» приходилось буквально выверять каждый свой шаг, чтобы на старости вновь не угодить в тюрьму. В 2009 году Реймера перевели с повышением и грузину стало легче жить. В конце концов в тюрьму попал не Анзор, а он.

Вор в законе Тариэл Ониани - Таро

Вор в законе Тариэл Ониани — Таро

Последний раз имя Анзора Зестафонского мелькнуло в оперативных сводках в 2008 году. В июле грузинские «воры в законе» были спешно созваны в Москву на сходку. Предстояло определиться в начавшейся войне между Дедом Хасаном (Усоян) и Таро (Ониани). Около 70-ти «воров в законе» собрались на теплоходе, курсировавшем по Пироговскому водохранилищу. Персонально для разбора полетов были приглашены старейшие грузинские воры Джемал Сурамский (Хачидзе), Чикчика (Чикаберидзе), Минаго (Пахуридзе) и Анзор Зестафонский.

Представители другой противоборствующей стороны предпочли на борту теплохода не появляться. Спецподразделения с вертолета и катера захватили  теплоход и переписали всех присутствующих. Участие в сходке на Пироговском водохранилище для многих воров имели неприятные последствия. Всех присутствующих записали в сторонники Таро. Джемалу Сурамскому пришлось вытерпеть налет противников на подмосковную дачу, несколько пощечин и лишение имени. Претензии были высказаны и в адрес Анзора Зестафонского. Он оправдался тем, что оказался на борту теплохода абсолютно случайно, за что принес извинения. После этого он до своей смерти тихо жил в Тольятти, предпочитая не выезжать из города и не вникать в ни чьи дрязги.


Комментирование закрыто







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru