Вор в законе Зява Махачкалинский | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Вор в законе Зява Махачкалинский

Вор в законе Абдулхаликов Зиявудин - Зява Махачкалинский

Вор в законе Абдулхаликов Зиявудин — Зява Махачкалинский

Дагестан ─ уникальный регион России, прежде всего по своему национальному составу. Более десятка народностей, каждая имеющая свой язык и национальные обычаи, образуют единое целое, что для соседей умещаются в одном слове ─ дагестанцы. В уголовном мире Дагестан почти не представлен. Это не означает, что вообще нет преступников-дагестанцев. Вернее, «воры в законе» из Дагестана очень редки. Просто воровская идеология не очень прижилась среди выходцев из республики. Сейчас в колониях и тюрьмах, наряду с привычными «красной» и «черной» властями, зарождается третья ─ «зеленая». Это власть джамаатов. В ней дагестанцы представлены весьма широко.

Джамаат ─ это сообщество взаимопомощи, созданное на платформе исламского вероисповедания. В последнее время в местах заключения в общины мусульман потянулись отвергнутые по разным причинам соплеменниками славяне. Среди них заключенные, жестоко наказанные за «косяки», и даже «опущенные» ─ представители даже не низшей ступеньки, а подвала в уголовной иерархии. В советское время места заключения в Дагестане условно все были окрашены в красный цвет, но «воры в законе» на его земле все же рождались.

Вор в законе Иван Чернигов - Иван Рука

Вор в законе Иван Чернигов — Иван Рука

Самым первым среди них был аварец Мага Букварь (Алиев). Ныне он находится в розыске. Шансы пополнить воровскую семью были у авторитетов Пайзы, Лабаза и Гаджи, но обстоятельства не сложились. Просто кандидаты не дожили до этого дня. Зиявудину Абдулхаликову по прозвищу Зява Махачкалинский удалось дождаться признания. В 1990 году в Саратовской области вор Иван Рука (Чернигов) принял его в воровскую семью.

Иван Рука по рождению был белорусом из Гомеля, но его всегда тянуло в теплые края. Много времени он прожил в Тбилиси, а в зрелые годы осел на побережье Черного моря в Туапсе. Он был вором старой закалки и пользовался большим авторитетом у южан. Не один раз с просьбой разрешить возникающие споры к нему обращались коллеги из Абхазии, проделывая долгий путь из Сухуми в Туапсе и считая его нейтралитет важным залогом в достижении справедливости.

Иван Рука умер в 1999 году от язвы желудка. Он всю жизнь прожил особняком от воровских группировок. Такую же независимость унаследовал от крестного отца Зява. Он вырос среди русских соседей, которым сложно было произносить его мудреное имя. Они сократили его имя до 4-х букв, после чего прозвище навечно прилипло, не доставляя его обладателю никаких неудобств своим неблагозвучием.

Зява Махачкалинский

До получения короны Зява Махачкалинский 3 раза отбывал срок в Дагестане. Ему инкриминировали хулиганство и самоуправство. «Вор в законе» постоянно держал в напряжении местную милицию. После очередного ареста в 2001 году в Махачкале, когда у него нашли пакет с опием, он решил поменять место жительства и перебраться в Москву. За опий наказания Зява не получил. Его освободили по амнистии, но он воспринял случившееся, как последнее серьезное предупреждение.

Дагестанский вор в законе Зияутдин Абдулхаликов (Зява)

Дагестанский вор в законе Зияутдин Абдулхаликов (Зява)

В Москве Зяву Махачкалинского радушно приняли старожилы столицы, и он стал вхож к признанному лидеру преступной России Деду Хасану (Усоян). В центре России Зява возглавил бригаду соплеменников из 20-ти человек. Он занимался планированием  вымогательств и краж, угоном автомобилей и предоставлением за плату защиты многочисленным выходцам из южной республики, занимающихся бизнесом в Москве.

Кроме того, ему «отстегивали» часть заработка дагестанцы-карманники, орудовавшие в столичных аэропортах Внуково и Домодедово. В это время он сошелся с грузинским «вором в законе» Джемалом Сурамским (Хачидзе). В 2004 году в Москве его ненадолго задержали. Причиной заинтересованности послужили наркотики, на которые в России сильно «подсел» Зява. Он прекрасно понимал, что надо срочно «завязывать».

Решив проблемы с милицией, дагестанский «вор в законе» выехал в Бишкек к известному киргизскому наркологу Дженишбеку Назаралиеву и прошел курс лечения у него, но полностью отказаться от пагубной привычки так и не смог. Парадокс в том, что Зява искренне осуждал увлечение наркотиками и даже пробовал в меру своих сил бороться с ними, но сам он оказался не в силах противостоять дурманящему увлечению.

Новый срок вора

В августе 2007 года он в очередной раз встретился с Дедом Хасаном в его штабе ─ московском ресторане «Старая кибитка» на Поварской улице. Это была не ритуальная, а чисто деловая встреча. Коммерсанты из Дагестана попросили его о защите. Они платили Зяве, но на них «наехала» другая воровская команда.

Вор в законе Элгуджа Туркадзе - Гуджа Кутаисский

Вор в законе Элгуджа Туркадзе — Гуджа Кутаисский

Конфликт полномочий мог разрешить только Хасан. С самого начала что то в разговоре пошло не так. Как по заказу в ресторан ворвалась милиция. К Хасану претензий у них не было, а вот у Зявы они нашли почти 30 грамм гашиша. Дагестанец утверждал, что пакет ему подбросили. На 5 с половиной лет «вор в законе» вынужден был выйти из игры. Еще ему пришлось заплатить 50 тысяч рублей штрафа.

Срок он большей частью отбывал в Поволжье, в Димитровграде и Балашове. В заключении его пути пересеклись с представителями конкурирующего с Хасаном воровского крыла Гуджей Кутаисским (Туркадзе) и Торчиком Сухумским (Торчинава). Они нашли общий язык и подружились, чем еще дальше раздвинули пропасть между Зявой и Дедом Хасаном.

В заключении Зява показал себя настоящим стойким «отрицалой». Последние полгода перед освобождением он отсидел в одиночке. О своем месте в глобальной воровской междоусобице он предпочитает помалкивать, не вынося «сора из избы».

Дагестанский вор в законе

Долгое время Зява Махачкалинский оставался самым авторитетным дагестанским вором. Дед Хасан и его окружение постарались «родить» ему конкурента. Им стал аварец Шамиль Смолянский (Магомедов).

Вор в законе Шамиль Магомедов (Шамиль Смолянский)

Вор в законе Шамиль Магомедов (Шамиль Смолянский)

Его кандидатуру усиленно проталкивал грузин Роланд Шляпа (Гегечкори). Зява был знаком с Шамилем и у него «по жизни» были к нему вопросы, без ответа на которые по понятиям его коронация не должна была случиться. Дед Хасан проигнорировал мнение Зявы. Так в Дагестане появился еще один вор. Причем, в отличии от даргинца Зявы он принадлежал к аварцам ─ самой многочисленной народности в республике. Возможно, у Хасана был какой то свой расчет. Прозвище «смолянский» у Шамиля произошло от названия махачкалинского бара, популярного среди местного криминального элемента, где он был частым гостем.

Зява вернулся из Поволжья в Дагестан, но на воле ему погулять долго не удалось. Он успел только поставить «смотрящим» в ИК-2 «Шамхал» своего ставленника Шамиля Ибрагимова по кличке Батоно. Вновь задержание и вновь наркотики. В отделении милиции дагестанский вор в законе твердил, что наркотики ему вновь подкинули, демонстрируя свои чистые от инъекций руки и даже пах. Странным было другое. В тот раз Зяву приехала задерживать бригада оперативников с самого дальнего конца страны ─ с Камчатки, а не местные правоохранители. Зяве еще раз дали понять, что в Дагестане он считается персоной нон-грата.

Ему присудили 4 года заключения, но отправлять далеко не стали, а выбрали местом исправления и искупления вины все тот же «Шамхал». В 2014 году у него умерла мать. Друзья со свободы просили отпустить Зяву на ее похороны, давали любые гарантии и предлагали большие деньги, но власти были неумолимы. Похороны прошли без участия Зявы Махачкалинского. До этого, находясь в СИЗО, дагестанец был отравлен неизвестными. В кружку с водой подмешали героин и подследственного еле откачали медики.

Зява Махачкалинский — последние новости

Попав в «Шамхал», Зява установил там жесткие порядки. Первым делом он запретил на территории колонии торговлю тяжелыми наркотиками, особенно в среде молодежи. Барыги, не отреагировавшие на предупреждение, были немедленно биты людьми Зявы. Как истинный «вор в законе», он в любых ситуациях не скрывал своего криминального статуса. Сам он считает, что над ним висит моральная обязанность обеспечивать справедливость. Звание «вора в законе» для него не признание особых полномочий, а возможность делать то, что сам считает нужным.

По его признанию он сам уже давно не ворует. В этом просто нет необходимости. Средства существования ему предоставляют его многочисленные друзья, «братья» и многочисленные родственники. Среди них есть даже полицейские. Зява к ним относится вполне терпимо, считаю, что у каждого своя работа. «Вор в законе» неплохо играет в биллиард и карты, поэтому с голода уж точно не умрет. В свободное время, что необычно для человека, официально считающимся наркоманом, он посещает спортивный зал.

По жизни Зява Махачкалинский всегда был очень неприхотливым и скромным человеком, не нажившим богатств, не имеющим даже первого признака престижности кавказского мужчины ─ личного автомобиля. Дальнейшая его жизнь полностью в руках Верховного суда Республики Дагестан, который должен рассмотреть 17 января апелляционную жалобу прокуратуры. В очередной раз Зява был арестован в августе 2016 года в Махачкале с наркотиками в кармане, но в сентябре месяце прошлого года был оправдан судом. Адвокат и сам подсудимый расценили произошедшее, как очередную провокацию МВД против «вора в законе».


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru