КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Вор в законе Сапог


Вор в законе Сапог

Вор в законе Анатолий Темников - Сапог

Вор в законе Анатолий Темников — Сапог

В конце декабря 2003 года в поселке Волжский хоронили вора в законе Анатолия Темникова, который был известен в определенных кругах как Сапог. Темников, в отличие от большинства своих коллег, погиб не от удара ножа или выстрела из-за угла. На тот свет его унесло пристрастие к алкоголю, из-за которого вор заработал и цирроз печени, и сахарный диабет. Эта смерть была чревата самыми серьезными последствиями не только для криминального мира.

На похороны Сапога съехалось несколько десятков преступных авторитетов и воров со всех бывших союзных республик. Вопреки общепринятой практике, правоохранительные органы не стали задерживать всех прибывших для выяснения личностей. По словам начальника УБОП Владимира Позднякова, оперативными сотрудниками велась обычная в таких случаях видеосъемка похорон. Говорить о том, какие последствия повлечет смерть столь влиятельного преступного авторитета, которых в области осталось не так уж и много, Владимир Поздняков наотрез отказался, хотя смерть Сапога стала одним из тех событий, которые способны были создать проблемы не только для криминальных группировок и правоохранительных структур.

Анатолий Темников

Уроженец города Медногорска Оренбургской области Анатолий Темников появился в Самаре в 1999 году. До этого он получил известность в Сургуте, где проживал на улице Профсоюзной. Контакты с рядом преступных группировок (ОПГ Малаховского, ОПГ Станиславишина, ОПС «Шерстяные» и др.), теплые отношения с дальневосточными ворами стали теми ступеньками, которые позволили ему подняться в лидеры криминального мира. Приехав в Самару, вор в законе Сапог поселился в поселке Волжский. Его новое место жительства сразу же стало объектом паломничества лидеров многочисленных ОПГ Самары и Тольятти, а также воров из окрестных регионов. Существовали самые разные оценки роли, которую сыграл Сапог в истории самарского криминального мира. Их авторы сходились в одном: появление сургутского вора сломало баланс сил в пользу славянских преступных группировок.

Слева: Воры в законе Анатолий Темников - Сапог и Сергей Бойцов - Боец

Слева: Воры в законе Анатолий Темников — Сапог и Сергей Бойцов — Боец

Действительно, с 1999 года кавказские воры, правившие до этого бал в Жигулевске и Самаре, начали утрачивать свое влияние. В разное время неизвестными лицами были убиты Важа Рамишвили (Важа) и Гиви Джейджейшвили (Колыма). Важа играл существенную роль в Самаре, где, опираясь на чеченскую ОПГ Саида Центроева и бригады Андрея Королева (Король), пытался установить контроль над различными фирмами и ослабевшим славянским крылом преступного мира, которое после убийства Константина Беркута утратило явного лидера.

Анатолий Якунин

Джейджейшвили работал в тесном контакте с жигулевским предпринимателем Уколовым (Укол), который, как утверждали сотрудники ФСБ, «без вора еще вообще ничего не делал», и традиционно пытался решать проблемы в Тольятти. Вольно или невольно, но кавказское крыло (прежде всего грузинское) несколько утратило свое влияние. На смену погибшим пришли совсем другие люди. В Самаре одним из таких людей стал Сапог. Вместе с ним в ситуацию начал более активно вмешиваться Анатолий Якунин, до этого момента действовавший в Похвистнево.

Вор в законе Анатолий Якунин (Сенька Самарский)

Вор в законе Анатолий Якунин (Сенька Самарский)

40-летний Якунин (известен как Сенька, Сенька Похвистневский) был моложе Сапога, но засветился в связях со многими ОПГ России (ОПГ Бочи, ОПГ Резаного, ОПГ Петермана, ОПГ Щуркина, Пыхть-Яхтская ОПГ и др.). Как и Сапог, Якунин опирался прежде всего на поддержку воров из Сибири, прежде всего из Тюменской области. Его коронация в 1995 году проходила при активной поддержке тюменских воров. К моменту прихода Сапога у него сформировалась своя собственная команда, в которой силовики выделяли Белого, Синицу и Седого.

Показательно, что в то же время в Тольятти в качестве вора стал выступать Леонид Индюков (Леня Калужский), который хотя и был коронован с подачи и при поддержке грузинских воров, активную позицию в деле разруливания в Автограде не занимал. Возможно, потому, что собственно воровская корона в Тольятти мало что значила. В городе с завидной регулярностью убивали и воров, и тех, кто пытался посягать на их место.

Пример тому — история, произошедшая два года назад с ворами Котом (Юрий Котов) и Татарином (Рифкат Шафигуллин). Их попытки поставить город под контроль закончились убийством Кота и расстрелом машины Татарина, в результате которого пострадали люди, не имевшие никакого отношения к событиям. Тем не менее и Сапог, и Сенька свое дело делали. По оценке экспертов из числа офицеров ФСБ, два вора представляли собой силу, к которой со временем стали прислушиваться даже чеченские бригады.

Показательно и то, что роль «чехов» (именно так называют чеченцев их коллеги по криминальному миру) в Самаре заметно снизилась. Чеченские бригады, всегда шагавшие по жизни рядом с сотрудниками спецслужб и в их интересах, так и не смогли получить контроль над сколько-нибудь заметным бизнесом. Зато начали платить в «общак». Но этот, казалось бы, не самый выигрышный с точки зрения событий фон, сопровождавший деятельность воров, скрывал совсем другое. А именно — резкий передел сфер влияния в криминальном мире.

Убийства в Тольятти

1999-2002 годы стали временем исчезновения ряда преступных группировок и ознаменовались убийством нескольких криминальных лидеров. Неустановленные лица свели на нет ОПГ Беркута. Ее лидеры Константин Беркут, Олег Родионов (Парамон) и другие расстреливались на улицах, исчезали в неизвестном направлении. Была полностью уничтожена купеевская группировка в Тольятти.

Спустя некоторое время отправился в небытие Александр Литвинка (Ниссан) — человек, считавшийся боевым орудием одной из крупнейших самарских ФПГ. Литвинка, прославившийся фразой «миллион зеленки за голову Напарника», был расстрелян неизвестными в Москве. Ряд связанных с ним лиц были расстреляны в Самаре, Тольятти или пропали без вести. Труп одного из соратников Ниссана нашли в Чехии. И так далее.

Нельзя говорить, что эти действия определялись ворами в законе. Однако тот, кто занимал освобождавшиеся места, действовал в том числе и с их одобрения.

Владимир Вдовин (Напарник, Папа)

Владимир Вдовин (Напарник, Папа)

Парадокс состоял в том, что шаг за шагом в регионе нарастало влияние ОПГ Напарника — авторитета Владимира Вдовина. За последние годы Вдовин, практически исчезнувший со страниц СМИ, которые рассказывали о нем небылицы, стал, по меткому определению одного из тольяттинских банкиров, «незаметным» человеком. Это совсем не означало, что его группировка исчезла. Совсем нет. Пришло другое время. Время перехода бизнеса в легальную стадию и вступления в альянсы с политиками и региональными ФПГ. Что и было сделано и в Самаре, и в Тольятти.

Клан сохранил свои позиции в автобизнесе, в работе со значительным числом тольяттинских фирм. При этом сам бизнес, как воровской, связанный с хищением запчастей, так и легальный — автоторговля, производство комплектующих , пищевой и т.д., — приносил свои дивиденды. В Самаре, где серьезного противовеса де-факто не осталось, группа быстро превратилась в силу, решающую многие вопросы. В том числе и те, которые были связаны с распределением бюджетных средств. Бывшие работодатели Литвинки встали в тот же строй, вступив в альянс с кланом в ряде сфер бизнеса, например, в части торговли автозапчастями. Враждебная Напарнику ОПГ Сироты начала вывод своего бизнеса за пределы Тольятти — в Москву, Самару, Оренбург, Сочи.

Противовес

Эту почти идиллическую картину могло подпортить влияние снизу, со стороны воровского мира. И как раз эта сторона вопроса определялась Сапогом и Сенькой, которые поддерживали людей, активно финансировавших воров. Это предопределяло решения, которые принимались в случае возникновения спорных ситуаций. С этой версией соглашались далеко не все. Но тем не менее она озвучивалась.

Складывающуюся почти идиллическую картину благоденствия в преступном мире, которую нарушали периодические отстрелы людей, занимавшихся хищением нефтепродуктов, пытались нарушить другие воры, а также спецслужбы, любимым занятием которых является создание и поддержание баланса противовесов. Грубо говоря, если одна сторона усиливалась, то ей срочно требовалось подобрать противостоящую сторону.

В 1999-2000 годах после убийства Важи грузинские воровские сообщества прислали в область своего нового представителя Роланда Гегечкори (известен как Роланд и Шляпа). Уроженец Зугдидского района Грузии был близок к ряду лидеров грузинских воровских кланов (Мегон, Муха и т.д). Гегечкори активно участвовал в коронации воров и назначении «смотрящих». В 1994 году он, по информации источников, попал под контроль спецслужб в связи с коронацией в Курской области Василия Вялых (Васи Курского).

За столом слева направо воры в законе: Гиули Гачава (Бадри), Отари Тоточия, Роланд Гегечкори (Шляпа), Майис Карапетян и Комс Кироваканский; сзади: Леван Перадзе, 08.08.2000, Москва

За столом слева направо воры в законе: Гиули Гачава (Бадри), Отари Тоточия, Роланд Гегечкори (Шляпа), Майис Карапетян и Комс Кироваканский; сзади: Леван Перадзе, 08.08.2000, Москва

В Самаре он появился вместе с другим вором, Гачавой Гиули (Бадри). Интересно, что его появление связывали с интересами ФСБ, чьи сотрудники могли выстраивать, таким образом, баланс сил в преступном сообществе. Эти данные получили косвенное подтверждение во время конфликта на комбинате «Родник», где одновременно назывались кличка Роланд и фамилия одного из бывших высокопоставленных офицеров ФСБ.

Вор в законе Гиули Гачава - Бадри

Вор в законе Гиули Гачава — Бадри

В Самаре Роланд опирался прежде всего на представителей грузинской общины, например, на одного из самарских коммерсантов, содержавшего алкогольный магазин на улице Буянова, который в отчетах РУБОПа значился как место встреч членов ОПГ.

Сосуществование в Самаре славянского большинства с одним грузинским вором при наличии ряда коронованных фигур, которые мало во что вмешивались, устраивало, похоже, всех. Но в 2003 году все изменилось. В июле был расстрелян Леня Калужский, а в декабре 2003 года скончался Сапог. И если первая смерть не вызвала в Тольятти особого ажиотажа, то второе событие стало предметом особого интереса спецслужб, и не только их. По той простой причине, что тщательно выстраиваемый баланс нарушился. Проблема состояла в том, что новые фигуры, прежде всего кавказские, особенно в случае, если они попытаются что-то переделить, вряд ли устроят местный криминальный мир. Старым кланам, уже сросшимся с политикой и ФПГ, уже легализовавшим свой бизнес, а также близким к ним силовикам совсем не нужны новые бригады, не нужны попытки передела уже давно поделенных сфер.

Хотя как показывает история, после этого наступило относительное затишье. Но по информации источников, до сих пор идет внутриклановая борьба за сферы влияния. Эта борьба порой скрыта от общественных взглядов.

Могила вора в законе Анатолия Темникова (Сапог)

Могила вора в законе Анатолия Темникова (Сапог)

Если раньше убивали, и убийства становились общественным достоянием, то сейчас люди просто пропадают, и это уже не вызывает этого самого общественного резонанса, как те же расстрелы в центрах городов. Криминальный мир продолжает делать свои дела, только уже по тихому.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru