КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | До заката банды «18-ой улицы» еще долго


До заката банды «18-ой улицы» еще долго

До заката банды «18-ой улицы» еще долгоКалифорнийская банда «18-ой улицы» одна из самых крупнейших не только среди американских «латинос», но и во всем США. Временами численность ее членов достигала 20 тысяч. Она сформировалась в Лос-Анджелесе и считается, что ее штаб-квартира располагается в одном из его западных пригородов Пик-Юнион. Хотя, само слово штаб не совсем подходит к этому криминальному образованию. Исторически так сложилось, что оно оказалось не так строго структурировано, как, например, итальянская мафия, объединявшаяся вокруг ярких фигур различных «донов» и делившаяся на фамильные кланы.

К банде «18-ой улицы» больше всего подходит определение федерация или свободная коалиция отдельных группировок, объединенных общей программой действий. Структурной единицей банды является «клик». Используя отечественную терминологию, это ОПГ, действующая на определенной территории, чаще всего ею становится отдельная улица или несколько соседних. Каждый «клик» имеет собственное название. В названии обязательно присутствие слов «психи» или «чокнутые». Например, «колумбийские психи» или «чокнутые с Вестерн-авеню». Таким образом, члены банды подчеркивают свою полную «отмороженность». Во главе каждого «клика» стоит лидер. Иногда лидеры нескольких «кликов» встречаются и координируют совместные действия. На заре существования банды они обычно встречались около дома известной на весь Пик-Юнион проститутки Сэнди.

Баррио-18

О банде «18-ой улицы» впервые услышали в конце 60-х годов на западе Лос-Анжелеса. Считается, что самый первый «клик» появился как раз на 18-ой улице. Второе испаноязычное название банды «Баррио-18». Цифра в нем означает все тот же номер улицы, а «баррио» переводится, как «коммуна». В последующие годы сфера ее влияния быстро распространилась на центр и юг крупного калифорнийского города. Первоначально в нее шли молодые мексиканцы, отвергнутые по каким-либо причинам национальной преступной группировкой  «Ла Эме». В те годы шел процесс ее начального формирования. Она родилась в тюрьмах штата и главной ее целью была самооборона от превосходящих по численности кланов заключенных из ненавистных гринго и афроамериканцев. «Ла Эме» тщательно относилась к подбору кадров. В первую очередь ей были необходимы заключенные-убийцы. Остальные категории преступников ее мало интересовали.

В «18-ю улицу» брали всех подряд, начиная с четырнадцатилетнего возраста. «Открытый» набор, тем не менее, ставил перед новобранцами 2 препятствия. Они должны были понять, что с первой минуты после вступления их жизнь целиком принадлежит банде. Мушкетерский девиз «один за всех и все за одного» из романов француза Дюма перекочевал на улицы Лос-Анджелеса в среду полуграмотных юных «латинос». Выход из рядов означает предательство и неминуемое наказание.

Задержание члено банды Баррио-18

Задержание члено банды Баррио-18

Впрочем, бандиты с 18 улицы оказались не оригинальны. Такое правило действует среди всех латиноамериканских банд.  Вновь вступающий должен пройти обязательный ритуал посвящения. Тоже не изобретение «18-ой улицы».  Подростка бьют его будущие братья в течении 18-ти секунд. Потом все радостно обнимаются и обмениваются поздравлениями. Прием окончен. У другой массовой банды «латинос» «Ла Мара Сальватручча» временной интервал испытания короче ─ всего 13 секунд.

С годами «18-ая улица» сформировала «детскую армию» ─ своеобразную подготовительную группу. В нее принимали с 11 лет. С точки зрения повседневной деятельности, для банды «18-ой улицы» лучше всего подходит слово «корпорация». Банда, контролируя свою территорию, сдавала в аренду места на тротуарах для торговцев наркотиков, облагая их «данью», занималась вымогательством у мелких бизнесменов, угоняла и перепродавала автомобили, приторговывала поддельными документами и оружием.

Первые по влиянию

Резкий рост числа рядов банды произошел в 80-е годы. Всплеск интереса к преступной деятельности объясняется массовым притоком в США беженцев из Гватемалы и Сальвадора, где бушевали многолетние гражданские войны и массовым появлением в Калифорнии наркоторговцев из Колумбии. По национальному составу банда «18-ой улицы» получилась довольно разношерстной или космополитичной. С Мексикой их продолжало связывать сотрудничество с наркокартелем Лос Зетас.

Участники Лос Зетас

Участники Лос Зетас

Со временем мультикультурная группа, наряду с другими латиноамериканскими и афроамериканскими бандами создали целое направление в молодежной субкультуре. Члены банды общались между собой на малопонятном для чужаков жаргоне.  Например, фраза «дать зеленый свет» означала санкционирование на убийство. Из музыкальных пристрастий проявился гангста-рэп, а в изобразительном искусстве ─ граффити. Рисунки на заборах и стенах домов большей частью использовались не для эстетического удовлетворения, а как способ маркировки границ территории или места гибели собратьев. Осквернение граффити каралось смертью.

Еще одной отличительной чертой членов «Баррио-18» стали татуировки, покрывающие все части тела. Приток новых кадров вызвал экспансию стремительно увеличивающейся группировки на соседние районы. Возникшая конкурентная борьба потребовала постоянного применения насилия. Члены банды «18-ой улицы», проявившие жестокость, пользовались особым уважением. В высокой цене оказались полное отсутствие жалости и сострадания. К 1990 году банда вышла в Лос-Анджелесе на первое место по влиянию в криминальной среде, вытеснив мексиканскую «Ла Эме» и сальвадорскую «Ла Мара Сальватруччо».

Убийства из машин

В 1992 году бандиты с 18-ой улицы все же сели за стол переговоров со своими основными конкурентами ─ иммигрантами из Сальвадора. На «стрелке» была достигнута договоренность провести демаркацию границ, объединить усилия по вытеснению «черных» в целом из Лос-Анджелеса и запретить членам группировок стрелять из движущихся автомобилей. Дело в том, что в криминальных разборках все банды использовали один и тот же популярный прием. Они подъезжали к прогуливающейся по улице жертве на машине и открывали шквальный огонь прямо из салона.

Издержками такого способа убийства становились многочисленные невинные жертвы среди прохожих, что просто бесило местную полицию. Налогоплательщики требовали прекратить «беспредел» на улицах, а полицейские были бессильны противостоять разгулу насилия. Им все же удалось выйти на руководителей самых мощных «кликов» обеих банд и угрозами с уговорами заставить их отказаться от этого приема. Скрепя зубами, «латинос» несколько изменили технику убийства. Теперь автомобиль чуть притормаживал, киллеру достаточно было немного высунуться из салона, встав хотя бы одной ногой на землю. Такой способ умерщвления конкурентов не считался наказуемым.

Выгодное сотрудничество банд

В 1995 году банда «18-ой улицы» впервые вышла за пределы мегаполиса Лос-Анджелес и начала движение на восток Америки. В результате «клики» появились более чем в 120-ти городах 37-ми штатов. В тот год Хуан Термет Ромеро ─ лидер «колумбийских психов» вышел на контакт с Фрэнком Папетом Мартинесом из мексиканской «Ла Эме». Взаимовыгодное сотрудничество принесло повышение доходов у обоих сторон договора. С улиц Лос-Анджелеса полностью исчезли «независимые» наркоторговцы.

Кроме того, «18-ая улица» обязана Термету моделью внутреннего устройства «клика». Он сначала ввел его у себя. На низшей ступени в нем стояли «уличные», чьей основной задачей был контроль ситуации на вверенной улице. Над ними возвышались «солдаты». Их удел устранять неугодных, запугивать и убивать. Рядом с лидером находилась прослойка «приближенных». Они занимались планированием акций. Термету Гарсиа сами полицейские Лос-Анджелеса и агенты ФБР обязаны многими подробностями из жизни банды. Он стал первым высокопоставленным перебежчиком в стан государства.

Задержание участников банды 18 улица

Задержание участников банды 18 улица

В 1999 году полиция провела обыск у Дженни Гарсиа по прозвищу «Сеньора» ─ супруги мексиканца Папета Мартинеса. После нее полицейские наведались ко всем родственникам жены бандита. Они искусно внедрили в умы мексиканцев, что неожиданными визитами те обязаны Термету Гарсиа, намекая на его тайное сотрудничество с полицией. «Крысу» было решено тут же уничтожить. На Термета покушались, но неудачно. Прижатый к стенке, он вынужден был явиться в полицию и попросить защиты у государства. Чаще всего лидеры «кликов» не «кололись», а предпочитали сидеть в тюрьме. Сегодня самый авторитетный руководитель одного из «кликов» банды «18-ой улицы» Уиллер Матамарос посажен за решетку в Тегусигальпе.

Во многом благодаря информации, полученной от бывшего бандита Термета Гарсиа, была разработана эффективная стратегия борьбы с бандой «18-ой улицы» и ей подобными. Акцент с чисто карательных мероприятий был перенесен на решение социальных проблем латиноамериканцев, ставших новыми гражданами США. В первую очередь государство повысило уровень социально-экономического обеспечения. В питательной среде для преступности была проведена широкая разъяснительная кампания. На пальцах объяснялось вся невыгодность ухода в «теневой» сектор ─ отсутствие накопительной пенсии и медицинской страховки, что имеет обычный законопослушный гражданин.

Довольно простые действия стали приносить эффект. Банда «18-ой улицы» стала терять привлекательность и, как следствие, ослаб набор рекрутов, закрылся официальный сайт преступной группировки. Но праздновать победу пока рано. В Западном Лос-Анджелесе стоит так называемая Красная стена. На ней написаны имена всех героев «18-ой улицы», погибших от рук других бандитов или полиции. Пока жители района с трепетом будут относиться к памяти погибших, речи о конце эпохи банды «18-ой улицы» быть не может.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru