Петр Авен | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Петр Авен

Петр Авен

Петр Авен

Петр Авен родился в семье, принадлежавшей к научно-номенклатурной элите. Так, его отец был членом-корреспондентом Академии наук СССР и преподавателем физико-математического факультета МГУ, а мать также была вузовским преподавателем. У Авена были и латышские корни. Его дед был во время революции латышским стрелком, а в 1930-е годы пал жертвой репрессий.

Учился Петр Авен в одном из сильнейших математических среднеобразовательных учреждений Союза – школе №2. Выпускников этой «блатной» школы, кто-то сравнивал с «Царскосельским братством», а кто-то с масонской ложей. Данное учебное заведение имело тесные связи с физматом МГУ и Московским физико-техническим институтом. Когда Петр Авен стал абитуриентом, он выбрал первый вуз.

Правда, в отличие от своих одноклассников, Петр Авен  поступил не на механико-математический факультет, а на экономический. Такое решение юноше помог сделать его отец, который в эти годы не только преподавал в МГУ, но и возглавлял отдел Института проблем управления, где занимался промышленной электроникой и вычислительной техникой. Он был уверен, что за данным направлением стоит будущее, поэтому-то и посоветовал сыну заняться математическими методами анализа экономики.

Петр Авен и знакомства

В студенческие годы Петр Авен руководил музыкальным клубом, в котором завел знакомства с творческой частью советской молодежи, в том числе с будущими звездами Стасом Наминым и Александром Градским. Данная среда была весьма специфичной и отличалась вольнодумством. К тому же именно в ней формировался потребительский рынок наркотиков. Поэтому в эти годы Петр Авен попал в поле зрения не только правоохранительных органов, но и криминальных элементов. Тогда же он познакомился со своим будущим партнером по бизнесу Михаилом Фридманом, который в те годы возглавлял другой неформальный молодежный клуб, носящим название «Земляничная поляна». Деятельность Фридмана также можно было назвать весьма сомнительной, поговаривали, что она была связана с «фарцовкой» и спекуляциями.

Слева: Михаил Фридман и Петр Авен

Слева: Михаил Фридман и Петр Авен

Были у Петра Авена и другие знакомства, которые впоследствии оказались судьбоносными. Студент общался с будущим главой Администрации Президента и зятем первого Президента Российской Федерации Валентином Юмашевым, который учился на параллельном курсе факультета журналистики. После окончания вуза Петр Олегович Авен учился в аспирантуре вместе с будущим «младореформатором» Егором Гайдаром.

Диссертацию Петр Авен защитил на кафедре академика Станислава Шаталина. Затем, вместе с тем же Гайдаром, работал в ВНИИ системных исследований АН СССР. С ним же он участвовал и в знаменитом экономическом семинаре в Ленинградской области, который проходил в местечке с говорящим названием Змеиная горка. Здесь он имел честь познакомиться и с другими будущими вершителями судьбы страны.

В конце 1980-х годов Петр Олегович Авен, став научным сотрудником Международного института прикладного системного анализа, работал в Австрии, где в это время проходили стажировку по программе Госдепартамента США многие экономисты «Змеиной горки». Петр Авен тесно общался с коллегами, в частности установил тесные взаимоотношения с Сергеем Глазьевым.

Карьера Петра Авена

В 1991 году после того, как распался СССР, его приятели во главе с Егором Гайдаром заняли солидные посты в правительстве, а Петру Олеговичу Авену предложили занять пост председателя Комитета внешнеэкономических связей, от которого он не отказался. В скором времени Комитет был преобразован в Министерство внешних экономических связей (МВЭС).

На этой должности Петр Авен проработал около года. За столь короткий срок он успел выделиться лишь удачными переговорами с Парижским клубом кредиторов, добившись смягчения условий по выплате долгов. Версии же о причинах его ухода разняться. Сам он утверждает, что не принял отставку Гайдара, и был категорически против того, чтобы работать под началом Виктора Черномырдина.

Петр Авен

Петр Авен

Однако, поговаривали, что Петр Авен, возглавляя КВЭС и пользуясь инсайдерской информацией, провел ряд сделок, которые его обогатили. Также утверждалось, что находясь в министерском кресле, Петр Олегович Авен брал «комиссионные» и даже «дорогие подарки» за содействие в осуществлении внешнеторговых сделок, в частности за организацию поставок в Россию мяса, сахара и других продуктов питания. При этом он, якобы, через российского эмигранта Сергея Мажарова, проживавшего во Франции, организовал целый бизнес, прибыль от которого шла на счета на Каймановых островах. После того, как Петр Авен ушел из Правительства, Мажаров был убит в Париже. Еще одним предпринимателем, которому содействовал Петр Олегович, был Михаил Фридман, который благодаря своему знакомству с министром закупал товары в Индии за счет госдолгов.

Также утверждалось, что Петром Авеном заинтересовались российские спецслужбы в связи с хищениями в Министерстве внешних экономических связей, его связями с израильской разведкой, а также организацией транзита наркотиков из Юго-Восточной Азии в Европу. Кроме того была, информация о том, что его вместе с другим министром Александром Шохиным разрабатывали и американские спецслужбы на предмет махинаций с танзанийским долгом СССР. Якобы, обо всех этих сведениях было доложено тогдашнему Президенту Борису Ельцину, который и отправил Петра Олеговича Авена в отставку. Правда, сам экс-министр успешно оспорил данную информацию в суде.

Финансы Петра Авена

После своего ухода из Правительства Петр Авен открыл компанию «Финансы Петра Авена» («ФинПА»). Как заявлялось, фирма давала консультации покупателям российских долгов. По сути, Петр Авен торговал своими связями во власти, которых у него сохранилось предостаточно. В частности он продолжал тесно общаться с Анатолием Чубайсом, Сергеем Глазьевым, Александром Шохиным и Олегом Давыдовым. Также он поддерживал деловые отношения с криминальными авторитетами – Сергеем Тимофеевым по прозвищу «Сильвестр», вором в законе Алексеем Петровым, известным как «Петрик», а также криминальным авторитетом Отари Квантришвили.

Хильберто Родригес во время экстрадиции в США в 2005 году

Гильберто Родригес во время экстрадиции в США в 2005 году

Имелась даже информация о том, что  Петр Авен встречался в Вене с наркодиллером Гильберто Родригесом Орехуэлом по кличке «Шахматист» и решал с ним вопросы финансирования «Альфа-банка».

Одним из самых крупных клиентов Петра Авена в те годы стал Борис Березовский. Борис Абрамович некогда работал вместе с Авеном-старшим в одном из институтов Академии наук, теперь же Петр Олегович Авен не просто консультировал олигарха, а стал его личным советником. В его задачи входило лоббирование интересов предприятия Березовского «ЛогоВАЗ» в Правительстве. Благодаря его усилиям были увеличены таможенные пошлины на импортные автомобили, что было выгодно «дистрибьютерам» вазовского концерна.

Дела у фирмы шли настолько успешно, что у нее даже хватило денег, чтобы принять участие в финансировании предвыборного блока Гайдара «Выбор России». 12 декабря 1993 сам Петр Авен был избран депутатом Государственной Думы РФ по списку гайдаровского блока. Однако, до начала работы Думы, он отказался от мандата, не пожелав оставить пост генерального директора ФинПА.

Петр Авен и Михаил Фридман

В конце концов, «ценного кадра» с мощным административным ресурсом в полное свое распоряжение решил заполучить предприимчивый Михаил Фридман. Для того чтобы привлечь Петра Авена в Альфа-Банк, Фридман даже создал должность президента, которую и предложил своему деловому партнеру. Петр Олегович Авен согласился, и оба предпринимателя обменялись своими активами. Петр Авен передал 50% «ФинПА» Фридману, а тот в свою очередь отдал ему 10% «Альфа-Банка».

Михаил Фридман

Михаил Фридман

Со времен Петр Авен также вошел в состав совета директоров ОАО «Авиакор» и возглавил совет директоров телевизионного холдинга ЗАО «Альфа-ТВ». С кадром Михаил Маратович не прогадал – в скором времени его компаньон получил инсайдерскую информацию о надвигающемся обвале рубля, что позволило «Альфе» неплохо заработать на «черном вторнике».

Во второй половине 1990-х годов Петр Авен совместно с Фридманом стали осваивать нефтяной рынок. Нацелившись на выставленный на торги госпакет нефтяной кампании «ЮКОС», Петр Олегович Авен, как обычно надеялся на свои полезные знакомства, но столкнулся с более мощной лоббистской деятельностью, которую вела компания «Менатеп» Михаила Ходорковского. «Менатеп» в частности стал уполномоченным банком Госкомимущества РФ по проведению инвестиционного конкурса. «Альфа-Банк» в свою очередь заявил о своих опасениях, что результаты конкурса уже предрешены, и чтобы как-то противостоять «Менатепу» объединился в консорциум с «Инкомбанком» и «Российским кредитом». Но «Менатеп» попросту отклонил заявку консорциума. Борьбу за юкосовские активы выиграл Менатеп, после чего у Петра Авена сложились весьма натянутые отношения с Ходорковским.

Петр Авен и нефть

С «ЮКОСа» бизнес-партнеры переключились на Тюменскую нефтяную компанию (ТНК). Акции компании они начали скупать в 1997 году через фирму «Новый холдинг», представлявшую интересы КИБ «Альфа-банк». Петр Авен вышел на председателя Госкомимущества, Альфреда Коха, который помог «Новому холдингу» выиграть конкурс, причем цена на акции была существенно занижена — 40%-й пакет акций был продан всего за 25 млн. долларов, что было существенно ниже рыночных цен. Об этом Президенту сигнализировал председатель Совета директоров ТНК и гендиректор крупнейшего добывающего предприятия ТНК «Нижневартовскнефтегаз» Виктор Палий. При этом он утверждал, что с приходом новых владельцев многомиллиардные прибыли от нефтедобычи будут уходить за рубеж.

Альфред Кох

Альфред Кох

На помощь «Альфе» вновь пришел Кох с еще одним старым знакомым тогдашним первым заместителем Председателя Правительства Анатолием Чубайсом, которые содействовали тому, чтобы совет директоров не проголосовал за назначение Палия на пост генерального директора ТНК. В противном случае представители власти грозили банкротством компании.

Несмотря ни на что, тюменские нефтяники начали посылать новые сигналы правительству о том, что после прихода новых хозяев «Нижневартовскнефтегазу» только за один месяц был нанесен ущерб в размере 1.4 миллиона долларов и более 56 млрд. рублей. К письму прилагались подтверждающие информацию документы, и даже письмо Генерального прокурора. Председатель Правительства никак не отреагировал на данную информацию.

Зато Авену удалось через еще одного первого вице-премьера Бориса Немцова повлиять на Министерство топлива и энергетики, которое фактически передало «Альфе» «Нижневартовскнефтегаз». После этого было принято решение общих собраний ТНК о досрочном прекращении обязанностей всех членов совета директоров «Нижневартовскнефтегаз». Тюменские нефтянике подали в суд на данное решение и даже выиграли его, но руководство «Альфа-групп» представило фиктивное решение суда Ханты-Мансийского автономного округа, отменяющее первое решение.

Петр Авен и дача Толстого

Примерно в это же время Кох оказал и личную услугу Петру Олеговичу Авену, поспособствовав ему с покупкой знаменитой дачи писателя Алексея Толстого в Барвихе. За данную покупку бизнесмен заплатил чуть больше 200 тыс. долларов, в то время как одна только земля в районе президентской Барвихи стоила не менее 15 тыс. долларов за 100 кв. м. Таким образом, 200 тыс. долларов Управления делами Президента зарабатывало за год, только сдавая в аренду особняки в Барвихе.

Знаменитая дача Алексея Толстого в Барвихе

Знаменитая дача Алексея Толстого в Барвихе

Правда, сам Петр Авен утверждал, что заплатил 800 тыс. долларов. Но когда эту информацию стала проверять налоговая служба, выяснилось, что сделка была оформлена как инвестиционный взнос, а все расчеты велись через «Альфа-Банк». Одним словом речь шла о перекладывание денег из одного кармана в другой.

Следует отметить, что о даче Алексея Толстого написало издание «Совершенно секретно». В те годы газета Артема Боровика, часто критиковала Петра Авена. После одной из таких статей бизнесмен выиграл по иску у издания почти миллион долларов, но сжалился и пошел на сотрудничество с вдовой Боровика (сам редактор к этому времени уже погиб), после чего в «Совершенно секретно» стали выходить лишь хвалебные статьи о Петре Олеговиче Авене.

Петр Авен и смена Правительства

С наступлением двухтысячных годов в России стала меняться политическая реальность. Изначально Петр Авен считал, что его лоббистские возможности не ослабнут, так как Президентом стал знакомый ему Владимир Путин, с которым он взаимодействовал в свою бытность министром внешних экономических связей. К тому же в Кремле укрепил свое положение бывший представитель «Альфа-групп» Владислав Сурков. Не спешили покидать насиженные места и политики девяностых, хотя многим пришлось существенно сдать свои позиции. Однако же, в бизнесе и во власти появлялись не только новые влиятельные игроки, но и другие правила игры. В связи с этим Петр Олегович Авен уже не мог открывать двери ногой во властные кабинеты, а был вынужден стучаться в них, причем не всегда успешно.

Но такого рода перемены совершенно не означали, что у «Альфа-групп» начались проблемы с бизнесом. Холдинг по-прежнему имел серьезных покровителей и расширял свой бизнес, причем, как утверждалось, делал это и за счет рейдерских захватов. В частности «Альфа-групп» через банкротство якобы поглощала, такие предприятия, как Западно-Сибирский металлургический комбинат, Торговый дом «Смирновъ», целлюлозно-бумажные комбинаты «Волга» и «Кама», пивную компанию SUN Interbrew и даже оператора мобильной связи «Мегафон».

В 2006 году фонд IPOC подал в окружной суд США по Южному округу Нью-Йорка иск к структурам «Альфа-групп», и в том числе и к Петру Авену. Представители фонда заявляли, что они приобрели 100% акций багамской компании Transcontinental Mobile Investment, которая через «ЦТ-Мобайл» владела 25,1% «Мегафона», но, несмотря на это, контроль над активами установили структуры Фридмана и Авена. Также ходила информация о том, что «Альфа-групп» захватила Ачинский глиноземный комбинат, чему способствовал тогдашний сенатор Глеб Фетисов.

Петр Авен

Дела самого Петра Олеговича Авена также продвигались вперед. Он был избран председателем совета директоров холдинга «Голден Телеком», 43.6% акций которого приобрела «Альфа-групп». Также он являлся сопредседателем совета директоров компании «СТС Медиа».

В 2004 году журнал Institutional Investor назвал Авена лучшим управляющим в сфере финансовых услуг в России, а в 2006 году он вошел в состав правления Российского союза промышленников и предпринимателей. Кроме того, в 2009 году, будучи наполовину латышом, он вошел в совет директоров компании Latvijas Balzams. При этом советник председателя правления «Альфа-банка» Александр Гафин заявил о готовности Петра Авена возглавить правительство Латвии, что сам бизнесмен назвал неудачно шуткой.

В целом Петр Олегович Авен все реже фигурировал в прессе. Редкий случай, когда СМИ муссировало его имя в конце двухтысячных годов, был связан с отказом Альфа-банка предоставить компании Олега Дерипаски отсрочку платежей и попыткой взыскать через суд 800 млн. долларов. Именно Петр Авен тогда публично заявлял о намерении арестовать активы и счета «Русала», и способствовать процедуре банкротства.

Другой повод для упоминания банкира затронул более широкую публику. Петр Авен неожиданно решил опубликовать разгромную статью на роман писателя Захара Прилепина «Санька», что вызвало бурную общественную дискуссию. Но если в своей рецензии Петр Авен обвинял Прилепина в том, что он призывает народ к революции, то уже в 2013 году он совместно с Альфредом Кохом выпустил сборник интервью с политическими деятелями России о «революции Гайдара».

В 2010-е годы Петр Авен также предпочитал «не светиться». Его имя упоминалось в связи с тем, что американское Интернет-издание BuzzFeed опубликовало статьи, в которых утверждалось, что банкиры «Альфа Банка» были частью российской схемы, связанной с влиянием на президентские выборы в США 2016 года. Данную информацию Петр Авен со своими коллегами даже опровергал в американском суде. Кроме того банкир упоминался в связи с тем, что пытался приобрести акции футбольного клуба «Спартак Москва» у Леонида Федуна. Но владелец красно-белых отказался делиться полномочиями по управлению клубом, после чего Петр Олегович Авен охладел к активам клуба.

Петр Авен в юности попал в круг молодых экономистов, которые после распада Советского Союза возглавили российские реформы. Несмотря на то, что на властном Олимпе Петр Авен находился сравнительно недолго, его возможности влиять на экономическую политику страны и получать инсайдерскую информацию сохранялись многие годы. При этом он умел грамотно распорядиться этими возможностями. Именно поэтому владелец «Альфа-Групп» Михаил Фридман сделал его одним из самых близких своих соратников. На пару деловые партнеры не раз переступали закон, чтобы приумножить свою бизнес-империю. Сегодня же Петр Авен старается держаться в тени, изредка напоминая о том, что именно он и его друзья являются «отцами-основателями» современной российской экономики.

Загрузка...

Прокомментировать







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru