КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Сухумско-Московская банда


Сухумско-Московская банда

Сосо Ахалая

Сосо Ахалая

К началу абхазо-грузинской войны криминальный мир Грузии разделился на тех, кто поддерживает абхазского лидера Ардзинбу, его идею отделения от Грузии, и тех, кто был на стороне Тбилиси. Национальность тут особой роли не играла — все решали криминально-экономические интересы. В одном строю могли оказаться, например, покойный ныне вор в законе абхазец Юра Лакоба, который вместе со своим братом Яковом сделался одним из основных поставщиков оружия для абхазских формирований, и уголовный авторитет Гия Донгадзе, мингрелец по национальности. В ожидании дальнейших событий криминальный мир делал свои ставки на политиков, готовясь к дележу добычи и подчиненных земель.

На этом фоне и совершила стремительный взлет звезда бывшего младшего инспектора уголовного розыска сухумской милиции сорокалетнего Сосо Ахалая. Причины его увольнения из органов внутренних дел остаются неясными: по одним сведениям, он уволился сам, по другим – был по-тихому изгнан за торговлю наркотиками. Установить это сейчас уже невозможно: все документы и личные дела сухумской милиции уничтожены в ходе военных действий.

Тенгиз Пачкория

Летом 1992 года Сосо Ахалая организует вокруг себя отряд так называемой военной полиции, довольно разношерстный по составу: туда входят и сотрудники милиции, и вчерашние добропорядочные обыватели, и обыкновенные уголовники. Ближайшим помощником и фаворитом Ахалая становится Тенгиз Пачкория, сын высокопоставленного работника Прокуратуры Грузии. Объявленная цель отряда — укрепление грузинского суверенитета, фактическая — мародерство и грабежи.

Борьбу «за сохранение целостности» Грузии Сосо Ахалая начал с похищения богатого сухумского армянина, банкира Ц., который, по его сведениям, поддерживал финансовыми вливаниями Ардзинбу. Тенгиз Пачкория во главе группы вооруженных «полицейских» схватил Ц. и привез его в штаб отряда. Несмотря на то, что банкир в ту пору был произведен Ардзинбой в чин полковника милиции и постоянно носил табельное оружие. Все это ему не помогло. Пистолет у него отобрали и потребовали 50 тысяч долларов за освобождение.

Неизвестно, как именно освободился Ц. По одной версии, ему удалось убежать, по другой — бандиты освободили его по личной просьбе Ардзинбы, противостояние которого с грузинскими властями тогда еще не достигло кульминации. Но пистолет банкиру не вернули. Этот ствол с запоминающимся номером 1313 остался у Пачкория и вскоре вновь возникнет в нашей истории.

Немало напуганный происшедшим, Ц. поспешно перебрался в Москву, возглавив банк под названием «Абхазия». Однако по своим финансовым делам ему частенько приходилось летать в Сухуми. И вот как-то в аэропорту Домодедово, куда господин Ц. направился, имея в руках кейс с кругленькой суммой, пять вооруженных людей в милицейской форме затолкали его в автомобиль. Банкиру не помогла охрана, он был фактически предан начальником своих телохранителей, который, как оказалось, в свое время служил в отряде Ахалая. Похитителей вновь возглавлял Пачкория.

Банкира привезли в лес, где Пачкория вытащил тот самый пистолет под номером 1313 и объявил, что гражданин Ц. как идейно-классовый враг грузинской республики приговаривается к расстрелу, а находящиеся при нем деньги конфискуются в пользу государства. Приговор, впрочем, может быть смягчен, если у гражданина Ц. найдется еще 60 тысяч долларов. Доллары у банкира, конечно, нашлись, вскоре его жена передала деньги похитителям. В милицию о своем похищении банкир заявлять не стал…

Отряд военной полиции

А 14 августа 1992 года военизированные грузинские формирования «Мхедриони» вошли в Сухуми. Почти сразу же оттуда начался исход абхазского и прочего негрузинского населения.

Отряд «военной полиции» Сосо Ахалая получил неограниченные полномочия в городе и вокруг него и приступил к методическому грабежу. Примерно в это же время по Центральному телевидению в одном из абхазских репортажей зрители могли увидеть Ахалая, который выступал перед жителями Сухуми с таким заявлением: «Граждане! Если кто вас обидит — обращайтесь в военную полицию. А полиция -это я!» — и для наглядности приставил палец к своей голове. Но в эту полицию могли обратиться только совсем слабые рассудком. Есть свидетели того, как по приказу Ахалая расстреливали не только мирных граждан, но даже самих членов отряда «военной полиции», сообразивших, в какую компанию они попали, и отказавшихся идти на грабеж.


В Генеральной прокуратуре Абхазии до сих пор имеется уголовное дело по поводу деятельности Ахалая и его отряда. К тому же сейчас и грузинские правоохранительные органы, которые усиленно очищаются от случайных людей и уголовников, утверждают, что в отношении Ахалая возбуждено уголовное дело по фактам его сухумских «злоупотреблений». Но несколько лет до этого Ахалая был на коне. Даже приход к власти Шеварднадзе поначалу прошел для него безболезненно, а за участие в военной кампании 1993 года он был награжден орденом.

Побег в Москву

Активные военные действия в Абхазии, как известно, закончились взятием Сухуми абхазскими формированиями. К тому времени отряд Ахалая был криминализирован настолько, что начал представлять реальную опасность для самой Грузии. Почувствовав неизбежность карательных акций со стороны все более укрепляющейся центральной власти во главе с Шеварднадзе, наиболее активные члены отряда вместе с Ахалая и Пачкория предпочли покинуть республику. Однако вовсе не для того, чтобы вернуться к мирной жизни. Таким образом, абхазская война — в ее криминальном аспекте — была перенесена на территорию России.

К 94-му году большинство бывших членов отряда Ахалая уже проживали в столице России, вложив награбленное в Абхазии в приобретение квартир и собственные коммерческие предприятия. Главный же палач банды Тенгиз Пачкория в Москве женился и, отгуляв шикарную свадьбу, провел медовый месяц за границей.

Сосо Ахалая

Сосо Ахалая

В то время как сотни тысяч беженцев из горячих точек, брошенных властью на произвол обстоятельств, мыкали горе, ни у кого из людей с богатейшим криминальным прошлым и настоящим, да к тому же граждан других государств, ни разу не возникло ни малейших трудностей с пропиской и приобретением жилья в самых престижных районах Москвы. Однако сам Сосо Ахалая предпочел осесть в Киеве. Он купил там квартиру, сделал европейский ремонт и обставил ее антикварной мебелью, тщательно подобранной в соответствии с личным вкусом во время сухумских конфискаций. Из Киева он руководил бандитскими акциями, появляясь в Москве лишь на стадии получения денег от родственников похищенных.

Как ни странно, эти первые акции в Москве Сосо Ахалая организовал против своих же соратников по отряду, решив, что дележ награбленного был проведен несправедливо. Нужно сказать, что и в Грузии Ахалая был со своими подчиненными весьма суров. Однажды обиделся за что-то на члена отряда Б. и приказал Тенгизу Пачкория его застрелить. Покушение оказалось неудачным, Б. в свою очередь обиделся и взорвал в отместку автомобиль самого Ахалая. Дело происходило в Тбилиси, стрельба и взрывы на центральных улицах столицы понудили власти к поиску виновных – как раз после этого Ахалая и покинул республику.

Первой его московской жертвой стал соратник Г. Вместе со своей семьей он проживал в гостинице «Академическая» по статусу беженца. И приобрел в фирме «ЛогоВАЗ» изготовленный по спецзаказу «Мерседес» за 60 тысяч долларов. Об этом стало известно Ахалая. В то время к своим налетам Ахалая и Пачкория привлекали не только собственные кадры, но и московских уголовников, лучше знающих местные условия. Банда захватила Г., после жестоких избиений и пыток тот согласился «мерседес» отдать.

Разношерстная банда

Состав банды был причудлив. Бывшие и действующие сотрудники грузинской милиции, воры в законе и столичные уголовные авторитеты дружно «трудились» рука об руку, вычищая карманы скоробогатеньких граждан. Были в ее рядах рэкетир Тимур Чергадзе — бывший танцор Сухумского ансамбля песни и пляски, уголовник Сосо Саная по кличке Малыш, разжалованный сходкой из «воров в законе» за связь с милицией, и многие другие. С 1995 года Сосо Ахалая решает придать деятельности банды патриотическую направленность. Его боевики начинают поиск бывших жителей Абхазии, поддерживавших Ардзинбу. Одним из первых в их поле зрения, к своему несчастью, попал бывший сухумец, а ныне московский предприниматель Тимур Ш.

У господина Ш. уже были немалые сложности с властями Грузии. Перед самой войной он привлекался к ответственности органами безопасности Грузии «за измену Родине», но в действительности — за поддержку Ардзинбы. Шесть месяцев Ш. провел в тбилисском следственном изоляторе. Деньги, которых у Ш. и тогда было немало, помогли ему избежать худшего. Ш. освободили из-под стражи, после чего он немедленно выехал из Грузии и сделался москвичом. Он был похищен у своего офиса в Спиридоньевском переулке, в самом центре Москвы. В похищении, как и прежде, участвовали сотрудники милиции в форме — это стало своего рода визитной карточкой банды Ахалая. Командовал похитителями Тенгиз Пачкория. Целый месяц Ш. держали в квартире генеральского дома на Фрунзенской набережной, требуя выкуп в размере 500 тысяч долларов — аппетиты банды к тому времени значительно возросли. Разумеется, господину Ш. сразу объявили, что похищен он исключительно по политическим соображениям.

Криминальный авторитет Бесик

Вор в законе Беслан Джонуа — Бесик

Нужно сказать, что Ш. не был новичком в криминально-коммерческом мире Москвы и, как всякий уважающий себя предприниматель, имел «крышу». Да не одну, а две. Первую олицетворял известный московский бандит и рэкетир Мансур Шелковников (он позже, при задержании, был застрелен в своей квартире сотрудниками РУОПа). Вторую «крышу» обеспечивали воры в законе Мераб Джангвеладзе и Бесик Джонуа, также выходцы из Сухуми. Кстати, кроме московской прописки, оба имели и зарубежную. Сейчас Мераб является нежелательной персоной для нахождения на территории России. Второй был убит в 2007 году. Кстати во Франции эти воры обладали солидной недвижимостью, а их братья Леван Джангвеладзе и Леван Джонуа продолжают коммерческие операции на территории СНГ.

В результате обширного и длительного переговорного процесса между «крышами» господина Ш. освободили, однако Пачкория, не желающий, чтобы проделанная работа осталась неоплаченной, твердо заявил: «Мне эти «крыши» по фигу, 100 тысяч принесешь мне лично». Ш. подчинился. В правоохранительные органы он, конечно, не обращался.

Ошибка киллера

Вскоре после этих событий в квартире на Нахимовском проспекте, которую снимал Пачкория, был застрелен его двоюродный брат Манчо Чачуа. Киллер стрелял из пистолета Макарова с глушителем в упор, в голову. Пули предназначались самому Пачкория, однако убийца несколько поторопился, ошибившись в выборе жертвы. Тем не менее спустя 30 минут после выстрелов по мобильному телефону Пачкория раздался звонок и неизвестный голос произнес: «Это тебе за Тимура».

Звонок заставил Пачкория призадуматься. Дело в том, что, кроме господина Ш., его люди в это же время удерживали еще одного заложника-сухумца, которого также звали Тимур. Этому Тимуру тоже было объявлено, что похитители его не какие-нибудь бандиты, а полномочные представители карательных органов Грузии. Только после этого Пачкория немедленно сменил свой шикарный синий «БМВ-750» на скромную серую «таврию». В подъезд своего дома стал заходить исключительно в бронежилете.

В конце февраля 1996 года Ахалая организует, а Пачкория вместе с танцором Чергадзе и действующими сотрудниками полиции Грузии совершают похищение гражданина Л., бывшего сухумца, а ныне москвича, имеющего три квартиры в центре Москвы и собственное прибыльное дело. Его знакомый по Сухуми, ранее судимый наркоман Роберт Гапбедава, назначает Л. Встречу возле ресторана «Макдоналдс» для решения некоей финансовой проблемы. Прямо у ресторана, посреди толпы Пачкория хватает его и запихивает в машину. За освобождение требуют уже 1 миллион долларов. Есть основания предполагать, что в данном случае сведения об Л. Ахалая почерпнул из сообщений правоохранительных органов Грузии.

Дело в том, что, по заявлению работников грузинского МВД, гражданин Л. разыскивался за торговлю человеческими внутренними органами, предназначенными для трансплантации. Сообщалось, что внутренние органы якобы изымались у плененных во время военных действий, на чем Л. и составил первоначальный капитал, пущенный затем в оборот в российской столице. Так это или нет — сейчас проверить сложно. В грузинской прокуратуре будто бы имеется уголовное дело по этому поводу, однако официального запроса о розыске Л. российская прокуратура не получала.

Похищенного Л. довольно долго держали на особой квартире в ожидании выкупа. Видимо, запрошенная бандой сумма на этот раз показалась родственникам жертвы запредельной. Жена Л. через своего брата обращается напрямую к лидеру Абхазии Ардзинбе за советом: следует ли идти в милицию или нужно прибегнуть к какому-либо иному способу освобождения? Полмиллиона тем не менее были на всякий случай собраны. Но когда жене похищенного сообщают, что лучше всего обратиться в милицию, события начинают разворачиваться в ином направлении. Милиция провела операцию по освобождению Л. безукоризненно. Сотрудники РУОПа за несколько часов вычислили квартиру, где держали Л., ворвались и взяли стороживших его бандитов. К сожалению, в руки руоповцев попали только пешки, которым было поручено сторожить заключенного. Ни Ахалая, ни Пачкория, ни Чергадзе задержать тогда не удалось.

Ликвидация банды

Война между бандитскими кланами отнюдь не ограничивалась похищениями и рэкетом. Все это время в Москве звучат выстрелы и льется кровь. Но теперь Московский уголовный розыск, давно уже копивший информацию о деятельности банды, имел по крайней мере одно официальное заявление от потерпевших и мог приступить к ее ликвидации. То, что Ахалая скрывается в Киеве, было уже известно. Он считал, что отношения между Украиной и Россией такие же напряженные, как между Абхазией и Грузией, и надеялся: возможная выдача за преступления, совершенные в Москве, ему не грозит. Он сильно ошибся, вопрос такой выдачи был решен ровно за сорок минут.

Оперативникам было известно, что Ахалая ни на секунду не расстается с оружием — револьвер «таурус» бразильского производства постоянно торчал у него за поясом. Даже во время утренних пробежек трусцой. Брали его в кабинете дантиста, куда он пришел подлечиться, наручники защелкнулись на его запястьях прямо в зубоврачебном кресле. А затем, сопровождаемый оперативниками МУРа, он отправился на авиалайнере в Москву в направлении Бутырской тюрьмы. Были взяты и другие его соратники.

А войны на улицах российских городов продолжались. Преступные группы, рожденные в кровопролитных конфликтах на окраинах бывшей советской империи, пытались разделить сферы влияния и внедриться в экономику России. Кое-где им это удалось.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru