КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Рома Бернштейн повторил судьбу Мамонта Дальского


Рома Бернштейн повторил судьбу Мамонта Дальского

Роман Бернштейн - Курятник

Роман Бернштейн — Курятник

Издавна мастера картежной игры, в преступном мире называемые «каталами», занимали положение одной из самых привилегированных каст, уступая первенство только ворам-карманникам. Хорошо «метать стиры» могут люди наделенные специфическими качествами – отличной памятью, способностью к моментальному и глубокому анализу ситуации, одновременно сочетающемуся с риском и рассудительность, ловкостью рук и психологической устойчивостью.

«Шли шпилять», как правило, не робкого десятка люди. Карты для них означали не игру или способ не пыльно заработать, а образ жизни. Профессия «каталы» всегда таила нешуточные опасности. Дело не в том, что за карточным столом еще со времен гусар-дворян можно за одну ночь «спустить» папенькино имение, не в обязательности отдачи карточного долга, ставящее под угрозу имя и честь, а в высоких шансах получить за успешный результат игры канделябром по голове или «перо в бок» от проигравшего.

Мамонт Дальский

Биография русского актера Мамонта Дальского, как нельзя лучше, служит иллюстрацией полной невзгод и опасностей жизни профессионального картежника. Получая огромные гонорары за лицедейство на сцене Александринки и других театров царской России, актер пристрастился к картам и столу с зеленым сукном.

Мамонт Дальский

Мамонт Дальский

Игра постепенно вытеснила искусство и Дальский стал настоящим «стирогоном», проводя ночи напролет в номере московского «Метрополя», куда постоянно заглядывали самые известные на то время картежники.

Мамонт Дальский в совершенстве освоил такие приемы игры, как «начесать колоду» и «запустить трещотку». В одну из бурных ночей его соперником за столом оказался бандит Сабан, которого он обыграл, как «липку». Невероятная удача Дальского насторожила проигравшего. Он смог доказать нечестную игру, вернуть проигрыш и взять неустойку за попытку обмана. На этом большие неприятности для именитого лицедея не закончились. Вскоре он был убит.

Каталы

Советское время, порицавшее азартные игры, добавило в историю новые имена. Несмотря на преследования милиции, в стране сформировалась прослойка граждан, зарабатывающих себе на хлеб картежным искусством. Схватки за деньги на кону обычно происходили в поездах, на вокзалах и в аэропортах, на пляжах курортных городов. В списке «катал» оказалась известная со страниц учебника Великой Отечественной войны фамилия Кантария. Племянник знаменосца, установившего алый стяг на куполе рейхстага, предпочел не стоять за станком, а «банковать» за столом.

Барбакару Анатолий

Барбакару Анатолий

В разное время «гроссмейстерами» картежной игры считались Евгений Щелкалин по кличке Телескоп и Анатолий Барбакару, но самое известное имя среди «катал», несомненно, Алимжан Тохтахунов по кличке Тайванчик. Сменив футбольный мяч на игральные карты и получив положенный в среде профессиональных картежников срок за тунеядство, он вышел на свободу, а затем на международную арену в качестве афериста, оказавшегося причастным к «торгам» олимпийскими наградами. Со спортом «катал» роднит необходимость смены занятий по завершении активной игровой карьеры. Десятилетиями трудно выдерживать неизбежные нервные перегрузки и прочие риски.

Роман Бернштейн

Свою большую картежную игру длиной в несколько десятилетий Роман Бернштейн, известный среди московских «катал», как Курятник закончил тем же результатом, что и Мамонт Дальский. Поздним вечером 25 ноября 2002 года, подъехав к своему дому и выйдя из автомобиля, он оказался на линии огня для киллера, который хладнокровно выпустил в его грудь 2 пули из пистолета ТТ. Позднее время и отсутствие каких-либо свидетелей, позволили убийце беспрепятственно скрыться с места преступления, избежав полицейской погони и многократно отработанного плана «Перехват». Времени и хладнокровия «решальщику» хватило для того, чтобы вывернуть все карманы одежды жертвы и обстоятельно изучить их содержимое. Портмоне с деньгами, тяжелые золотая цепь и перстень, ключи от квартиры, документы и записная книжка Курятника его не заинтересовали, Судя по всему, он искал нечто другое. Имя убийцы и причина нападения навсегда остались поводом для высказывания различных версий в кругах знакомых убитого и следователей.

Бернштейн всегда играл по-крупному, пропустив через свои руки буквально центнеры наличности. Он считался настоящим профессионалом своего дела и мог одинаково успешно «играть в лобовую» или «по шансу». Крупные выигрыши были не редкостью, а нормой в его карьере, поэтому вполне вероятно тем вечером он мог возвращаться домой, имея при себе привычную кипу денег. Преступник или целая бригада могли «вести» его от казино и «прихлопнуть» на пороге квартиры, забрав призовые.

На месте убийства Романа Бернштейна

На месте убийства Романа Бернштейна

Другой вариант рассматривает не позитивные результаты проведенного за карточным столом вечера, а только негатив в обозримом прошлом. Годы постепенно стали брать свое и, будто ветеран спорта, Бернштейн стал утрачивать свои блестяще отточенные навыки, все чаще испытывая горечь поражений. Игра в карты на деньги всегда сторонилась публичности, оставляя плодородную почву для слухов, а они, в свою очередь, говорили, что Курятник стал чаще оставлять на «катране» содержимое своего кошелька, чем его пополнять. Долг для «каталы» дело чести, но иногда его размер становится непосильным и тогда, после нескольких предупреждений, в ход обязательно идет оружие.

Убийство Романа Бернштейна вполне могло стать следствием неоплаченного старого картежного долга. Ведь недаром его жена и дочь предпочли московскому уюту в «упакованной» квартире разлуку с мужем и отцом в далекой Германии. Серьезным возражением подобным предположениям служит бесспорный факт, что всю свою взрослую жизнь Курятник прожил строго руководствуясь «понятиями». Носить клеймо «фуфлыжника» на склоне лет для него означало больше, чем опозорить бесчестным поступком свои седины.

В криминальных кругах

Еще одна версия принимала во внимание особенности менталитета Романа Бернштейна. Будучи невозмутимым и непроницаемым за картежным столом, в повседневной жизни он легко мог начать метать громы и молнии даже по пустяковому поводу. Его импульсивность неоднократно приводила к возникновению конфликтных ситуаций, а в среде, где он постоянно вращался значения слова и поступка имеют одинаковую силу. Неосторожно оброненное слово в адрес «бродяги», живущего по «понятиям», могло иметь крайне неадекватную с точки зрения простых обывателей реакцию.

Бернштейн вошел в криминальные круги еще в пропитанном духом ГУЛАГа СССР. Тогда его излюбленным местом были точки около магазинов «Березка», валютных магазинов для иностранных дипломатов или на авторынках, где он предлагал «лохам» свои услуги по переходу с «деревянных» на «зеленые» по выгодному курсу. Операция неизменно имела одинаковый финал. Ловкими движениями рук Курятник всучивал своему клиенту «куклу» и, пока тот не пересчитал пачку купюр, быстро «линял», переходя в другое место.

Бернштейн оказался удачливым «ломщиком» и вскоре отошел от непосредственного общения с клиентурой, став бригадиром и занимаясь, в основном, подбором, подготовкой, расстановкой кадров по точкам и подсчетом коэффициента трудового участия по результатам каждого рабочего дня. Не испытывая большого желания часто искушать свою судьбу непосредственным знакомством с соответствующей статьей уголовного кодекса, через пару лет он сменил амплуа, тем более, что ловкости рук ему было не занимать.

Друзья авторитеты

Когда в столице на каждом углу или в каждом подъезде заработали обменные пункты, Бернштейн потерял к прошлому бизнесу малейший интерес. Перейдя в лигу «катал», он расширил круг своих знакомств и приобрел влиятельных покровителей в лице главы «ореховских» Сильвестра, легендарного Славы Япончика и менее известных авторитетов Сливы и Марика. Именно с именами последних, представлявших на криминальной карте страны интересы ископаемой народности ассирийцев, давшей России целительницу Джуну, связано 2 единственных упоминания о Бернштейне в милицейских протоколах, датированных в несчастливом для него октябре месяце 1999 года.

Подключичные звезды Иванькова - Япончика

Япончик хорошо знал Бернштейна

Сначала наряд милиции задержал в номере гостиницы «Космос» всю троицу, притом обыск обнаружил у Сливы дозу наркоты. Авторитет оправдывался перед представителями закона своим неизлечимым заболеванием, называя вещество жизненно необходимым лекарством. Действительно, он буквально через пол года умер от рака легких.

Не прошло и 2-х недель, как милиция по заявлению одной молодой москвички вынуждена была прибыть в другой столичный отель «Брайтон». В рукописном документе, послужившим поводом для визита, говорилось о том, что неизвестный мужчина силой удерживает в своем номере подругу заявительницы. Этим мужчиной оказался Курятник, раскуривавший в момент появления милиции, кальян с кокаином. Досмотр вещей Бернштейна выявил на свет S18 тыс, обозначенных им, как деньги на карманные расходы.

Знаменитый «катала» отделался в обоих случаях легким испугом. В последние годы, приобретя соответствующую возрасту солидность, Рома Курятник категорически перестал посещать квартирные «катраны», а искал удачи в легальных местах проявления порока. Чаще всего он появлялся в шикарных отелях или развлекательных центрах, отдавая предпочтение казино «Винсо Гранд» на Таганке, но задача вовремя остановиться и начать жизнь с другой страницы Ромой Бернштейном так и не была решена.


2 коммент. Добавьте свой ↓

  1. Терков #
    1

    Бернштейн таким разговорчивым под алкоголем был. Я раз находился в одной с ним компании. Много интересного рассказывал. Потом я правда далек стал от карточных игр, вовремя понял, что можно так залететь, что никто не поможет

  2. Тимон #
    2

    А Мамонта Дальского ты не знал?



Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru