КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Лихие 90-е могут вернуться в Екатеринбург


Лихие 90-е могут вернуться в Екатеринбург

Разборка у ТРЦ «Дирижабль»

Разборка у ТРЦ «Дирижабль»

Свердловская область по итогам 2015 года заняла второе место по количеству убийств после Московской области. В Екатеринбурге на 4% выросла уличная преступность, растёт количество преступлений, совершённых несовершеннолетними и членами преступных группировок. Одновременно на 47% выросло количество отравлений суррогатным алкоголем. На улицах города снова начали происходить массовые разборки со стрельбой из пистолетов в стиле «лихих 1990-х».

Так, в январе текущего года несколько десятков человек устроили драку с перестрелкой возле ТРЦ «Дирижабль», а в феврале около 10 человек с пистолетами, ножами и газовыми баллончиками выясняли отношения возле ТЦ «Омега».

Многие уральцы опасаются, что улицы городов снова оккупируют герои сериала «Бригада». «Совершенно секретно» опросила экспертов: возможно ли возвращение 1990-х с их криминальным беспределом и организованной преступностью?

Среди факторов риска, способствующих  ухудшению криминогенной обстановки, на первом месте – экономический кризис в стране.

Вернутся ли кровавые разборки в Екатеринбург

«Не надо быть гением, чтобы предсказать: массовые сокращения на предприятиях, критическое снижение уровня доходов населения, рост просроченных кредитов неизбежно приведут к росту преступности, – сообщил криминолог Владимир Никонов. – Как говорил писатель Михаил Зощенко, «в хорошие времена люди хорошие, в плохие времена люди плохие, а в ужасные – ужасные». Конечно, нет и не может быть прямой зависимости между падением уровня доходов и ростом количества преступлений, но криминогенная обстановка ухудшится неизбежно. Самый обычный человек начнёт воровать, если ему нечем накормить своих детей. Правда, он вряд ли сразу решится на убийство – не тот менталитет. Но статистика по количеству преступлений всё равно начнёт расти, повышая градус напряжения в обществе».

Усугубляет ситуацию то, что сейчас выходят на свободу многие из получивших большие сроки за преступления, совершённые в 90-х годах прошлого столетия. Руки у этих рэкетиров, грабителей, разбойников и бандитов по локоть в крови. За годы, проведённые за решёткой, они не адаптировались к произошедшим в обществе изменениям и пытаются снова жить по «понятиям». Об их попытках «вернуть молодость» говорит, к примеру, рост дорожного бандитизма. На трассах снова появились грабители, которых водители-дальнобойщики не видели последние 20 лет. Причём если выходцы из 1990-х попытаются расширить поле деятельности и навербовать себе новых «бойцов», то им будет из кого выбрать.

«Помните, что устроили в стране так называемые птенцы Керенского – бандиты, освобождённые по массовой амнистии 1917 года? А какой разгул преступности был после амнистии 1953 года, сколько бед тогда наделали советские уголовники? Сейчас в стране прошла крупнейшая амнистия со времён СССР – к 70-летию победы в Великой Отечественной войне. Под неё попали свыше 230 тысяч человек – то есть на свободу вышел каждый десятый заключённый. Странно было бы полагать, что это не будет иметь никаких последствий, – поясняет Владимир Никонов. – Да, подавляющее большинство освобождённых по амнистии сидели не за убийства и за разбой, а за преступления небольшой и средней степени тяжести. Но они могут заинтересовать тех, кто вышел на свободу чуть раньше – бандитов 1990-х. Если эти две группы договорятся, хорошего будет мало».

Проблемы полиции

Ещё один фактор риска – системные проблемы в работе российской полиции.

«Во времена СССР огромное место в работе милиции занимала профилактика преступлений, а сейчас ею практически никто не занимается, – говорит «Совершенно секретно» полковник полиции в отставке Дмитрий Матвейчук. – Из-за постоянных сокращений в аппарате МВД полицейские едва успевают заниматься раскрытием уже совершённых преступлений, у них нет времени их предотвращать».

Только в прошлом году аппарат МВД был вновь сокращён на 10% – на 110 тыс. человек. Стремление уменьшить бюджетные расходы при отсутствии чётких критериев отбора подлежащих увольнению привело к тому, что сокращают или отправляют на пенсию тех, кто неугоден начальству. Как правило, это опытные профессионалы, которые больше времени тратили не на налаживание отношений внутри коллектива, а на реальную работу. Дела, которые они вели, переходят к молодым сотрудникам, у которых не хватает опыта и знаний. В итоге качество работы полиции падает – оставшиеся думают не о том, как бороться с преступностью, а о том, как не попасть под очередную волну сокращений и не лишиться гарантированного источника дохода.

«При этом УБОПы, которые были созданы специально для борьбы с ОПГ, давно расформированы. Вместе с ними полиция потеряла опытных профессионалов с реальным, не теоретическим 20-летним опытом противостояния бандитизму, что серьёзно ослабило её позиции, – продолжает Дмитрий Матвейчук. – Я более чем уверен, что если нынешних правоохранителей во главе со всеми начальниками усадить в ряд и попросить написать диктант, то уровень не потянет даже на ЕГЭ. Где уж им преступления раскрывать, если они двух слов связать не могут! В итоге раскрываемость падает, а избежавшие наказания убийцы и насильники чувствуют свою полную безнаказанность и творят что хотят. Рост преступности, который мы сейчас наблюдаем, говорит о том, что сегодняшние полицейские провалили экзамен на профпригодность».

Лихих 90-х не будет

И всё же говорить о том, что «лихие 1990-е» могут вернуться в полном объёме, пока рано.

«Сейчас очень многие твердят, что мы возвращаемся во времена «Бригады», но, как мне кажется, они подзабыли, что происходило тогда, – поясняет руководитель следственного управления СК РФ в отставке полковник полиции Михаил Новокрещёнов. – Тогда грабежи, заказные убийства, разборки с перестрелками происходили буквально каждый день. А сейчас стоит случиться одной массовой драке, как все уже кричат о возвращении 1990-х! Не надо забывать, что основные проблемы в те годы создавали не хулиганы, не одиночные бандиты, а преступные группировки, которые, как грибы после дождя, росли на фоне колоссального передела собственности в стране, негласно поощряемого государством».

Механизма противостояния бандитам на тот момент просто не было, поскольку существовавшая законодательная система не была адаптирована к новым рыночным реалиям, а правоохранительная – к появлению организованной преступности. Сейчас прорехи и пробелы в законе, позволявшие во времена перестройки безнаказанно грабить государство и друг друга, устранены.

«Да и сам современный криминалитет на сегодняшний день стал совсем другим – если можно так сказать, интеллектуальным, – продолжает Михаил Новокрещёнов. – Сейчас грабежи и переделы собственности планируют в хорошо обставленных кабинетах, в окружении своры юристов. Гораздо выгоднее придумать хитроумную мошенническую схему или осуществить многоходовой рейдерский захват, чем пойти стрелять или взрывать. «Быки» в малиновых пиджаках на чёрных «меринах» уже не востребованы на криминальном рынке. Ведь сегодняшних бизнесменов на испуг легко не возьмёшь и свою «крышу» им не предложишь – большинство из них сами прошли через 1990-е и прекрасно знают, как отвечать на предложения такого рода. Тем более что за 20 с лишним лет они заручились связями и поддержкой на всех уровнях и во всех структурах, в том числе и государственных».

Передела собственности ради вышедших на свободу бывших «коллег» по ОПГ нынешние её владельцы не допустят. Поэтому гораздо выше вероятность, что освободившиеся «быки» на время пополнят ряды уличных грабителей. А самые предприимчивые из них станут коллекторами или сотрудниками частных охранных предприятий – ведь именно в них переквалифицировались многие бывшие «бригады».


1 коммент. Добавьте свой ↓

  1. Похомыч #
    1

    Екатеринбург из лихих 90-х и не уходил никуда. Здесь царит братва и их беспредел. Только братки уже в костюмчиках от Гучи.



Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru