КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Убийства в Москве и Дагестанский долг


Убийства в Москве и Дагестанский долг

Хорен Казарян

Хорен Казарян

Два с половиной года назад в пентхаусе в центре столицы были жестоко убиты Виктория Карагулян и ее девятилетняя дочь Нинэ. Под подозрение сразу попал гражданский муж жертвы Хорен Казарян. Он около года провел в СИЗО. Но доказать что либо в отношении него следователям так и не удалось. Главное следственное управление СКР по Москве на днях прекратило дело в отношении Хорена Казаряна.

Однако история на этом не закончилась, семейная драма между родственниками не утихает. Карл Карагулян, отец убитой женщины, обвиняет бывшего зятя, который вышел на свободу, в захвате через третьих лиц имущества, в том числе трехэтажной квартиры с видом на Кремль, где разыгралась кровавая драма. ГСУ СК по Москве прекратило уголовное дело в отношении Хорена Казаряна за недоказанностью его вины. Об этом сообщил адвокат Александр Горфштейн, обещавший все произошедшее прокомментировать. Однако не сделал этого, более того, даже перестал отвечать на звонки.

Трагедия в трехэтажном пентхаусе, расположенном по улице Шаболовка, дом № 23 произошла в ночь на 14 февраля 2015 года. В День влюбленных глава семейства 51-летний Хорен Казарян появился дома под утро. Однако войти в квартиру не смог, дверь была закрыта изнутри на задвижки, жена не реагировала на звонки супруга. Решив, что супруга не открывает дверь из-за обиды, что не пришел вовремя, а поехал играть в карты, Казарян остался спать в машине. Утром после неудачной попытки попасть домой мужчина попросил дворника влезть на 22 этаж и посмотреть через крышу зимнего сада, что происходит в квартире.

Дворник был шокирован, когда увидел через стеклянную крышу, лежащую в луже крови девочку. На место преступления прибыли сотрудники МЧС и полиция. В квартире нашли тела убитой хозяйки квартиры с 22 ножевыми ранениями и ее дочери, на теле которой медики насчитали 18 таких же ранений. Поскольку полицию вызывал сам Казарян, подозрение в убийстве пало на него. Он был арестован.

Место преступления

После десяти месяцев пребывания в СИЗО подозреваемому изменили меру пресечения на домашний арест. Прокуратура за время расследования несколько раз вставала на сторону Казаряна. Причин было достаточно. На его одежде не нашли крови, экспертиза орудия убийства – ножниц, которыми была заколота девочка, оказалась не убедительной. Найденный на месте преступления кровавый след не соответствовал размеру обуви Казаряна. Все это дало возможность в августе 2016 года вначале освободить мужчину под подписку о невыезде, а затем и вовсе снять с него все обвинения.

За два с половиной года расследования дела сменилось пять следственных бригад. Отношения между семьями Казаряна и его гражданской супруги сошли на нет. К тому же, экспертиза ДНК подтвердила факт того, что Казарян не являлся биологическим отцом погибшей Нинэ, отцовство которой он признал. Тесть Казаряна, Карл Карагулян, был признан в деле потерпевшим. По его словам, зять и мог, и не мог расправиться с супругой и дочерью. Главное, что он уверен, что зять что-то знает об убийстве дочери и внучки. Более того, Карагулян считает, что мотивом убийства могли стать карточные долги или бизнес.

Из квартиры ничего не исчезло. По словам Казаряна, у входа в комнату в тумбочке лежали 1,5 тысячи долларов, они исчезли. На столе лежали векселя на предъявителя на 2 миллиона долларов, расписки на суммы от 50 до 200 тысяч рублей. Драгоценности хозяйки квартиры остались нетронутыми. То есть, становится понятно, что пришли именно убивать. По словам Карагуляна, это похоже на казнь за что-то.

Долг из Дагестана

Хорен Казарян являлся совладельцем фирмы, занимающейся поставкой погрузчиков для складов. Однако свой бизнес он продал, хотя продолжал вести дела через родных. Супругу он оформил предпринимателем, на ее имя был открыт счет, она была поставлена на учет в налоговую. Ее паспорт Хорен использовал для совершения финансовых операций, от ее имени одалживал деньги.

Когда начались проблемы в бизнесе, Казарян оформил на тещу по ее согласию долю в магазине, которая принадлежала ему. Пентхаус был оформлен также на тещу, на тестя были записаны машино-места в подземном паркинге. После смерти супруги Казаряна выяснилось, что она владела участком земли с ангаром и двухэтажным офисным зданием в Санкт-Петербурге. Их унаследовал отец погибшей.

После выхода на свободу Казарян остался практически без ничего. Однако и этим все не закончилось. В начале 2017 года Карл Карагулян узнал, что на всю его недвижимость наложен арест по решению Карабудахкентского районного суда Дагестана, куда с иском обратился ранее не известный Карагулянам, судимый за наркотики Тимур Амиралиев. Он требовал взыскать 2 миллиона 352 тысячи долларов. По словам заявителя, 26 августа 2008 года, когда ему было 25 лет, Карл и Людмила одолжили у него 1 миллион 200 тысяч долларов, но так не отдали. С набежавшими процентами истец запросил сумму, почти вдвое большую, чем якобы одолженная.

Карл и Людмила Карагуляны утверждают, что истца никогда не видели, денег никаких никогда не одалживали. Ехать судиться в Дагестан люди боятся, уверены, что живыми оттуда не вернутся. Однако по почте стали слать в Дагестан ходатайства. Вначале суд назначил почерковедческую экспертизу, запросил образцы подписи, а в день судебного заседания 22 февраля текущего года один из юристов, адвокат Хожа Гериканов, приехав в Москву, без воли доверителей, супругов Карагулян, передоверил право вести это дело дагестанской коллеге Наиде Алибутаевой. Ее Карл и Людмила Карагулян также никогда не видели.

Рейдерство

В тот же день Алибутаевой было подписано мировое соглашение, согласно которому супруги якобы признали подложный договор займа, а взамен долга отдали все свое имущество. Важно заметить, что кадастровая стоимость всего составляет более 100 миллионов рублей, которые невозможно сопоставить с суммой долга в 1,2 миллионов долларов. Об этом заявил адвокат Федор Трусов, в настоящее время представляющий интересы Карла Карагуляна. Известный журналист Андрей Караулов, автор телепередачи “Момент истины” снял фильм-расследование о двойном убийстве в Москве и классическом примере рейдерского захвата имущества у людей, которые пережили огромное человеческое горе. Для многих эта история будет поучительной.

Федор Трусов и его коллега Андрей Соколов из адвокатского бюро считают случившееся классическим примером рейдерского захвата. Они пока не знают, причастен ли к этому Хорен Казарян, однако уверены, что во всем разберутся. Понятно, что договор займа фиктивный, а значит — не имеет юридической силы. В деле очень много несостыковок. Главным является то, что ни Карл, ни Людмила Карагулян не подписывали договор займа. Сейчас Карл Карагулян, который сменил фамилию на Налбадян, добивается отмены решения Карабудахкентского районного суда Дагестана. Жалобу на отмену решения об утверждении мирового соглашения должен рассмотреть Верховный суд Дагестана. Дата еще не назначена.

Кроме этого, Адвокатские палаты Чечни и Дагестана, где состоят адвокаты Хожа Гериханов и Наида Алибутаева, должны дать оценку действиям своих работников, которые не только не защитили клиента, а “подставили” его. Имеют ли право такие защитники на юридическую практику, решать Адвокатской палате Чечни и Дагестана. Здесь не просто нарушение адвокатской этики, а причастность к преступлению. 28 сентября 2018 года Кузьминский суд Москвы рассмотрит иск Карла Налбадяна об обжаловании договора найма. Кроме этого, будет обжаловано постановление о прекращении уголовного дела в отношении Хорена Казаряна в прокуратуре Москвы. По фактам хищения имущества доверитель Федора Трусова обратился с заявлениями в полицию.


2 коммент. Добавьте свой ↓

  1. Алик #
    1

    Уже ничего по этому делу в ближайшее время не докажут. Более года проходит — дело не расследовано, значит лет через 5-15 могут какие-то ниточки появиться

  2. Poгo #
    2

    Трещит обвинение по швам. В дело вступили деньги



Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru