Три группировки Екатеринбурга | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Три группировки Екатеринбурга

Лидер Уралмашевской группировки Константин Цыганов

Лидер Уралмашевской группировки Константин Цыганов

В начале 90-х годов Екатеринбург прогремел на всю страну криминальными войнами. Проведать, как дела у уральской мафии, приезжали зарубежные журналисты, и жуткие рассказы об автоматных расстрелах прямо на улицах средь бела дня, накрепко приклеили к городу ярлык второго Чикаго. Невиданный всплеск преступности в горном крае был вполне объясним и даже прогнозируем, если бы кто-то в то время взялся его прогнозировать. Дело в том, что понятие «организованная преступность» сформировалось уже в 80-е годы. На заре перестройки диктовали правила так называемые «синие» – уголовные авторитеты, которые после отсидки в зонах севера области, обживали местный край.

Только в Нижнем Тагиле, втором индустриальном центре области, считается, что каждый шестой житель — вышел из мест заключения. Это один из самых высоких показателей в России. К тому же на пересечении европейских и азиатских дорог проще проворачивать любые криминальные операции. А богатства уральских недр неизменно наводили на мысль, что здесь должны водиться денежные знаки. На такой благодатной почве организованная преступность набирала силу и включилась в «приватизацию» народной собственности, на свой манер разделяя территорию.

Екатеринбург стал одним из первых российских городов, открывших счет заказным убийствам. А все потому, что неожиданно для правоохранительных органов криминальный мир стал перестраиваться одновременно со страной. Единоличную власть «синих» ограничили два других преступных формирования: «Уралмаш» и «Центр«. Именно эти три группировки до сих пор правят криминальным миром Свердловской области.

Олег Вагин

«Центральную» группировку изначально считали если не белой вороной, то интеллектуальным «мутантом» в криминальном мире, строящем авторитет на крутых уголовных делах. Потому нарождающихся конкурентов, наваривающих капитал за счет экономических преступлений, именовали поначалу «белыми». Потом группировка, обосновавшаяся в центре Екатеринбурга, стала гордо именоваться «Центровой». Возглавил ее Олег Вагин. Первоначальный капитал судимый ранее Вагин сколотил, занимаясь мелкими валютными махинациями у магазина «Березка». Затем наступило время кооперативов. Не всегда золотое для кооператоров, но однозначно перспективное для рэкетиров. Бригады Вагина, объединившие бывших спортсменов, обложили данью не только предпринимателей, но и мелких торговцев, вплоть до мороженщиц.

Через подставные кооперативы удалось развернуть прибыльнейшее дело — торговлю цветными и редкоземельными металлами. По оперативным сводкам, Олегу Вагину даже удалось внедрить в Управление внешнеэкономических связей областной администрации своего человека. У них имелась вся информация о квотах и лицензиях на право внешнеэкономической деятельности, перечень предприятий, занимающихся торговлей с заграницей, объеме заключающихся сделок.

Империя Вагина быстро прибавляла в весе. Работали они почти в открытую. В самом центре Екатеринбурга, как раз напротив местного Дома правительства, «центровики» откупили ресторан и открыли первое в городе казино. Место активного отдыха преуспевающих господ доросло до бизнес-клуба «Глобус», во главе которого стояли авторитеты: Виктор Касинцев, Эдик Казарян, Гарик Оганесян, Михаил Кучин. Они подмяли под себя предпринимателей практически всего города.

В сентябре 1992 года стало ясно, что побелевший криминал представляет опасность для страны — «Центр» вышел на международный уровень и активно контактировал с представителями международной преступности. При Министерстве госбезопасности России была создана следственно-оперативная группа, куда вошли и сотрудники областной прокуратуры, Управления по борьбе с оргпреступностью. По утверждению Михаила Мильмана, ныне следователя областной прокуратуры по особо важным делам, планировалась операция по задержанию Вагина и его сподвижников. Но 26 октября 1992 года Олега Вагина расстреляли из автомата у подъезда собственного дома, расположенного опять же напротив местного Белого дома. Как показало следствие, сделали это конкуренты из народившегося преступного сообщества «Уралмаш».

Правоохранительные органы задержали Оганесяна и Кучина, им было предъявлено обвинение, в том числе и в вымогательстве. Но уже во время предварительного следствия подозреваемые были освобождены под залог. Их опять же подчистили «коллеги». В январе 1993 года был убит Кучин, в августе в екатеринбургском казино «Золотой Пегас» — Валиев. Остальные здравствуют до сих пор и находятся в федеральном розыске. А казино «Катеринбург» и бизнес-клуб процветают до сих пор и, говорят, исправно платят налоги.

Могила Олега Вагина

Могила Олега Вагина

Тем не менее считается, что с этой криминальной гидрой, показавшейся преступному миру слишком наглой и умной, к 1996 году практически справились. Сейчас в Екатеринбурге еще существуют несколько десятков небольших группировочек «центровиков», но они разобщены настолько, что с апреля этого года организованное сообщество «Центр» Управление по организованной преступности сняло с учета.

Группировка Синие

«Синие» — самая многочисленная и разбросанная по России группировка. В основном под ее контролем находятся северные районы области и такие крупные города, как Нижний Тагил и Североуральск. Тяга к северу понятна, поскольку состоит это сообщество из лиц, ранее судимых. Скучковались «синие» задолго до возникновения в нашем Уголовном кодексе понятия «преступное сообщество» и звались «воровское братство». Сейчас у «синих» действуют пять лидеров, все они — воры в законе, преимущественно лица кавказской национальности. Главное правило — приверженность к уголовным традициям и борьба за своих. К примеру, Костромин — лидер одной из банд — держал «общак» под знаменем фонда помощи арестованным, осужденным и членам их семей. Фактически он «закупал» адвокатов и субсидировал на дальнейшие подвиги избежавших наказания.

Криминальный авторитет Андрей Трофимов Трофа фото

Криминальный авторитет Андрей Трофимов Трофа

Обычно под бандгруппу аккумулируются большие деньги, при том что действуют они нарочито нагло и жестко, команда часто имеет «крышу» в государственных структурах. В середине 90-х разгорелся скандал с задержанием одного из кандидатов в депутаты Екатеринбургской Думы. Как разгорелся, так и затих после того, как рвущийся к власти политик в присутствии адвоката признал свое участие в трех кровавых акциях одной из банд. Причем он не просто наблюдал за разборками, а убивал лично.

В нашумевшем взрыве, зимой 1998 года, недалеко от машины, где ехал губернатор области, правоохранительные органы тоже подозревают «синих». Вслед за терактом был задержан вице-президент клуба мини-футбола «ВИЗ» 38-летний Александр Беляев, известный в определенных кругах как один из лидеров этой преступной группировки. Против него было возбуждено дело не по поводу терроризма, а за незаконное хранение драгоценных камней: при обыске в его квартире изъяли 31 изумруд. По решению суда из СИЗО Беляев был отпущен под залог в 20 тыс. руб. Скрываться он, как ни странно, не стал, и во время повторного обыска, как дополнительное доказательство виновности перед законом, оперативники из кармана пиджака, висевшего в шкафу, изъяли 13 бриллиантов.

Разбои, грабежи, убийства — стандартный «синий» набор пополнился сейчас бутлегерской деятельностью, а также стремлением контролировать рынок нефтепродуктов. Только за последние месяцы 1998 года в Екатеринбурге произошло два убийства владельцев автозаправочных станций. Один из убитых – Геннадий Меркулов — был кандидатом в депутаты областного Законодательного собрания и владельцем нескольких бензозаправок. Под шумок политической борьбы помешавшего «нефтяного царька» убрали. Может, даже и свои.

Но основной статьей дохода «синих» является наркобизнес. Время от времени преступную цепочку удается правоохранительным органам отследить и оборвать. Как было в феврале 1998 года, когда задержали двух азербайджанцев, доставивших в Екатеринбург 18,5 кг наркотических веществ, в том числе полкило героина. Контроль за наркорынком позволяет «синим» быть мощной криминальной группировкой, несмотря на то, что конкуренты постарались убрать не одного «вора в законе», правда, осечка следовала за осечкой.

В начале сентября 1994 года взлетел в воздух «Мерседес», начиненный взрывчаткой, принадлежавший авторитету Беляеву, но без хозяина. Цел и невредим остался «вор в законе» Трофимов, когда взрыв разнес подъезд его дома. Боевики сами подорвались на взрывном устройстве, подготовленном для авторитета Мирзоева. Из черного списка «законников» не повезло только Имьяминову — Бурме, его застрелили во дворе собственного дома. Теснят «синих», естественно, коллеги по «бизнесу» — «уралмашевская» преступная группировка.

Уралмашевское преступное сообщество

Понятие «уралмашевское преступное сообщество» до сих пор почти виртуально: во всех криминальных сводках оно фигурирует, но законодательно, то есть судом, не признано. Потому судиться — любимое дело лиц, не без основания причисляемых журналистами к «уралмашевской» преступной группировке.

А причин для публичного разговора о деятельности этого сообщества достаточно. Это сейчас самая влиятельная криминальная структура в крае. Формальным лидером ее являлся Константин Цыганов (в июне 1994 года объявлен в международный и федеральный розыск, затем благополучно вернулся в Россию). Другой лидер «Уралмаша» — Сергей Курдюмов, также был в федеральном розыске. Кстати, именно он в начале 1993 года организовал стрельбу из гранатомета по зданиям администрации области и Управления по оргпреступности. Но этот демарш не помешал (а может, и помог?) «Уралмашу» набрать силу.

Бюст на могиле Григория Цыганова

Бюст на могиле Григория Цыганова

По нашим данным, лидеры и преступные авторитеты группировки входят сейчас в число учредителей более чем ста коммерческих предприятий, «Уралмашу» подконтрольны свыше 10 коммерческих банков города. Интересы сообщества лоббируются на самом высоком уровне власти, вплоть до Государственной Думы и правительства России. Экономические же интересы выходят далеко за пределы уральского региона. Осуществляются обширные международные контакты. Представители сообщества находятся в таких странах, как США, Канада, Англия, Германия, Италия, Аргентина, Кипр и другие. По некоторым вопросам межгосударственных отношений структуры «Уралмаша» выступают от имени непосредственно государственных структур России, демонстрируя тем самым высочайший уровень своих возможностей и связей.

Пусть не высочайший, но высокий уровень связей продемонстрировали указанные лидеры и при выходе из следственного изолятора. Константин Цыганов был отпущен Ленинским судом города Перми за 150 млн. руб. А Татьяна Тюрина, судья Тагилстроевского районного суда города Нижнего Тагила, изменила меру пресечения и выпустила из-под стражи Сергея Курдюмова еще под меньший залог — 70 млн. Формальной причиной для свершения столь кардинального шага явилась медицинская справка о том, что у подозреваемого в 10 убийствах — рак предстательной железы. Это, пожалуй, профессиональная болезнь всех преступных авторитетов, попадающих за решетку, раком именно предстательной железы страдали авторитеты Владимир Колупайло (Северенок), Андрей Трофанов, Игорь Зимин. И у каждого на этот счет была справка из одного и того же медицинского учреждения.

На решение судьи повлияла и характеристика с места работы Курдюмова, из АО «Сплав ЛТД»: «Обладает выдающимися организаторскими способностями, обязателен, справедлив, к подчиненным относится с пониманием. Среди коллег и подчиненных пользуется доверием и уважением. Хороший семьянин, воспитывает двоих детей». Увидев эти документы, судья решила облегчить участь несчастного подозреваемого в убийствах и в перерыве между своими двумя больничными, отпустила его под залог.

Складывается стойкое впечатление, что богата наша страна на людей доверчивых, иначе бы те, чьи имена в открытую связывают с преступным миром, не рискнули бы рваться во власть. Дважды выдвигался кандидатом в депутаты Государственной Думы по 165-му избирательному округу Александр Хабаров (в правоохранительных органах его относят к местным руководителям «уралмашевского сообщества»). Причем второй раз он шел пусть и не от имени партии, но в дружбе с представителями регионального отделения социалистической партии, возглавляемой в Москве Иваном Рыбкиным. Руководитель отделения был доверенным лицом Хабарова, и потому лозунг партии «Сделаем права реальными» невольно ассоциировался с уралмашевским кандидатом.

В криминальном мире давно усвоили, что в одиночку власть не захватить, потому смею предположить, что в недалеком будущем лидеры преступных группировок перейдут под знамена партий и движений, выдвигающих самые популярные в народе лозунги. И если сейчас они отчаянно розовеют, то в ближайшем будущем не постараются ли покраснеть? Именно об этом говорилеще в 1998 году на пресс-конференции начальник Управления по борьбе с организованной преступностью Василий Руденко. Именно поэтому граждан призывали быть особо бдительными в канун накатывающей волны выборов. Но бдить — так всей страной. С такими деньгами и обжегшись на родине, люди авторитетные ищут другие уголки России. К примеру, как уже писали, находящийся во всероссийском розыске Павел Федулев, собирался стать кандидатом в депутаты в Госдуму в городе Энгельсе.

Павел Федулев

Павел Федулев

Криминальное трехцветие Екатеринбурга волей-неволей напоминает государственный триколор. Возвратился российский флаг в бурную эпоху перемен и потрясений. На этой же нестабильности держится криминал. Морально подпитывается политической неразберихой. Материально – продолжающимся дележом общенационального пирога.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru