КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Джон Торрио


Главный теоретик «Коза ностра» Джон Торрио

Джон Торрио

Джон Торрио

Джованни Торрио во младенчестве пересек Атлантический океан и ступил на американскую землю. Вернее, вступила на землю его мать, а маленький Джованни сидел у нее на руках. В его памяти, конечно же, не сохранились воспоминания о родной Южной Италии, более того, он достоверно не знал ─ в каком именно месте он родился. Единственное, сицилийцем он себя никогда не считал. Вскоре после его рождения умер отец и оставшаяся вдовой мама, повинуясь стадному чувству, охватившему многих итальянцев, покинула Италию в поисках счастья в неведомой и далекой Америке.

Джованни, отдавая дань нравам новой родины, вскоре превратился в Джонни. Торрио вырос в итальянском гетто Нью-Йорка и, общаясь среди себе подобных сверстников, повзрослев, предпочел и дальше не менять привычную среду обитания. Как только ему позволили физическое развитие, он встал у двери одного из итальянских баров на Манхэттене. Подобные места, как магнитом притягивали к себе искателей приключений и легкой жизни. У Джона появилась масса знакомых среди воришек и местных хулиганов с итальянскими корнями в родословной. Его приняли в уличную банду. Торрио всегда отличался светлой головой и его ум помог ему быстро стать лидером шайки.

Джон Торрио со своими гангстерами

Джон Торрио со своими гангстерами

Заработанные преступным промыслом деньги Джонни Торрио не стал тратить на красивую жизнь, хотя он ее очень любил, а купил себе биллиардный салон, ставший штаб-квартирой для его группировки. Пользуясь таким надежным прикрытием, он в подсобных помещениях обустроил для богатеньких избранных мини-казино, где «крутые» итальянские ребята из окрестностей в свободное время щекотали себе нервы азартными играми. Помимо картишек, Торрио предлагал посетителям салона делать ставки на скачках, футбольных матчах или боксерских поединках. Деньги у молодого итальянца все время «работали», совершая обороты во многочисленных сделках и приумножая свое количество. Через пару лет Джон Торрио стал известным в округе ростовщиком,  у которого можно было занять денег не только, чтобы как то «перебиться» в «черный» период жизни, но и получить весомую сумму долларов под проценты для открытия собственного бизнеса.

Знакомство с Капоне

Начинающий бизнесмен производил на окружающих и полицию очень благоприятное впечатление. Он со вкусом одевался, предпочитая классический стиль, всегда вежливо разговаривал. По нему никак нельзя было определить, что основную массу его друзей составляют закоренелые преступники и бандиты. Именно в бильярдном клубе судьба свела его с молодым нахальным типом по кличке Аль Капоне. Тот был рядовым подручным у Пола Келли – главаря крупной банды «Пять углов».

Аль Капоне

Аль Капоне

Англо-саксонская фамилия Пола ничуть не смутила итальянца. Ведь главарь мафиози первоначально именовался, как Паоло Ваккарелли. Путь Аль Капоне во многом был схож с биографией Торрио и начался также с места «вышибалы» в баре. Келли предложил Джону Торрио выйти на более высокий уровень в бизнесе. Келли и Торрио переключились на угоны и перепродажу автомобилей, торговлю в увеселительных заведениях центральной части Нью-Йорка наркотиками. Не оставили они и без внимания проституцию. «Жрицы любви» были организованы в бригады, расставлены по кварталам и исправно отдавали половину заработка своим сутенерам.

Но все же огромный Нью-Йорк оказался тесен для Торрио. Жесткая конкуренция оказалась для него источником постоянных страхов. Напряжение добавили полицейские, пытавшиеся разузнать источники внезапного процветания безвестного итальянского эмигранта. В 1918 году Джон Торрио, Аль Капоне, и еще несколько криминальных итальянцев подались на север Штатов в Чикаго. Аль Капоне успел здорово наследить в Нью-Йорке и с энтузиазмом отнесся  к переезду.

Гангстеры в Чикаго

Перемена места почти совпала по времени с введением в США «сухого» закона. Торрио первым распознал какие огромные прибыли сулит занятие бутлегерством – нелегальной торговлей алкоголем. Нахлынувшие большие деньги вызвали первый серьезный конфликт. Противником Торрио выступил ортодоксальный мафиози прежнего поколения «Большой Джим» Колосимо. Он даже не выступил, а своей косностью и несовременностью стал очень мешать хитроумному молодому итальянцу, пытавшемуся сочетать легальный и преступный бизнесы.

«Большой Джим» Колосимо

«Большой Джим» Колосимо

«Тормоз» был устранен 11 мая 1920 года в вестибюле собственного кафе, специально приглашенным из Нью-Йорка давним знакомым Джонни. Чуть раньше пожилой итальянец закрутил роман с молодой певичкой чистокровной американкой Дейл Винтер, которая настоятельно ему советовала прекратить всякое общение с подозрительными соотечественниками. По понятиям истинных сицилийцев Колосимо не имел прав покидать свою законную супругу и, поэтому его убийство в глазах итальянской общины имело абсолютно иное значение. Полицейские безуспешно пытались разобраться в архаичных нравах приезжих итальянцев и причинах убийства и, несмотря на возникшие большие подозрения в причастности к нему Джона, не смогли обосновать их. Получив полную свободу, бутлегер Торрио буквально «утопил» Чикаго в контрабандном алкоголе.

Успехи дружного семейства итальянцев вызвали зависть у представителей других национальностей, засевших в Чикаго. На американской земле постоянными соперниками южан в то время считались выходцы из Ирландии. В Чикаго они были представлены бандой «Северной стороны», руководимой Дион О’Бенноном. Наследство, оставленное Колосимо, очень привлекало потомков кельтов и они предъявили на него свои права.

Вспыхнувшая гангстерская война неминуемо шла к стандартной развязке – кто то должен был умереть первым. Погибнуть суждено было О’Беннону, расстрелянному киллерами. 10 ноября 1924 года лидера конкурентов не стало, но это не означало спокойной жизни для победителей. Ирландцы отомстили в январе 1925 года, изрешетив автомобиль с находящимся в нем Джоном Торрио.

Итальянец получил тяжелые ранения, но выжил. Ему пришлось долго восстанавливать здоровье. Еще более сильной оказалась нанесенная психологическая травма. Не выносивший конкуренции еще со времен Нью-Йоркской молодости, Торрио решил отойти от дел, передав нити управления преступной организации более психологически устойчивому Аль Капоне. Полиция пыталась «разговорить» тяжелораненного, но он строго соблюдал вековое правило «омерты». Как только Джон Торрио встал на ноги, он покинул американский континент,  вернувшись на землю предков в Италию.

Возвращение Джона Торрио

В спокойном одиночестве ему удалось предаться философствованию. Читая газеты, Джон Торрио почти ежедневно узнавал из них о жертвах в развернувшейся в США гангстерской войне. Банды сцепились в схватке между собой, безжалостно уничтожая друг друга. Торрио всегда был сторонником договариваться и спокойно зарабатывать себе на хлеб пусть криминальным, но все же  бизнесом. Его ум постепенно дошел до мысли, что в мире беззакония должен быть принят устав, объединяющий банды в оно целое. В 1930 году с этой мыслью Торрио вернулся в Америку.

Его там с нетерпением ждали. У полиции накопилась масса вопросов к Аль Капоне. Джона Торрио вызвали свидетелем на суд над своим преемником. Ничего сверхестественного итальянец там не поведал. Тем более, что Капоне обвинялся в уклонении от уплаты налогов. Самого Торрио приговорили к 1 году тюрьмы за многочисленные нарушения антиалкогольного законодательства, допущенные им еще в начале 20-х годов.

Лаки Лучано был идеологом и одним из создателей Коза Ностры

Лаки Лучано был идеологом и одним из создателей Коза Ностры

Выйдя на свободу, Джон Торрио нашел время собрать всех грандов итальянской мафии, включая Лаки Лучано и Мейера Лански. На встрече он им в деталях поведал  об идее создания глобального преступного синдиката, который позволил бы не тратить силы на борьбу между автономными группами, а сосредоточиться на больших проектах. «Отцы» американской нации ухватились за идею и через пару десятилетий Лаки Лучано смог реализовать некое ее подобие.

Джон Торрио, пережив фатальное покушение, больше не хотел подвергать жизнь риску. Со временем он полностью отошел от практических дел, ограничившись консультациями. Он занял неофициальную должность советника при влиятельной итальянской «семье Дженовезе». Прямых столкновений с законом и его служителями у него больше никогда не было.

В 1957 году, как всегда с иголочки одетый, Джонни Торрио зашел в парикмахерскую, присел в кресло в ожидания мастера, но свой очереди так и не дождался. Сердце мафиози остановилось из-за обширнейшего инфаркта. Его смерть оказалась неожиданной не только для родных и коллег, но и для полиции. О том, что их давний подопечный ушел в мир иной они узнали только через 3 недели после похорон.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru