Кто создал ИГИЛ | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Кто создал ИГИЛ

Кто создал ИГИЛВнешняя политика США в 2000-е годы была запоздалой рефлексией на террористические акты 11 сентября 2001 года. Ее определяющими мотивами стали: 1) осознание уязвимости даже своей собственной территории; 2) отсюда боязнь потерять статус единственной сверхдержавы мира со всеми вытекающими последствиями; З) желание продемонстрировать свою сверхсилу на страх врагам, а особенно подчиненным союзникам; 4) образ главного врага теперь в бытовом сознании закрепился за террористами с Ближнего Востока.

Следствием этого стал пересмотр своей стратегической линии в данном регионе, когда значительная часть тамошних стран составила пресловутую «ось зла», а еще часть, включая и лояльные Вашингтону режимы, стала считаться симпатизирующей врагу.

При подборе кандидатов на роль «оси зла» доминировали критерии времен «холодной войны»: если страна ориентируется не на США, значит, она враждебна. Действительная степень вовлечения страны в сферу влияния радикального ислама практически игнорировалась, ибо в разряд «плохих» были зачислены без веских на то оснований Ирак и Сирия — две самые секулярные державы арабского мира.

Большой Ближний Восток

Для обоснования этого американские политики высшего звена не останавливались перед прямой фальсификацией фактов, публично заявляя о якобы полученных разведкой данных о связях местных режимов с террористической организацией «Аль-Каида». Концепция «оси зла» переродилась в более масштабную программу. Этот амбициозный проект получил название «Большой Ближний Восток». Суть его заключалась в необходимости демократизации политических процессов внутри ближневосточных государств любыми доступными
средствами. По замыслу авторов, это должно было способствовать созданию искренне преданных США политических режимов в исламском мире, что привело бы к ликвидации влияния воинствующих исламистов. США, таким образом, расширили бы число своих сателлитов и одновременно обезопасили бы себя от влияния радикальных идей и от вооруженных вылазок исламских экстремистов.

На самом деле столь же явным, как и сомнительным, «достижением» проекта «Большой Ближний Восток» стал тяжелейший удар по устоявшейся системе межгосударственных отношений в данном регионе, который фактически дезавуировал в применении к нему понятия «баланс сил». Естественная политическая игра локальных акторов в своем регионе нарушена, подорван и естественный процесс формирования местных полюсов силы, без чего нормальная политическая конфигурация любого региона крайне затруднена.

Катастрофа на восточном направлении американской политики еще не наступила, но, если события на фронтах Ирака и Афганистана (даже если агрессия не распространится на Сирию и Иран) будут разворачиваться по нынешнему сценарию, ее перспектива весьма вероятна. Примечательно, что в этом смысле присутствие войск США в мусульманских странах, ставшее катализатором данного процесса, в настоящее время объективно оттягивает момент драматической развязки. Однако не только не предотвращает его, но скорее всего усугубляет последствия.

Большой Ближний ВостокИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация) демонстрирует впечатляющие способности военного руководства и тактическое мастерство в операциях крупных частей с применением тяжелого вооружения, и не вызывает сомнений, что многому боевики данной группировки научились у американцев. При этом стоит уточнить: американцы действовали так по соображениям сиюминутной политической целесообразности, а не со среднесрочными намерениями.

Популярные высказывания об ИГИЛ

Генерал армии США Д.П. Болджер пишет: «В сочетании с наращиванием числа американских солдат в Багдаде летом 2007 года «суннитское пробуждение» эффективно положило конец религиозному кровопролитию. Это движение раскололо суннитское сопротивление, и оно оставалось разобщенным на оставшееся время американской кампании. Это не было победой ни по одному из критериев, которые оптимистичные американцы установили для себя еще в 2003 году — казалось, в другой жизни. Но это было что-то похожее на прогресс… «Суннитское пробуждение» распространялось стремительно… Всегда озабоченный маркетингом, [командующий в Ираке генерал Дэвид] Петреус и его ближайшее окружение остановились на более вдохновляющем названии. С одобрения премьерминистра Ноури аль-Малики сунниты стали называться «Сынами Ирака».

Генерал Болджер

Генерал Болджер

Хотя в Америке «волна» стала новостью, в самой стране «суннитское возрождение» обеспечило настоящую и продолжительную разницу в скорости истощения… «Сыны Ирака» были в подавляющем большинстве лояльны. Силами почти в сотню тысяч человек, половина из которых находилась вблизи Багдада, движение «Сахва» разрешило суннитам носить оружие на законном основании и платило им, эффективно убирая большую часть стимулов для «благородного сопротивления». Это было, безусловно, самой успешной и широко распространенной программой создания рабочих мест в Ираке… Однако «Сахва» платила десятки тысяч арабам-суннитам, чтобы они убивали друг друга, а не американцам. Как ни цинично это может выглядеть, но результаты оспорить невозможно.

«Сыны Ирака» выставляли на поле боя почти в шесть раз больше вооруженных суннитов, чем их враги, по самой высокой оценке сил противника. Это показывает потенциальную глубину и мотивированность суннитского повстанческого движения».

Можно дать и более прямолинейную оценку: финансируя и обучая «Сынов Ирака», Петреус и его команда собрали элементы нового суннитского повстанческого движения, сейчас называющего себя «Исламским государством» (оно же «Исламское государство Ирака и Сирии»). Репортаж Эндрю Макгалли для «Франс-Пресс» в 2007 году описывает первую встречу представителей суннитских племен вблизи Багдада с Петреусом и его командой.

«Скажите, чем я могу помочь вам?» — спрашивает генерал-майор Рик Линч, командующий американскими войсками в центральном Ираке… Один [из племенных вождей] говорит об оружии, но генерал настаивает: «Я могу дать вам деньги с условием нормализовать положение на территории. Чего я не могу сделать — это очень важно — дать вам оружие».

Серьезность военного совета в палатке на передовой военной базе в «Кэмп Ассассин» на какое-то время нарушается, когда один из местных иракских лидеров говорит в шутку, но понимающе: «Не беспокойтесь! Оружие в Ираке стоит дешево». «Верно, совершенно верно», — усмехается Линч в ответ.

Вооружив все стороны конфликта и удерживая их порознь только угрозой применения оружия, Соединенные Штаты готовятся уйти, оставив на месте правительство национального примирения, которое будет стремиться к тому, чтобы хорошо вооруженные и хорошо организованные боевики играли по правилам. Наверное, это самое глупое из всего, что когда-либо делали империи. Британцы играли на разделении и покорении, в то время как американцы предлагают разделить и исчезнуть. В какой-то момент вся эта жалкая конструкция рухнет, и никому это не известно лучше, чем Петреусу.

Структура ИГИЛ

Протоструктура ИГИЛ была создана опытными офицерами спецслужб Саддама Хусейна, включая представителей могущественной партийной разведки БААС. Поэтому ИГИЛ отличается достаточно высоким профессиональным уровнем офицерского корпуса, управленческих кадров, пропагандистского механизма, управления сферой обеспечения внутренней безопасности.

Внутренняя структура ИГИЛ в соответствии с традиционными правилами функционирования мухабарат («спецслужбы» — араб.) сочетает в себе открытые, полуофициальные и полностью закрытые оргкомпоненты. На самом верхнем уровне в значительной степени, пусть и временно, совпали интересы американцев и бывших баасистов. Военно-разведывательному сообществу США, которое стремится сформировать новую систему баланса сил (новую систему сдержек и противовесов) на «Большой Ближний Восток», делает стратегическую ставку на Исламскую Республику Иран, одновременно надо создать значимый региональный противовес своему партнеру, чтобы в долгосрочной перспективе не попасть в зависимость от него как региональной супердержавы.

Структура ИГИЛ

Структура ИГИЛ

Ни Турция, ни тем более Саудовская Аравия или Израиль по разным причинам таким эффективным противовесом ИРИ стать не могут. И в этой связи ИГИЛ оказалось действенным инструментом затягивания иранских силовых структур в серию разгорающихся региональных конфликтов. Некоторые спецслужбы США достаточно активно использовали ИГИЛ в 2014 году против тогдашнего иракского правительства Нуриаль-Малики, которого поддерживало руководство КСИР (Корпуса стражей исламской революции).

Кто создал ИГИЛ и для чего

Вскоре ИГИЛ ослабило КСИР, а через него Иран тем, что взяло под контроль огромные территории Сирии и Ирака — союзников ИРИ. Бывший глава Агентства оборонной разведки США откровенно признал, что ИГИЛ в Сирии появилось благодаря решению Вашингтона. Проведенное расследование доказало, что деятельность Запада и некоторых арабских государств стала важным фактором успеха целого ряда экстремистских группировок; ИГИЛ — лишь одна из них, в настоящий момент наиболее известная, но и его соперница «Аль-
Каида» вовсе не исчезла, а продолжает активно действовать через свои филиалы, такие как «Джебхат-ан-Нусра» в Сирии. Имеются данные, что еще до «арабской весны» 2011 года спецслужбы США участвовали в секретных операциях против властей Сирии и Ирака, и следствием этого стало опять-таки усиление исламистских группировок в обеих странах.

Немецкий журналист Кен Йебсен приводит документы, которые были до поры засекречены, они прямо подтверждают роль США в создании ИГИЛ. Журналист также сообщал об участии ряда других государств в тех же опасных играх. Все это с самого начала объяснялось намерением изгнать Башара Асада (во всяком случае, такова была цель Израиля, а определенные силы в Вашингтоне всегда его поддерживали). В дальнейшем контроль над ИГИЛ его создателями был потерян.

Кто создал ИГИЛ и для чегоИзвестно, что 17 из 25 крупнейших полевых командиров и руководителей ИГИЛ в период с 2004 по 2011 год сидели в американских военных тюрьмах, имея там непосредственные контакты как с правоохранителями, так и с разведкой США.

Бывший офицер службы безопасности ВВС США и командир лагеря для военнопленных «Кэмп-Букка» Д. Герронд признался журналистам, что в лагере шла «промывка мозгов», проводились специальные вербовочные занятия с бывшими джихадистами и сторонниками Саддама Хусейна с целью вовлечь их в проамериканские вооруженные формирования. Также хорошо известно, что в 2013 году в провинции Идлиб в Сирии с аль-Багдади не просто встречался, а вел переговоры сенатор Дж. Маккейн. Данная встреча была запечатлена на фотографиях. Причем ни ИГИЛ, ни офис сенатора Маккейна не опровергли эту информацию.

Кто создал ИГИЛ и для чегоРасследования, проведенные газетами Таймс, Гарден показали: британская и французская разведки во многих случаях контролируют как отдельных вербовщиков, так и целые конторы, занимающиеся переброской жителей Великобритании и Франции в лагеря подготовки боевиков ИГИЛ. Ныне в рядах боевых подразделений «Исламского государства» (запрещенная в РФ террористическая организация) насчитывается как минимум 1200 французов и почти 1000 британцев.

В ходе расследований обнаружилось также, что взаимодействуют с ИГИЛ и частные разведывательные компании из Британии и Франции, тесно переплетенные с государственными.
Первоначально это были контакты по освобождению тех или иных лиц и вывозу их с территорий, контролируемых ИГИЛ . Однако в дальнейшем сфера бизнес-сотрудничества
распространилась на контрабанду нефти и нефтепродуктов, уникальных произведений искусства и т. п.

Исламское государство Ирака

Кардинальная трансформация произошла в 2011 году, когда выпущенные из американских тюрем в Ираке бывшие высокопоставленные офицеры армии и спецслужб Саддама Хусейна фактически возглавили «Исламское государство Ирака». На тот момент погибло все первоначальное руководство ИГИ. Примерно из сорока руководителей, финансистов, высокопоставленных связных и модераторов иракской подпольной сети в живых остались лишь восемь. Были убиты и два ключевых лидера — Абу Омар аль-Багдади и Абу Айюб аль-
Масри. Военные профессионалы Саддама сумели занять места в высшей и средней иерархии организации.

Исламское государство ИракаПри этом основные усилия сосредоточились на двух важнейших новациях. Во-первых, лидер военспецов Хаджи Бакр быстро и весьма жестко реорганизовал и переформатировал разрозненные региональные группировки, действовавшие на суннитских территориях, создав гибкую зонтичную структуру управления с единым штабным центром, роль которого выполняла шура (совет) командиров. Вполне закономерно, что большинство в шуре заняли именно бывшие военные, а Хаджи Бакр сумел продавить избрание на пост руководителя
фактически новой организации Абу Бакра аль-Багдади, бывшего на тот момент лишь одним из территориальных руководителей группировки.

Во-вторых, особое внимание было уделено формированию или воссозданию агентурной сети и ячеек организации в различных государственных институтах и учреждениях Ирака, прежде всего в силовых ведомствах. Позднее такая агентурная сеть начала распространяться по всему Ближнему Востоку. Таким образом, основные элементы структуры ИГИЛ в значительной степени создавались по образцам баасистской корпорации опытными бывшими офицерами армии и спецслужб Саддама Хусейна (у него было девять спецслужб),
включая представителей ключевой партийной разведки БААС. Как известно, эта система спецслужб была одной из самых эффективных на Ближнем Востоке. И именно этот опыт спецслужб и государственного строительства в целом во многом объясняет, почему ИГ столь резко отличается от других многочисленных радикальных джихадистских организаций: прежде всего высоким профессиональным уровнем и дисциплиной офицерского корпуса, управленческих кадров, пропагандистского механизма, управления сферой обеспечения внутренней безопасности.

США и ИГИЛ

Особый психологический облик ИГ (запрещенная в РФ террористическая организация) во многом напоминает эшелонированную подпольную специфику иракской БААС. Тяга к секретности, столь характерная для спецслужб ИГ, напоминает парадоксальное поведение баасистских структур. Ведь даже находясь уже у власти, будучи правящей, партия БААС продолжала действовать как бы в глубоком подполье. Например, когда проходил очередной съезд баасистов, мало кто из непосвященных знал об этом. А итоги такого съезда обычно
объявлялись через несколько недель после завершения партийных мероприятий.

Косвенным подтверждением того, что США имеют отношение к успехам ИГ, является еще следующее наблюдение. Территория, на которой теперь активно действует ИГ (северо-восток Сирии и северо-запад Ирака, также вдоль сирийскотурецкой границы), интересным образом совпадает с территорией, на которой несколько лет США вооружали умеренные группировки.

Власти США не отрицают, что их партнеры (якобы прежние) поддерживают экстремистов. Сброс оружия и амуниции американскими самолетами для исламистов подтвержден многими свидетельствами, фотографиями и т. п. Несмотря на то что позднее США, как известно, создали и возглавили многочисленную коалицию для борьбы с «Исламским государством», эта их борьба выглядит весьма неубедительно (зато есть данные о поставке оружия разным более чем сомнительным силам, через которые оно попадает в ИГ, а также вспомним о попытке ввести запрет на авиаудары по объектам, принадлежащим «хорошим» террористам).

То, что США финансируют ИГ, уже понятно всем. Делают они это для противоборства с Ираном и Сирией — давними противниками США. Но сейчас ИГ стало бесконтрольным. Как с ним справиться, американцы понятия не имеют. Да, авиаудары по объектам исламистов наносятся. Но это длится уже довольно долго. Видимо, действия американцев совсем неэффективны.

США и ИГИЛПриходится сделать вывод, что США громить созданное ими же ИГ не собираются, а по-прежнему планируют использовать эту структуру в своих целях (впрочем, считается, что ИГИЛ — творение не только США, но и Саудовской Аравии и Катара, от которых туда как раз и поступает основное финансирование). Истинной же целью США на Ближнем Востоке являются вовсе не умиротворение и возврат к стабильности, как они утверждают. Совсем наоборот: через разрушение сложившихся в регионе балансов сил американцы намерены
дезорганизовать все здешние сферы жизнедеятельности (политическую, военную, экономическую и прочие составляющие) и перевести целый ряд стран (не только Сирию) в состояние хронического хаоса, войны всех против всех, подобно тому, как это было сделано в Ливии.

Иерархия в ИГИЛ

Первый, высший, уровень командования в «Исламском государстве» — это военно-политическая шура и специализированные штабные центры. Второй уровень — сообщество полевых командиров. Таких командиров в ИГ, по некоторым данным, приблизительно от семисот до девятисот человек. Именно эта группа представляет собой наиболее пассионарный компонент ИГ в идеологическом, политическом и военном отношении. Собственно, именно полевые командиры ИГ оказывают решающее воздействие на каждодневную реальную власть на контролируемых территориях.

Особенно с учетом того, что в условиях сочетания иерархического и сетевого принципов построения организации процессы принятия решений в ИГ идут одновременно и сверху вниз, и снизу вверх. Третий уровень — это возрастающая массовая социальная поддержка ИГ. Причем такая поддержка усиливается не только в самих Сирии и Ираке, но и на всем Ближнем Востоке, в исламском мире.

Иерархия в ИГИЛПри нападение на полицейский патруль в Эр-Рияде одновременно была предотвращена попытка ввезти значительный груз взрывчатки владельцем автомашины, прибывшей на территорию Саудовской Аравии из Бахрейна. В этой аравийской стране была раскрыта новая радикально-экстремистская ячейка, в состав которой входили шестьдесят пять человек,
планировавшая проведение нескольких террористических акций. Эти операции должны были создать впечатление начала открытой межконфессиональной войны. Несмотря на превентивные аресты, произошел первый взрыв в шиитской мечети с десятками убитых в Восточной провинции, а второй прогремел недалеко от первого места.

Сетецентричные войны

Все это заставляет вновь акцентировать внимание на некоторых особенностях ИГИЛ, которые выкристаллизовались в результате соединения идеологии радикального джихадизма и специфического опыта саддамовских мухабарат. Прежде всего речь идет о креативном использовании технологий сетецентричных войн. Например, весной 2015 года американцы объявили о ликвидации заместителя лидера ИГ ( запрещенная в РФ террористическая организация) Абдель Рахмана Мустафы аль-Кадули, а также о серьезном ранении самого халифа Абу Бакра аль-Багдади. Однако даже если эти события действительно имели место, никакого серьезного и немедленного воздействия на боеспособность ИГ они оказать не могли (дальнейшие события это, собственно, и подтвердили).

В рамках сетецентричных войн даже физическая ликвидация лидера или его заместителя на эффективность проводимых такой организацией мероприятий и боевых операций почти не влияет. Важное место в модели сетецентричных войн ИГ занимает технология формирования и развертывания агентурных сетей, прежде всего на Идеологической основе.

Сетецентричные войныИГ имеет с высокой долей вероятности наиболее разветвленную агентурную сеть на Ближнем Востоке с тенденцией ее расширения в другие геополитические зоны. В самом начале формируется сеть добровольных симпатизантов и информаторов, которые только собирают необходимую информацию, прежде всего о представителях властных структур противника, военных и служб безопасности, представителях социальных слоев, кланов и племен, враждебно настроенных в отношении ИГИЛ, массовой вражеской агентуре и т.д.

Такая информация дает возможность практически сразу нанести решительный удар по агентурной сети противника, как это произошло весной 2015 года в Рамади и Пальмире, и не допустить развертывания диверсионно-партизанских действий в тылу ИГИЛ.

Далее, на следующем этапе, в работе в глубоком подполье, как это происходит в настоящее время в Багдаде, на территории Саудовской Аравии и Иордании, на основе сети идеологически мотивированных информаторов появляется возможность приступить к формированию отельных ячеек и групп, способных к единичным диверсионно-партизанским действиям с целью социально-политической дестабилизации.

На третьем этапе такие ячейки постепенно начинают воссоединяться в некие общие субрегиональные или национальные сети. Весной 2015 года «Аль-Джазира» провела опрос своей телеаудитории, и обнаружилось, что почти 70 процентов зрителей (скорее всего только арабоязычные) одобряют цели ИГ. По отдельным арабским странам эта цифра временами может достигать 90-95 процентов.

Цели ИГИЛ

В закрытом режиме ИГ поддерживает значительное число элит суннитских, прежде всего арабских, элит. Во всяком случае, именно финансовые потоки этих элитных групп. Существенный факт: в Сирии изначально главной целью ИГ было не свержение режима Башара Асада, а именно формирование своего особого государства. Как известно, реализация идеи панарабского единства, как она формулировалась в партийных документах БААС, должна была начаться первоначально именно через объединение Ирака с Сирией, в том числе и через консолидацию партийных баасистских структур обеих стран.

На всем захваченном пространстве ИГ контролирует и управляет многочисленными нефтяными и газовыми объектами, электростанциями‚ другими действующими экономическими предприятиями, банками, продолжает получать субсидии от своих различных внешних сторонников. Экономика этих территорий постепенно начинает работать на новые госструктуры «халифата», обеспечивая товарное заполнение рынков и налоговые поступления. Денежной единицей на территории ИГ остаются доллар и существующие национальные денежные единицы, планируется ввести в обращение свою валюту — динары и дирхемы.

Цели ИГИЛОсновное внимание в рамках текущего государственного строительства уделяется восстановлению и формированию традиционной мусульманской социальной инфраструктуры. Выступая за справедливое распределение ресурсов, ИГ строит госпитали, новые дороги, школы‚ улучшает транспортное сообщение. Там, где это возможно, «халифат» стремится восстановить управленческую инфраструктуру, чтобы все государственные учреждения, ответственные за социальное жизнеобеспечение, бесперебойно функционировали, а
чиновники дисциплинированно выходили на работу.

Социальная жизнь на территориях, подконтрольных ИГ, строится в соответствии с законами и нормами шариата. Ворам отрубают руки, неверных жен забивают камнями, пьяниц и прелюбодеев секут плетьми, наркодилерам отрезают головы, а гомосексуалистов сбрасывают с крыш многоэтажных домов. Наряды религиозной полиции — хизба — разъезжают по населенным пунктам и следят за сохранением справедливых цен и соблюдением норм шариата. Повсеместно действуют шариатские судебные и исполнительные органы.

Политику стимулирования социальной поддержки руководство ИГ проводит одновременно в разных направлениях. Это и непосредственная адресная поддержка обездоленных слоев населения, например, массовая раздача продовольствия и лекарств, предоставление медицинской помощи, как это произошло сразу после захвата Пальмиры. Это и разветвленная, широкомасштабная религиозно-идеологическая работа. Это и воссоздание государственных структур жизнеобеспечения. Также и существенные меры по обеспечению социальной справедливости на подконтрольных территориях.

Загрузка...

Прокомментировать







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru