«Красный директор» Владимир Махлай | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


«Красный директор» Владимир Махлай

Владимир Махлай

Владимир Махлай

Некогда мощный легион советского директората крупных предприятий, благополучно приспособившегося к рыночным условиям хозяйствования и продолжившего руководить промышленными объектами, но уже на правах хозяина, постепенно усыхает прямо на глазах. В 2011 году о своей отставке и отходе от управления химическим гигантом в Тольятти заявил Владимир Махлай – один из «последних из могикан», оставшихся в 21 веке у руля управления производством. Судьба бывшего президента «Тольяттиазота» – характерный пример биографии советского директора, волею истории окунувшегося в океан рынка и благополучно выплывшего на берег.

Владимир Махлай родился в семье сосланных во время коллективизации выходцев с Украины в глушь Пермской области. Ставший для семьи родным город Губаха держался на плаву благодаря химическому комбинату. Сейчас он именуется «Метафракс» и носит звание крупнейшего производителя метанола в мире, ежегодно выбрасывая на рынок 750 тысяч тонн опасного химиката. В наступившем расцвете малоприметного ранее предприятия огромная доля заслуги Махлая, прошедшего на нем путь от простого рабочего до директора. Попутно, без отрыва от производства, он закончил Уральский политехнический институт и получил специальность организатора производства, чем продолжил заниматься всю жизнь.

После одиннадцати лет руководства Губахинским химкомбинатом Министерство химической промышленности СССР доверило ему более ответственный пост. В окрестностях Тольятти американцами был построен химический гигант, производящий химикаты на основе азота, в основном, минеральные удобрения и аммиак. В кресле генерального директора объединения Махлай пережил революционную перестройку и болезненное вхождение в рынок.

Главный акционер

Когда пришла пора приватизации, ему удалось на личной встрече с «главным приватизатором» страны Анатолием Чубайсом убедить его в проведении обязательной процедуры по, так называемому, «третьему» варианту. В результате собственниками завода стал трудовой коллектив и руководство «Тольяттиазота». В их руках оказалось 95% акций, причем их пятая часть попала в руки верхнего менеджмента. В тот день, когда Владимир Махлай покинет свой пост он будет владельцем уже 76% акций азотного гиганта. Дополнительно к ним у него в собственности окажутся 9,3% ценных бумаг химического комбината «Уралхим». Предоставленной благоприятной возможностью стать полноправным хозяином директор, воспитанный комсомолом и коммунистической партией, воспользовался в полной мере.

Территория завода "Тольяттиазот"

Территория завода «Тольяттиазот»

Исключительно производственная структура, ведомая Махлаем, постепенно переросла в корпорацию, составными частями которой стали «Тольяттихимбанк», а также непрофильные для химиков предприятия «Волгоцеммаш» – производитель строительного оборудования, НПЦ «Спектр» – выпускающий продукцию оборонного назначения, трикотажная фабрика в родной Губахе, Шекснинский комбинат – производитель ДСП, и мраморные карьеры в Свердловской области.

Махлай вошел в тройку самых влиятельных людей в Тольятти. Список возглавлял руководитель ВАЗа Владимир Каданников. За ним шел Владимир Аветисян, возглавлявший региональные структуры Газпрома. В свое время обоим бизнесменам оказывало поддержку влиятельное политическое лобби. Каданников работал в паре с могущественным Борисом Березовским, а Аветисян – с мэром Самары Олегом Сысуевым, вскоре переехавшим в Москву и вошедшим в федеральное правительство. Третий — Владимир Махлай, в отличии от своих земляков, всего достиг собственными руками и умом.

Основой процветания предприятия стал аммиак. Ежегодно комбинат выпускает 3 миллиона тонн этого скверно пахнущего вещества и 80% продукции поставляет более, чем в 120 стран мира. В руках Махлая оказалось 13% мирового аммиачного рынка. Удачным ходом генерального менеджера «Тольяттиазота» стала покупка ОАО «Трансаммиак», занимающегося перекачкой аммиака по трубопроводу. Без овладения логистической структурой доставка продукции из самого сердца России потребителям была бы не так проста и более накладна. Сейчас из Тольятти до Одесского морского порта протянута труба, общей длиной около 2400 километров. Дополнительно в районе Тамани действует резервный химический терминал.

Судебная тяжба

Со сделки по покупке «трубы» начался долгий период судебных тяжб. Росимуществу не понравилась схема, по которой была осуществлена покупка. Фонд имущества Самарской области приватизировал контрольный пакет акций «Трансаммиака», затем продал его структуре Махлая, получив взамен 6,1% акций «Тольяттиазота» (ТоАЗ). Претензии московских чиновников основывались на том, что законом не предусмотрен обмен акциями предприятий.

С ними согласился суд. Результаты сделки вначале были отменены. Государству должны были вернуться 51% акций, а Махлаю смешная сумма в 3 миллиона рублей. Только верховная арбитражная инстанция смогла подтвердить законность действий Фонда имущества и «Тольяттиаммиака», поставив в многолетнем споре жирную точку. Хозяин аммиачного концерна в случившейся долгой судебной тяжбе усматривал происки многочисленных конкурентов.

в феврале 1999 года в здании УВД Самарской области случился сильнейший пожар. Здание выгорело полностью. Погибло 57 человек. В огне сгорели и многие важные документы. Якобы в том пожаре исчезли и важные материалы на Махлая

В феврале 1999 года в здании УВД Самарской области случился сильнейший пожар. Здание выгорело полностью. Погибло 57 человек. В огне сгорели и многие важные документы. Якобы в том пожаре исчезли и важные материалы на Махлая

В 1998 году  Федеральной службы России по валютному и экспортному контролю приводился один из фактов о переводе 90 млн долларов Махлаем на счет одной из швейцарских фирм. Генеральный прокурор России Юрий Скуратов назначил проверку валютных операций Махлая. Однако самарская прокуратура не обнаружила оснований для прокурорского реагирования. Тогда же всплыли факты о 16 млн долларов, потраченных Махлаем на приобретение офисного здания в Нью-Йорке на Медисон авеню. Оплачивала эту сделку фирма Amo Toaz Inc. (дочерняя фирма Махлая) из средств «Тольяттиазота», в уставной капитал которой в июле 1994 года было переведено 2 млн долларов. В ходе проверки оснований для возбуждения уголовного дела прокуратура Самарской области вновь не выявила.

Монополия на аммиак

В 2001 году деятельностью Махлая заинтересовалось Министерство антимонопольной политики. До него дошли сигналы о том, что, став хозяином «трубы», он на пушечный выстрел не подпускает к ней потенциальных конкурентов, заведомо ставя их в экономически невыгодные условия. ОАО «Минудобрения» из Россоши неоднократно предлагали подключиться к трассе, ведущей на Украину, и использовать ее возможности для транспортировки производимого комбинатом аммиака.

Воронежские химики неизменно получали отказ и вынуждены были доставлять продукцию, используя более дорогой железнодорожный транспорт и крайне перегруженную линию Юго-Восточной железной дороги. В числе собственников «Минудобрений» значились американцы и норвежцы, крайне заинтересованные в собственной экспансии на мировом рынке. В отношении президента «Тольяттиаммиака» было возбуждено уголовное дело, которое благополучно закрылось лишь через 5 лет.

Уход от дел

Не успел Владимир Махлай успокоится, как ему пришлось отражать новую атаку на свое детище. Владелец «Реновы» Виктор Вексельберг, воспылавший любовью к отечественной химии, через свою структуру «Синтек» попытался купить 10% акций перспективного химического производства и, пользуясь этим поводом, включить в состав Совета директоров «Тольяттиаммика» своих представителей. Первые шаги явного рейдерского «наезда» получили подкрепление обвинениями в уклонении от уплаты налогов.

Виктор Вексельберг

Виктор Вексельберг

В конце 2005 года глава «Тольяттиаммиака» был объявлен в розыск. Обычная дорога опальных российских олигархов привела бывшего коммуниста в Лондон, откуда он спокойно наблюдал за проведением следственных действий и держал нити управления компанией в руках. Помимо Лондона, Махлай мог спокойно проживать в Швейцарии и США, где на зарплату и дивиденды обзавелся элитной недвижимостью. Уголовное преследование не помешало ему в 2007 году стать лауреатом национальной премии среди бизнесменов. В 2009 году все стало на свои места и Владимир Махлай, без опаски быть задержанным, вернулся в приволжский Тольятти.

Через 2 года в возрасте 74 лет Махлай решил, что наступило время ухода от активной деятельности. Пост президента концерна «Тольяттиаммиак» был упразднен, а генеральным директором стал бывший исполнительный директор Евгений Королев. Интересы семьи в компании будет представлять сын Сергей Махлай, избранный председателем Совета директоров. Будучи абсолютно не публичным человеком при власти, Владимир Махлай с уходом с поста буквально пропал без вести. В отличии от него Сергей Махлай не прочь по- пиариться. Он засветился в публичном осуждении деяний группы Pussy Riot и рекламе традиционных российских ценностей.

Судьба ТоАЗа

В 2015 году глава МВД Украины Арсен Аваков заявил, что губернатор Одесской области Михаил Саакашвили лоббирует интересы российского предпринимателя и владельца «Уралхима» Дмитрия Мазепина. Якобы он интересуется приватизацией одесского порта и Одесского припортового завода. Имеется даже видео, на котором человек, похожий на Саакашвили, о чем-то договаривается с человеком, похожим на Мазепина, у гостиницы «Моцарт» в Одессе. Однако и губернатор и бизнесмен опровергли заявления Авакова, а видео назвали «уткой». Но если взять во внимание всю многолетнюю историю противостояния Мазепина с Махлаем, контроль над одесским портом мог бы существенно повлиять на несговорчивого владельца ТоАЗа.

Однако в сентябре 2015 года в войне за тольятинский завод неожиданно появился третий игрок — экс-президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов. Он заявил о контроле над более 70% акций «Тольяттиазота». Правда за ним, якобы стоял Аркадий Ротенберг, желавший получить долю в ТоАЗе. Впрочем, сделке так и не суждено было случиться. В ноябре стало известно, что Илюмжинов не договорился с Владимиром Махлаем в понимании путей дальнейшего развития компании и сделка была отменена.

Кирсан Илюмжинов

Кирсан Илюмжинов

А Ротенберг с тех пор о своих интересах не заявлял. Но именно после этого «Тольяттиазот» объявил о возобновлении работ на Тамани. К этому моменту в Краснодаре сменился и губернатор. Теперь ввод в эксплуатацию первой очереди порта запланирован на 2017 год, второй очереди — на 2020 год.

Последним в очереди на ТоАЗ оказался Евгений Седыкин. 22 ноября 2015 года годовое общее собрание акционеров ОАО «Тольяттиазот» не состоялось из-за отсутствия кворума. Тогда один из держателей незначительного пакета акций собирает «Оргкомитет «Тольяттиазот-2015» и проводит альтернативное повторное собрание акционеров и избирает на нем «альтернативный совет директоров». А себя Седыкин объявляет председателем совета. Однако и эту попытку взять завод в свои руки не удалась. 20 апреля 2016 года Арбитражный суд Самарской области признал недействительными и незаконными решения так называемого «повторного годового общего собрания акционеров».


1 коммент. Добавьте свой ↓

  1. Селовек #
    1

    Вот он древний бизнесмен, пришедший из СССР!



Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru