Улицы разбитых фонарей | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Улицы разбитых фонарей

Улицы разбитых фонарейИcтоcковавшиеcя по интересному отечественному кино, зрители в конце 1990-х с восторгом приняли сериал «Улицы разбитых фонарей», с его более популярным никнеймом «Менты». Персонажи шутили, пили водку, рассуждали о смысле жизни — зритель впервые увидел живых милиционеров со сложной судьбой и непростой личной жизнью. Но точно так же зритель увидел и то, как можно потерять идею уникальности и скатиться в штамповку…

В конце 1990-х годов российское население уже устало от ожидания свободного и лучшего общества, которое обещалось руководством страны, но все никак не наставало. Свобода многими понималась буквально. Все это наши девяностые с их диким капитализмом и разгулом преступности. В таких условиях продолжали работать уже не справлявшиеся с обязанностями государственные структуры, такие как милиция. В то же время страна за почти десять лет действительно изменилась, и многие люди задавались вопросом, что они получили.

Фильмы про милицию в нашей стране традиционно любимы. Но такие фильмы скорее эстетический компонент государства — такое создание государством своего положительного имиджа. «Место встречи изменить нельзя» или «Рожденная революцией» — непревзойденная классика советского милицейского кино. Но в 1990-е захлестнувшая кино коммерция отодвинула государственные ориентиры. На телевидении преобладали голливудские боевики разной степени качества. А отечественная киноиндустрия и вовсе находилась в плачевном состоянии.

Улицы разбитых фонарей

Режиссеры вспомнили о милиции лишь к концу 1990-х, видимо, почувствовав новые веяния. Люди уже подустали от западных боевиков и хотели чего-то своего и близкого, можно даже сказать, хотели чего-то уютного. К этому пониманию подошли и создатели «Ментов». Проект должен был быть подан как милиция, «рожденная девяностыми». Первые сезоны «Улиц разбитых фонарей» еще не сильно педалировали тему положительного образа милиции, хотя и не чернили ее — менты в сериале были честными.

Тем не менее это был скорее сериал — собрание городских легенд и баек из милицейского фольклора, а также элемент лирического раскрытия персонажей через освещение личной жизни главных героев. Ну и конечно, зритель впервые увидел, как милиционеры пьянствуют и занимаются любовью прямо на рабочем месте, хотя и не в этом достоинство «Ментов».

« Менты» стали одним из самых значимых массовых кинопродуктов своего времени. Они во многом создавали настроение городскими сценами из центра Петербурга, еще не отремонтированного к 300-летию. Зато в первых сериях зритель видит уже плохо знакомые молодому поколению ларьки, питерскую братву и просто гопников. Все это дополняется особенностями съемки и диалогами главных героев, а также серым депрессивным Петербургом, являющимся самостоятельным персонажем сериала.

Персонажи Улиц разбитых фонарей

Персонажи Улиц разбитых фонарей

Многим ценителям особенно нравится первый сезон с его почти арт-хаусной атмосферой. Режиссерами того сезона были, в частности, Александр Рогожкин и Владимир Бортко, который в титрах был указан под псевдонимом Ян Худокормов. Успеху во многом способствовал и автор сценария «Ментов» Андрей Кивинов, по произведениям которого и был снят сезон. Кивинов (настоящая фамилия Пименов) в прошлом сам работал в милиции. Опером.

Можно было обратить внимание на то, что характеры персонажей в первом сезоне менялись от серии к серии. Дело в том, что авторы в процессе съемок еще только выстраивали типажи героев. Кивинов в своих книгах писал про разных людей, тогда да как в сериале сделали сборную солянку. Некоторых героев в «Ментах» вообще добавлять не стали, раскидав их характеры и поступки по существующим второстепенным персонажам.

Мухомор из ментов

Вообще, зрителей в первых «Ментах» цепляли именно актеры и выстроенные ими персонажи. О них стоит поговорить подробней. Так, недалекий на первый взгляд начальник главных героев Петренко (он же Мухомор), в исполнении Юрия Кузнецова, был одним из зрительских любимчиков. Он выглядел слегка туповатым, но в то же время необъяснимо добрым, безуспешно пытавшимся бороться с алкоголизмом в своем отделе.

Настя и Мухомор из ментов

Настя и Мухомор из ментов

Мухомор умел чутко прислушиваться к мнению начальства и когда нужно подсказывать своим операм выход из сложных ситуаций (как, например, в серии «Чистые руки»). Однако при всем при этом он был несколько оторван от современного мира, хотя эту его тормознутость можно было бы объяснить возрастом и несоответствием советского воспитания суровым реалиям девяностых.

Капитан Казанцев

Другой интересный персонаж — капитан Казанцев, он же Казанова в исполнении Алексея Лыкова. В книгах Кивинова звался Константином. Из-за того, что в «Ментах» носил красный шарф, черный плащ и шляпу, внимательным зрителям напоминал персонажа фильма «Тень».

Поговаривали, что данный образ был намеренно взят создателями сериала из данного фильма с Апеком Болдуином в главной роли.

Капитан Казанцев

Капитан Казанцев

Уход Лыкова из проекта многих поклонников разочаровал. Что неудивительно — для сериала персонаж оказался настолько важным, что создатели придумали целую легенду про его командировку в Чечню, из которой он не вернулся.

Ларин и Дукалис

Персонаж Алексея Нилова в книгах Кивинова именовался Кирилл Андреевич. По сути, сам Кивинов и был прототипом для Ларина и писал этот образ во многом с себя. Ларин — самый интеллигентный и депрессивный милиционер в отделе, любящий принять на грудь и порассуждать на отвлеченные темы — в общем, настоящий петербуржец.

Многим запомнилось забавное альтер-эго героя в виде «агента Цыплакова» — механического петушка, который стучит клювом по поверхности, в то время как Ларин записывает его «показания». В конце пятого сезона вместе с Дукалисом трагически погиб при исполнении служебных обязанностей.

Ларин и Дукалис

Ларин и Дукалис

Собственно, Дукалис (Сергей Селин) — один из самых комичных персонажей сериала со сложной судьбой. Был русскоязычным латышом, родился и вырос в Риге, воевал в Афганистане. Затем работал в советском ОМОНе в Латвии, но после драматичных событий 1991 года Дукалису пришлось стать эмигрантом и переехать в Питер. Должность в отделе — таран, который выносит двери тем, кто их не открывает. Как и Мухомор, несколько туповат, за что над ним по-доброму любили подшутить коллеги. Иногда попадал в нелепые ситуации, например, когда в одном из ночных клубов был вынужден танцевать стриптиз.

Коммерческий сериал

Персонажи Михаила Трухина (Слава) и Александра Половцева (Соловец) в первых сезонах «Ментов» были второстепенны, но именно они впоследствии составили костяк сериала, который сохраняется до сих пор (вместе с Борей Чердынцевым). Практически с каждым последующим сезоном новые персонажи стали меняться с такой быстротой, что всех их уже трудно запомнить. При этом исчезновение предыдущих никак не объясняется.

Соловец из Улиц разбитых фонарей

Соловец из Улиц разбитых фонарей

Постепенно сериал стал банальным коммерческим продуктом. А реальность в лице евсюковых, коррупции и прочих неприятных инцидентов с милицией была нагляднее чем пропаганда нового образа милиционера. Это несоответствие оттолкнуло многих зрителей-интеллектуалов, которым полюбились именно первые «Менты».

Были и другие причины потери зрительских симпатий к «Ментам», среди которых обычно выделяют смерть основателя проекта Александра Капицы, ухода сценариста Анцрея Кивинова и старых полюбившихся актеров. Кроме того, один за другим стали выходить спин-оффы сериала — различные проекты-клоны с теми же актерами, как то «Убойная сила», «Опера. Хроники убойного отдела», «Литейный, 4».

Все это распылило идею, превратив уникальную авторскую вещь в попсовую банальщину.


Комментирование закрыто







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru