КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Кирилл Селезнев и Михаил Сироткин из Газпрома


Кирилл Селезнев и Михаил Сироткин из Газпрома

Кирилл Селезнев

Кирилл Селезнев

Групп влияния в правлении Газпрома ничуть не меньше, чем в Кремле. Благодаря результатам их борьбы происходит перераспределение потоков денег, полученных тендеров и, главное, количества откатов. Как и в правительстве, уровень влияние определяется по уровню приближенности к центру.

Когда Алексей Миллер по приходу в Газпром собирал свою команду управленцев, то большое количество мест заняли его бывшие подчиненные по «Морскому порту Санкт-Петербург» и «Балтийской трубопроводной системе». Назначенные руководителями департаментов, членами правления и получившие должности гендиректоров дочерних компаний, эти кадры не могли похвастаться соответствием занимаемой должности.

Но, пользуясь доверием сверху, они прижились и смогли устаканиться в газпромовских цистернах. И если часть ставленников Миллера потекла по заданному им течению, то другая часть решила взять весла в свои руки и загребать ими под себя.

Селезнев и Сироткин

Кирилл Селезнев и Михаил Сироткин пришли в Газпром практически одновременно. До этого Сироткин большую часть девяностых работал в юридическом обслуживании коммерческих фирм, после чего бок о бок с Селезневым трудился в корпоративном управлении порта Петербурга.

Михаил Сироткин

Михаил Сироткин

В Газпроме Сироткин попал на должность заместителя главы юридического департамента, но не потянул и переехал в департамент по управлению имуществом и корпоративным отношениям. Такой карьерный рост стал настоящей золотой жилой для него и его семьи. Когда Селезнев получил в управление Межрегионгаз, Сироткин не мог не воспользоваться «кумовскими» связями, чтобы привести в фирму свою жену Елену Михайлову.

О том, какие дела проворачивала картель Кирилла в Межрегионгазе, мы писали раньше. Сироткин за это время смог закрепиться во главе тендерного комитета, и появившегося затем на основе его Департамента по управлению конкурентными закупками, и, кроме этого, стать гендиректором в Красноярском подразделении газового гиганта.

Из-за этого ему часто приходилось быть в командировках, что не особо хорошо сказалось на его браке. Через несколько лет работы “в самолете”, он привык наполнять его молодыми моделями, падкими на газовые деньги. Отношения с его женой в итоге превратились в чисто деловые, при этом котировки Михайловой в Газпроме уже намного выше того что имеет Сироткин.

Не гладкие взятки

В 2013 году позиции Сироткина подточило дело о международном преследовании фирмы Siemens. Немецкий концерн стал жертвой множества исков от Генпрокуротуры Швейцарии по откатам на строительстве в период с 2003 года. Швейцарский арбитраж называл виновниками с российской стороны «высокопоставленных менеджеров Газпрома», из-за работы которых цены строительства газопровода «Ямал-Европа” с российской стороны выросли в 2-3 раза.

Так как дело в первую очередь связывали с “Ленгазспецстроем” и другими строительными подразделениями, которые с грубыми нарушениями вывели из имущества фирмы, имя Михаила Сироткина неоднократно указывали в числе виновных. Этот призрак из прошлого с подобной международной окраской был очень не с руки для Сироткина.

Анатолий Еркулов

Анатолий Еркулов

Селезнев этим ловко воспользовался — в Межрегионгаз, который отвечает за большинство строительных проектов Газпрома, пришел Анатолий Еркулов. Он возглавил направления по капитальному строительству  и инвестициям в Газпром-Межрегионгазе, которые во многом дублировало функции Сироткина.

К тому времени он уже был проверенным коррупционным борцом. Его «успехи» по затягиванию сроков строительства наукограда в Петергофе,  «замораживанию» финансирования и борьбе с протестующими, помогли ему оказаться в газпромовском проекте строительства Экспофорума. На этом проекте они вместе с главным бухгалтером картели Наталией Коноваленко соорудили подрядный проект на 400 миллионов для фирмы Трансстрой, где Еркулову принадлежит четверть акций.

Еще больше денег они хотели получить, приватизировав землю вокруг будущей стройки, но в это дело вмешалась прокуратура. После прихода в Газпром Межрегионгаз и Инвестгазификацию, его имя все чаще стало появляться в прессе. Даже Общероссийский Народный Фронт (ОНФ) посветил ему ролик из цикла встречи с Путиным, когда стало известно о выводе 1 миллиарда рублей, которые распределили на 46 однотипных проектов спортивных сооружений.

В 2015 году еще раз подтвердилось то, что влияние Сироткина не хватает для самостоятельной работы наверху. Бывший финансовый директор Газпрома Андрей Круглов решил оставить место в Департаменте, который переводили в Санкт-Петербург, и сфокусироваться на работе зам правления по финансам в Москве. Его место долго сватали Сироткину, но его кандидатуру Селезнев не стал лоббировать.

В итоге место ушло Александру Иванникову. После этого Сироткин раскис, и большая часть реальной работы по тендерам ушла в руки Еркулова. И хоть он еще числиться начальником того же самого Департамента 121 (управление корпоративными затратами), теперь это размытая формулировка значит куда меньше, чем она значила раньше. А позиция замдиректора Межрегионгаза Еркулова — приблизилась к уровню руководителей «материнской компании».

Режрегион

Благодаря этой рокировке и без того крепкие позиции Селезнева еще добавили в мощи, а вместе с ними и объем финансов, которые можно пускать через свои схемы. Его ставленник Еркулов очень любит отвечать за тендеры и проекты, которые при нем практически всегда безответственно расходуются. Так было на проектах СПбГУ, на строительстве «Экспофорума», и так есть сейчас на всех региональных проектах Межрегионгаза.

Кроме высокой коррупционной составляющей у объектов под его покровительством идет высокий простой по срокам — за это Еркулова неоднократно «пинали» региональные власти субъектов РФ. Но так как газификация малых населенных пунктов не является приоритетным проектом ни для Кирилла Селезнева, ни для главы Газпрома, с давлением властей всегда справились на раз-два.

Для Селезнева активный «эффективный менеджер» Еркулов является очень удобным рабочим вариантом. И хоть он и старше Сироткина, тот по сравнению с ним уже обрюзг и «наелся», а в таких делах как воровство в промышленных масштабах заряженность — это главное. Ни на какой дружбе и родственных связях тут далеко не уедешь. То, что Сироткин не мешает Еркулову рулить тендерами и закупками сказывается на всей компании. Через его нечистые руки проходят контракты на сотни миллиардов долларов, которые раздаются по методу круговой поруки.

С момента назначения Еркулова почти все крупные контракты стали сосредотачиваться в руках СТНГ (СтройТрансНефтеГаза), которая принадлежит Селезневу и Тимченко. В тоже время из бизнеса выдавили Зияда Манасира, которого лишили контроля над Стройгазконсалтингом. Подобных примеров заинтересованного воздействия на подрядчиков и поставщиков Газпрома с момента прихода Еркулова можно насчитать целое множество, поэтому тяжело назвать это совпадением.

«Усыновив» рабочие обязанности Сироткина он помог Селезневу вывести его коррупционные схемы на новый уровень. Работа СТНГ на крупных проектах «Сила Сибири», «Северный Поток-2», газопроводов на Ямале и Сахалине принесет Селезневу десятки миллиардов, которые Еркулов проведет как через закупочные тендеры по строительным материалам, так и по самим работам. Еркулов бесстрашно перекладывает деньги из корпоративного кармана в персональный, получая за это свою долю от голубого потока. Для этого даже не пришлось проводить кропотливую работу по выдавливанию Сироткина с его позиций, достаточным оказалось просто сделать так, чтобы он подписывал и ставил печать на любые проекты от «селезневского» зама.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru