Зеленая банда Шанхая | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Зеленая банда Шанхая

Хуан Цзиньжун

Хуан Цзиньжун

Одна из крупнейших китайских ОПГ — шанхайская Зеленая банда — вписала себя кровавыми иероглифами в историю Китая. Причем ее самыми крупными жертвами стали не городские обыватели или бандиты-конкуренты, а «заказанные» правительством коммунисты.

Река Янцзы является самой большой рекой Китая по полноводности и протяженности. В прибрежной зоне Янцзы, помимо земледелия, население всегда занималось двумя вещами — рыболовством и судоходством. Именно профессиональные сообщества лодочников, рыбаков и судовых торговцев стали прообразом триад.

Зеленая банда родилась еще в XVII веке как некий «профсоюз» лодочников. В каждой прибрежной деревне Зеленая банда имела своего представителя, и тот был обязан предоставить собрату кров и пищу на время остановки. Также в случае конфликтов с клиентом, среди которых часто встречались заносчивые императорские чиновники или купцы, лодочники могли рассчитывать на корпоративную поддержку собратьев по «профсоюзу».

В 1850 году в Китае вспыхнула крестьянская война против маньчжурской династии Цин, известная как восстание тайпинов. В условиях грабежей и мародерства купцы перестали плавать по Янцзы, предпочитая более длинный, но спокойный путь по морю. Оставшиеся без заработка лодочники занялись контрабандой соли. Другим интересным товаром для них стал опиум, которым англичане наводнили Китай. Впрочем, довольно быстро банда расширила сферу деятельности и уже к концу XIX века занималась и рэкетом, и казино, и проституцией.

В начале ХХ века Шанхай стал самым экономически развитым городом Китая. Помимо самих китайцев, здесь находились британские, американские, французские концессии и жили тысячи европейцев. Именно в этот период произошло сращивание Зеленой банды с шанхайской полицией, и главную роль в этом симбиозе сыграл талантливый полицейский Хуан Цзиньжун.

Свою карьеру Хуан, происходивший из простой семьи, начал мальчиком на побегушках в торговой лавке. В 1892 году 24-летний юноша через сито отбора пробился в ряды полиции Французской концессии. И вскоре его дела пошли в гору. Смышленый и исполнительный, Цзиньжун находился у французских боссов на хорошем счету. Причем поддерживать порядок ему помогали не столько подчиненные, сколько члены различных банд, у которых с ним были различные договоренности.

Когда в 1914 году разразилась Первая мировая война, французы стали уезжать на театр военных действий, и их стало в Шанхае настолько мало, что спустя три года Цзиньжуна, отслужившего уже 25 лет‚ назначили на должность главного инспектора концессии. Теперь в его власти оказались все французские полицейские китайского происхождения. И не только.

Способный лидер

В 1922 году французы, ужаснувшись коррупции среди китайцев, провели глобальные чистки в полиции. Но против такого важного человека, как Хуан Цзиньжун, никто не рискнул дать показания, и его не тронули. Была и другая причина. Цзиньжун ввел четкое правило для своих мафиози: «Белый человек — неприкосновенен». Неизвестно, знали ли французы
об этом достоверно, но то, что догадывались, вне всякого сомнения. И это их более чем устраивало.

Мисс Квэй

Мисс Квэй

Если головой Зеленой банды был Хуан Цзиньжун, то шеей — его жена, мисс Квэй. До замужества она была владелицей борделя в Сучжоу, а потом еще приобрела ассенизаторскую компанию.

В Шанхае отсутствовала центральная канализация, и все нечистоты стекали в яму у дома. Получив плату от домовладельца, грузовики мисс Квэй везли фекалии в деревни, где крестьяне покупали их на удобрения. Именно Квэй разглядела недюжинные способности в одном из сотен юношей, работавших на Хуана.

Его имя было Ду Юэшэн, или Большеухий Ду. Поначалу молодой Юэшэн проявил себя как способный малый на мелких поставках опиума потребителям. Мисс Квэй уговорила мужа повысить его до начальника склада опиума. В итоге склад стал образцовым во всей банде, и Хуан назначил Ду управляющим опиумной фабрикой на территории Французской концессии. За несколько лет Ду, благодаря хитрости и уму, превратился в уважаемого авторитета.

Ду Юэшэн и его пятая супруга, актриса пекинской оперы Мэн Сяодун, 1950 год

Ду Юэшэн и его пятая супруга, актриса пекинской оперы Мэн Сяодун, 1950 год

Одалживая европейцам крупные суммы, он не требовал вернуть их в срок, зато просил о различных услугах. Дивиденды от таких сделок намного превышали возможные проценты от долга. Но самое главное, став вторым человеком в Зеленой банде, Ду и не помышлял о свержении Хуана. Хотя большинство низовых членов всерьез думали, что их главарь — Большеухий Ду, а Цзиньжун — всего лишь его хороший приятель из полиции.

Слева: Ду Юэшэн, Чжан Сяолин и Хуан Цзиньжун

Слева: Ду Юэшэн, Чжан Сяолин и Хуан Цзиньжун

5 мая 1923 года неподалеку от города Линьчен заезжие отморозки напали на поезд «Голубой экспресс», следовавший из Пекина в Шанхай. Пассажирами в нем были богатые
европейцы, и их неприкосновенность стала головной болью Хуана. Надо знать менталитет китайских бандитов, чтобы понять, что полиция для них была куда менее страшна, чем коллеги из триад. Именно потому Хуан почти публично прошел обряд вступления в банду, которую де-факто возглавлял, и уже в статусе мафиозного босса явился на переговоры с захватчиками. Потеряв дар речи, те приняли его предложение убраться по-хорошему и не причинили вреда заложникам.

Резня коммунистов в Китае

После публичного вступления в Зеленую банду Цзиньжун мог уже, не скрываясь, принимать посетителей не в полицейском офисе, а в своей штаб-квартире на улице Рю-Консула. Но вскоре звезда великолепного Хуана закатилась. В ноябре 1924 года Шанхай захватили войска Фэнтяньской клики, и один из ее генералов — Лу Юнсян — стал здесь губернатором. Он сразу решил показать всем, что его слово будет главным в этом городе.

Штаб-квартире на улице Рю-Консула

В этом отеле была штаб-квартира на улице Рю-Консула

Военные арестовали Цзиньжуна и поместили его в тюрьму. В отличие от европейцев, считающих, что ходки на зону придают веса преступнику, китайцы думают, что попавший в тюрьму человек — неудачник и не может быть лидером. Так и вышло. Хуан был освобожден за крупный выкуп, который заплатил Большеухий Ду, но остаться боссом уже не мог. В 1925 году Хуан вышел на «пенсию» и стал уважаемым советником Юэшэна. И оба они были рады, когда 3 марта 1927 года рабочие под предводительством коммуниста Чжоу Эньлая разгромили силы военного губернатора.

Чан Кайши

Чан Кайши

Но оказалось, что коммунисты, по примеру своих собратьев из России, предлагали отобрать все у богатых и поделить. Противовесом коммунистам стали их вчерашние союзники — партия Гоминьдан с ее лидером, генералом Чан Кайши. Последний решил нейтрализовать красную угрозу и взял в союзники главарей триад, которые имели крупнейший бизнес в городе. За будущие преференции Чан Кайши предложил Зеленой банде и банде Хонмен «разобраться с коммунистами». Эту идею активно поддержали и европейские концессии, поэтому не только пропустили бандитов через свою закрытую территорию, но и снабдили их оружием.

День и ночь 12 апреля 1927 года в Шанхае стали кровавыми: вооруженные мафиози стреляли, резали и забивали палками всех, кто мог иметь отношение к коммунистам. Всего за несколько часов погибло более 4 тысяч человек, это событие вошло в историю как Шанхайская резня. За эту «услугу» генерал назначил Ду Юэшэна председателем правления Бюро по борьбе с опиумом, что давало мафии неограниченные возможности по торговле этим дурманом.

Ду остался верен Чан Кайши, даже когда в 1937 году в Шанхай вошли японские войска. Как и его наставник Цзиньжун, он отказался покинуть город и пытался договориться с оккупантами, чтобы сохранить банду и огромный бизнес.

Отношения с Гоминьданом у главаря Зеленой банды испортились уже после окончания Второй мировой. Сын Чан Кайши — Цзян Цзинго — решил поставить триады на место и стал арестовывать помогавших им чиновников по педозрению в коррупции. Ду воспринял это как атаку на себя лично и пригрозил генералу, что сможет доставить неприятности разоблачением его родственников, также насквозь коррумпированных. Чан Кайши пришлось отступить.

В 1949 году под натиском войск Мао Цзэдуна чанкайшистское правительство бежало на остров Тайвань. Понимая, что за Шанхайскую резню коммунисты могут его казнить, Ду вместе с костяком своей банды уехал в Гонконг. А вот старый босс Хуан Цзиньжун отказался куда-либо ехать. 20 мая 1951 года одна из газет напечатала покаяние бывшего главного мафиози, которое было призвано воздействовать на оставшихся в городе бандитов.

Хуан Цзиньжун

Хуан Цзиньжун

Итак, до 1990-х годов коммунистическим властям удалось придушить Зеленую банду. Впрочем, до конца победить триады они так и не смогли.

Загрузка...

Прокомментировать







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru