КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Закрытое дело Сугробова


Закрытое дело Сугробова

Экс-генерал Денис Сугробов

Экс-генерал Денис Сугробов

В Московском городском суде продолжается рассмотрение громкого дела высокопоставленных сотрудников Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД во главе с генералом Денисом Сугробовым, обвиняемых в создании организованного преступного сообщества (ОПС), целью которого было улучшение показателей раскрываемости преступлений с помощью привлечения к ответственности якобы невиновных чиновников.

Несмотря на статус фигурантов дела, по мнению СКР и Генпрокуратуры, совершивших более 20 тяжких преступлений (ст. 286 УК РФ — превышение должностных полномочий), о ходе судебных слушаний можно узнать лишь в сухих релизах федеральных информагентств. Это не случайно: в связи с наличием в материалах уголовного дела сведений, составляющих государственную тайну (секретных приказов МВД, регламентирующих методику и тактику проведения оперативно-разыскных мероприятий, агентурных дел и личных данных сотрудников), Мосгорсуд по ходатайству Генпрокуратуры вынес решение о рассмотрении дела в закрытом режиме.

Закрытые документы

В конце сентября в нашем распоряжении оказались несколько сот томов этого уголовного дела, а также десятки часов прослушек их телефонов и видеозаписей их оперативных экспериментов и задокументированные встречи сотрудников ФСБ.

Чтобы верифицировать эти данные, мы опросили ряд бывших и действующих сотрудников МВД и ФСБ, а также вступили в переписку с арестованными оперативниками ГУЭБиПК для получения дополнительных пояснений. Переписка с последними затянулась на месяц: в итоге арестованные полицейские в подробностях рассказали о проведенных ими оперативных мероприятиях. Неожиданным для нас оказались слова Дениса Сугробова: бывший начальник ГУЭБиПК, некогда считавшийся одним из самых заметных фигур силового блока страны, не только рассказал о наиболее резонансных оперативных мероприятиях своего подразделения, но и фактически согласился раскрыть коррупционные цепочки в органах исполнительной власти и силовых структурах.

Обращения арестованных сотрудников ГУЭБиПК дают ответ на массу вопросов: как в МВД появился теперь уже легендарный «полковник-миллиардер» Дмитрий Захарченко и кто его продвигал по службе? Как в разработку ГУЭБиПК попал сын бывшего заместителя генерального прокурора Сабира Кехлерова, который впоследствии мог оказать влияние на уголовное преследование полицейских? Как ГУЭБиПК удалось разрушить бизнес-империю Сергея Магина и Бориса Булочника, чьи банки были признаны правоохранительными органами самыми крупными площадками по обналичиванию денежных средств в новейшей России? Наконец — какую роль в работе нелегального рынка финансовых операций будто бы занимало бывшее руко­водство УСБ ФСБ, которое в результате и стало «палачом» Дениса Сугробова и его подчиненных?

Генерал на контроле

Кабинет Дениса Сугробова сотрудники ФСБ начали прослушивать еще в 2010 году. Тогда полковник Сугробов возглавлял в департаменте экономической безопасности (ДЭБ) МВД ОРБ № 10, отвечавшее за борьбу с организованной преступностью в сфере экономики, и горячо поддерживался замглавы МВД и начальником ДЭБ Евгением Школовым. Дело оперативного учета (ДОУ) № 1902, заведенное 1 июля 2010 года старшим оперуполномоченным УСБ (Управление собственной безопасности) ФСБ, имело окраску «злоупотребление должностными полномочиями» и носило довольно образное название «Учитель» — таким прозвищем Евгения Школова когда-то окрестили его подчиненные и коллеги из параллельных служб.

Андрей Хорев

Андрей Хорев

Скрытое наблюдение за кабинетом Сугробова было установлено как раз в тот период, когда в администрации президента готовили реформу в системе МВД, заключавшуюся главным образом в формировании на базе ДЭБ нового структурного подразделения по борьбе с преступлениями в приоритетных отраслях экономики. Основной интригой в руководстве силового блока, как и полагается, стала кандидатура будущего начальника правопреемника ДЭБ МВД, а основными претендентами стали креатуры Евгения Школова и заместителя начальника УСБ ФСБ Олега Феоктистова. Школов, успешно реализовавший оперативные материалы по искусственному завышению стоимости импорта томографов для нужд учреждений Минздрава, активно лоббировал на этот пост Дениса Сугробова, Феоктистов (только что разгромивший Черкизовский рынок, на территории которого была обнаружена партия контрабанды стоимостью несколько миллиардов долларов) — замначальника ДЭБ МВД Андрея Хорева.

Денис Сугробов в своих показаниях вспоминает: «18 января 2011 года я был приглашен вместе со Школовым Е.М. в кабинет к начальнику УСБ ФСБ генерал-полковнику Купряжкину А.Н., где в присутствии Феоктистова О.В. мне были вручены медаль и наградное удостоверение. Незадолго до этого, находясь в приемной Купряжкина А.Н., в присутствии бывшего помощника замминистра Яковлева И.А., который вместе с Феоктистовым встречали меня и Школова, между мной и Феоктистовым состоялся разговор. В ходе этого разговора он предложил мне установить доверительные отношения с генерал-майором Хоревым А.В., которого он охарактеризовал с положительной стороны как грамотного и достойного руководителя. Со слов Феоктистова, Хорева планировалось назначить на должность начальника ГУЭБиПК, а меня, с учетом достигнутых результатов работы, — его заместителем. Мне было сказано Феоктистовым, что я и Хорев — оба молодые, энергичные руководители, мы вместе должны дальше успешно работать, и между нами не должно быть никаких разногласий и противоречий».

По словам Сугробова, от предложения Феоктистова он отказался, поскольку к тому моменту между ним и Хоревым уже сложились «неприязненные отношения, поскольку последний хотел влиять на организацию оперативно-служебной деятельности ОРБ № 10 МВД».

«С тех пор между мной и сотрудниками 6-й службы УСБ ФСБ по инициативе последних общение прекратилось. Они посчитали меня амбициозным руководителем, который не захотел выстраивать с ними отношения должным образом по выполнению их неформальных указаний», — говорит Сугробов, отмечая, что до поступившего «предложения» он находился в добрых отношениях с Олегом Феоктистовым и даже знакомил его с будущим министром внутренних дел Владимиром Колокольцевым.

27 июля 2011 года указом президента Дмитрия Медведева Денис Сугробов был назначен начальником созданного ГУЭБиПК МВД. Места Андрею Хореву в системе правоохранительных органов не нашлось — накануне он был обвинен депутатом Госдумы Михаилом Бабичем в незаконном получении статуса ветерана боевых действий, что помешало ему пройти переаттестацию. Евгений Школов тогда перешел из МВД в администрацию президента на должность помощника главы государства, курирующего кадровую политику.

Генерал Денис Сугробов еще при исполнении своих обязанностей

Генерал Денис Сугробов еще при исполнении своих обязанностей

Новоиспеченному генералу Денису Сугробову довольно быстро удалось заявить о себе. За несколько лет его подчиненные раскрыли ряд коррупционных преступлений федерального масштаба, которые привели к громким арестам. Наиболее резонансными операциями ГУЭБиПК МВД стали задержания чиновников правительства Кабардино-Балкарии в рамках уголовного дела о хищении федеральных и республиканских объектов недвижимости; совместное с департаментом военной контрразведки ФСБ оперативное сопровождение расследования дела «Оборонсервиса» (вылившееся в отставку министра обороны Анатолия Сердюкова); раскрытие хищений средств бюджета при подготовке к Олимпийским играм в Сочи (в том числе — проверка деятельности ОАО «Курорты Северного Кавказа», послужившая основанием для уголовного преследования бизнесменов Ахмеда и Магомеда Билаловых), а также выявление крупнейших каналов обналички в финансовом секторе.

Куратором этих и других оперативных реализаций в ГУЭБиПК МВД был давний друг Сугробова и его заместитель Борис Колесников. «Денис Александрович все-таки был фигурой политической: межведомственные совещания, доклады мини­стру, президенту… А Борис Борисович — он курировал оперативные подразделения главка, разрабатывал вместе с нами планы мероприятий, контролировал реализацию оперативной информации. Мы все помним его знаменитые слова: «Уходим в ночь» — так он собирал оперативников на поздние оперативные мероприятия», — пишет бывший начальник Управления «Б» (по борьбе с преступлениями в бюджетной сфере) ГУЭБиПК МВД Салават Муллаяров.

Диалоги о Хореве

Несмотря на то что деятельность ГУЭБиПК МВД охватывала практически все отрасли российской экономики, все чаще его сотрудники наносили удары по секторам, где имелись интересы у Андрея Хорева, который к тому времени, используя наработанные связи, уже стал предпринимателем с широкой сферой деятельности: оптовая торговля алкоголем, банковский сектор, рынок таможенного декларирования. Об интересе Сугробова к фигуре Хорева свидетельствуют и многочисленные прослушки его кабинета.

Так, в середине 2013 года к Денису Сугробову приехал глава Росалкоголь­регулирования Игорь Чуян для обсуждения декриминализации рынка алкогольной продукции в Северо-Кавказском федеральном округе. Однако этим обсуждение не ограничилось (аудиозапись имеется в редакции). Из показаний Сугробова: «Нами обсуждались взаимоотношения руководителя группы алкогольных компаний «Директ Холдинг» Яковлева со своим давним знакомым Хоревым А.В., которые организовали схему незаконного производства алкогольной продукции с подложными акцизными марками… Далее мы обсуждали с Чуяном коррупционные взаимоотношения Яковлева и министра сельского хозяйства России (тогда этот пост занимала Елена Скрынник. — А. С.).

Генерал Денис Сугробов

Генерал Денис Сугробов

Фамилия Хорева всплыла в очередной раз в конце 2013 года в ходе разговора Сугробова и сотрудника администрации президента Артура Завалунова, приехавшего в ГУЭБиПК МВД для того, чтобы наладить отношения между молодым генералом и тогдашним начальником Следственного департамента (СД) МВД Юрием Алексеевым. «В конце 2013 года Завалунов по просьбе Алексеева приезжал ко мне на работу, чтобы, по всей видимости, разобраться в ситуации, когда подчиненные последнего по надуманным основаниям пытались дискредитировать меня и моих подчиненных при расследовании уголовных дел, возбужденных по незаконной банковской деятельности (в производстве СД МВД находились дела Магина и «Мастер-Банка». — А. С.)», — следует из его показаний.

Из контекста разговора понятно, что Сугробова интересует, распространял ли Хорев негативную информацию в отношении помощника президента Евгения Школова. Вместе с тем выясняется, что Андрей Хорев, будто бы установивший близкие отношения с миллиардером и другом президента России Аркадием Ротенбергом, принял активное участие в атаке на актив бизнесмена — торговый комплекс «Лотос» (ныне — оптовый рынок «Фуд Сити»).


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru