КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Подпасок и агент национальной безопасности Михаил Монастырский


Подпасок и агент национальной безопасности Михаил Монастырский

Михаил Монастырский

Михаил Монастырский

Мало кто из бывших или действующих депутатов Государственной Думы может похвастаться тем, что их биография легла в основу сразу нескольких супер популярных телесериалов. Режиссеров на создание кинематографических образов вдохновила незаурядная личность Михаила Монастырского. Подретушированный пером авторов сценариев, он был представлен в многосерийном телевизионном фильме еще советских времен «Следствии ведут знатоки» в выпуске «Подпасок с огурцом» и российских сериалах «Бандитский Петербург» и «Агент национальной безопасности».

Во всех случаях герои-антиквары были очень точно «срисованы» с Монастырского и эпизодов из его жизни. Фанатичный любитель старинных вещей, обладающий предпринимательской жилкой, стал не только просто богатым человеком, а одним из основных действующих лиц на криминальной сцене Санкт-Петербурга, а затем вошел в большую российскую политику.

Михаил Монастырский

В 1965 году москвич Михаил Монастырский приехал в Ленинград к своим дальним родственниками и с их помощью устроился реставратором в Эрмитаж. Древнее искусство влекло к себе душу молодого человека. До этого попытка получить обычное техническое образование в Брянском машиностроительном институте закончилась неудачей.

Через много лет Монастырский все же пройдет испытание заочным всесоюзным политехом и даже станет доктором технических наук и академиком международной Академии информатизации, но произойдет это в то время, когда нахлынувшие на Россию рыночные отношения установят цену абсолютно всему, в том числе и научным званиям, заодно обесценив их.

Выправив себе мандат от главного государственного хранилища памятников культуры, Михаил Монастырский станет инициатором нескольких экспедиций по русскому Северу в поисках старинных икон. Будто реинкарнированный конкистадор он нашел в древних ликах святых свое Эльдорадо. Добыча упаковывалась в железнодорожные контейнера, которые приходили в Ленинград и дальше следовали через границу в запасники западных ценителей русской старины. Незаконный бизнес приносил Монастырскому неплохие заработки, ставшие затем основным источником существования. К концу 70-х годов он получил в кругу невских спекулянтов кличку «Миша-миллионер».

Послушный заключенный

Издержками опасной деятельности стало неизбежное внимание со стороны милиции и советских спецслужб, курировавших фарцовщиков, валютчиков и других любопытных граждан-любителей неформально пообщаться с иностранцами. В 1973 году за перепродажу краденых из музеев культурных ценностей Монастырский получил первый семилетний срок. Всего у него будет 4 «ходки» с суммарной продолжительность 20 лет. С такими показателями в пору становится «вором в законе», но Монастырский никак не хотел демонстрировать в заключении привязанность к воровским убеждениям и отрицание навязываемых администрацией норм поведения.

В неволе он зарекомендовал себя крайне послушным заключенным, решившим твердо встать на путь исправления, каждый раз награждаемым досрочным освобождением за покладистость. В колонии Монастырский начал негласно сотрудничать с КГБ и продолжил контакты на воле, неоднократно, отрабатывая полученное задание, участвуя в качестве свидетеля обвинения по делам о контрабанде антиквариата.

В зрелые годы, уже проживая на свободном Западе, он признается в том, что всегда очень дорожил хорошими отношениями со спецслужбами. Вероятно, они закрывали глаза на его грешки, которых было несметное количество. Помимо неуемной жажды наживы, Монастырский «засветился» в порицаемом обществом и законом страстном влечении к «малолеткам».

Фальсификат

Антиквар, педофил и академик информатики в 80-х годах реализовал масштабный проект по массовому производству фальсификата, который еще больше обогатил его. Он нанял в свой подпольный цех профессиональных ювелиров, камнерезов и художников, официально работавших в мастерских фирмы «Русские самоцветы». Общими усилиями они воспроизвели тысячи копий изделий фабрики Фаберже, на которых Монастырский лично проставлял фальшивые фабричные клейма. Качество подделок было настолько велико, что ввело в заблуждение многих маститых искусствоведов.

Море изделий «фальшберже» заполонило не только антикварные лавки, но и попало в залы Эрмитажа и Оружейной палаты. Как всегда тайное стало явным. Спасаясь от расстрельной статьи, Монастырский вынужден был на суде признать, что он обманывал своих иностранных клиентов, продавая им втридорога копии.

Моня

В 1991 году он вновь вернулся из тюрьмы в Ленинград, вскоре переименованный в Питер. Заканчивалась эпоха горбачевских кооперативов и начиналось бурное время малого и среднего бизнеса. Монастырский стал президентом транспортной компании, занимающейся завозом продуктов в труднодоступные районы Дальнего Востока и Крайнего Севера. По давней привычке он вновь пытался наладить канал добычи оттуда старинных икон, но прежние «копи» были существенно истощены за прошедшие десятилетия.

Михаил Монастырский

Михаил Монастырский

Бизнесмен сблизился с «тамбовской» ОПГ, где его ласково именовали Моня. Накопленный богатый жизненный опыт требовал трибуны. Он нашел ее в большой политике. Вместе с числящимися в рядах «тамбовцев» Кириллом Садчиковым и Вячеславом Шевченко он вошел в предвыборный список ЛДПР под почетным седьмым номером. Через 10 лет он честно признается, что депутатский мандат был им куплен всего за $300 тыс.

Темное прошлое кандидата несколько насторожило ЦИК. Монастырского сначала исключили из числа участников предвыборной гонки, но через месяц после проведения плебисцита его восстановили в правах. На Охотном ряду Монастырский решил несколько сменить амплуа. Казалось бы всю жизнь уделяя внимание содержимому музеев и выставок артефактов, он должен был продолжить выбранную стезю и оказаться в комитете по культуре, но питерский авторитет предпочел прекрасному скучную и малоизвестную ему геополитику, добровольно став членом подкомитета по странам Юго-Восточной Азии и Тихоокеанского региона.

Кровавый депутат

Михаил Львович Монастырский ни делал ничего просто так, без прицела на будущее. К знакомству с влиятельными и известными в России персонами, как питерский мэр Анатолий Собчак, вице-премьер правительства Александр Большаков и руководитель «Ленфильма» Григорий Голутва, в те годы добавились мировые политические знаменитости – Муамар Каддафи и Саддам Хусейн, с которыми он познакомился будучи членом партийных делегаций ЛДПР, возглавляемых лидером партии Владимиром Жириновским.

С темными делишками думский политик не думал расставаться. В сентябре 1998 года из снайперской винтовки был застрелен его помощник по депутатской деятельности Виктор Смирнов. Следствие вышло на заказчика преступления – давнего делового компаньона Монастырского Сергея Тарасова. Незадолго до смерти Смирнов нарушил святое для всех мафиози, вне зависимости от национальной принадлежности, правило омерты и пригрозил передать прессе многие секреты из прошлой и настоящей жизни своего босса.

Очень непредусмотрительное решение было пресечено в зачатке. Тарасову дали 17 лет тюрьмы, а Михаила Монастырского спасла депутатская неприкосновенность, за прочной стеной которой он прятался до конца срока депутатских полномочий. Еще одним тревожным обстоятельством для законодателя оказалось обнаружение трупа одного из жителей дома на Адмиралтейской набережной в Питере. Так получилось, что Монастырский занимался его расселением, а погибший оставался единственным, кто не соглашался покинуть жилище в угоду расчетам бизнесмена.

Сразу же после последнего заседания Думы 2-го созыва Монастырский пустился бега, скрывшись в Швейцарии. Уголовное дело по убийству Смирнова долго числилось в «висяках», а документы на международный розыск пылились в офисах «Интерпола» до 2003 года, покуда прокурор Санкт-Петербурга Иван Сыдорук в последние часы пребывания в должности не принял волевое решение прекратить все следственные действия в отношении экс-депутата.

Из России в Испанию

Через несколько месяцев после прокурорской амнистии Михаил Монастырский пополнил собой стремительно расширяющуюся русскую общину в Испании. Там он встретил своих старых знакомых – «тамбовских», перебравшихся из балтийской прохлады в иберийское тепло. Монастырский обосновался в провинции Малага в местечке под названием Эстенола. В России у него остались шикарная квартира на набережной Невы и дача в Сосново.

Геннадий Петров

Геннадий Петров во время «испанского» ареста

Испанский период не стал для него спокойным. Сначала на его виллу дважды наведывались грабители. Затем испанская полиция провела стремительную операцию «Тройка», направленную против прочно обосновавшейся в стране «русской мафии» и завершившуюся арестом одного из ее боссов Геннадия Петрова.

Монастырскому пришлось преодолеть страх и начать давать показания на всесильного Вадимира Барсукова (Кумарина) – реального питерского «Антибиотика». В Испании антиквар позиционировал себя легальным бизнесменом, занимающимся изготовлением и поставкой обуви для российских вооруженных сил. Однако, бдительные испанцы стали подозревать его в организации сети, торгующей человеческими органами.

Монастырский решил сменить обстановку и перебраться на север Испании в Страну Басков, но в итоге оказался еще северней – во Франции, ставшей для него последним прибежищем. Там он совершил довольно экстравагантный поступок – принял ислам. Вскоре после этого на шоссе, ведущем из Лиона в сторону швейцарской границы, на его автомобиль, припаркованный на обочине, налетел тяжелогруженый бетоновоз. Тело криминального антиквара, погибшего на чужбине под колесами грузовика, было предано земле на православном кладбище поселка Сосново.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru