КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Тюремные начальники уволены после расправы над арестантом


Тюремные начальники уволены после расправы над арестантом

Руслан Робакидзе

Руслан Робакидзе

Следователи возбудили уголовное дело в отношении начальника новосибирского СИЗО-1 Руслана Робакидзе и его заместителя Василия Набока. В начале сентября этого года следственно-арестованный азербайджанец Кенан Джалилов, страдающий ВИЧ и гепатитом C, был жестоко избит заключенными из других камер, после чего впал в кому. Как полагают следователи, руководители СИЗО знали об этом происшествии, но предпочли скрыть его.

Как говорится на сайте регионального управления Следственного комитета, дело в отношении Робакидзе возбуждено по части 3 статьи 285 УК («Злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия»). Его заместителю Набоку следователи вменяют пункт «в» части 3 статьи 286 УК («Превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия»). В обоих случаях максимальное наказание составляет 10 лет лишения свободы.

По версии следствия, в сентябре 2014 года замначальника СИЗО-1 «обеспечил возможность выхода девяти подследственных из своих камер и перемещения их в другую, где находился мужчина, ожидающий приговора суда». «Указанными гражданами подследственному были нанесены многочисленные телесные повреждения, в результате чего он был госпитализирован и находится в медицинском учреждении. Начальник следственного изолятора, будучи осведомленным о совершении преступления на режимной территории и предвидя для себя неблагоприятные последствия по службе, с целью скрыть преступление инициировал подготовку сообщения в правоохранительные органы о причинении телесных повреждений подследственному в результате падения со второго яруса кровати», — говорится в сообщении СК.

По словам руководителя социальной сети «Гулагу.Нет» Владимира Осечкина, в конце сентября на горячую линию его организации поступило обращение от супруги арестованного Кенана Джалилова Ирины, которая рассказала о жестоком избиении ее мужа. В СИЗО-1 Джалилов попал по подозрению в разбое и бандитизме. При этом его защита настаивает, что фигурантом дела мужчина стал по ошибке — из-за внешнего сходства с одним из членов группировки и азербайджанского гражданства.

Собеседница правозащитников сказала, что ранее она неоднократно обращалась в суды, прокуратуры и ФСИН с требованием защитить права ее больного супруга и с жалобами на условия содержания в первом изоляторе. «Джалилов был на свободе абсолютно здоровым, а через два года пребывания в СИЗО-1, хотя он не наркоман и ориентация у него традиционная, у него были выявлены гепатит C и ВИЧ, которые он получил, вероятно, в результате некачественного медицинского обслуживания», — рассказывает Осечкин. Помимо этого, в январе 2014 года 28-летнего мужчину заключили в подвальном помещении карцера, где, как он утверждает, его лично посетил начальник регионального управления ФСИН Константин Березнев. «Он мне сообщил, что меня хотят уничтожить, потому что я азербайджанец», — говорил Джалилов на видеозаписи, снятой после его выхода из штрафного изолятора.

После обращения Джалиловой по факту избиения мужа правозащитники провели общественное расследование, связавшись как с бывшими и действующими арестантами СИЗО-1, так и с непосредственными сотрудникам изолятора. По его результатам выяснилось, что до избиения пострадавший отказывался признавать власть криминальных авторитетов, так называемого смотрящего за изолятором, которым был назначен арестант Дмитрий Максимов, и неоднократно писал жалобы в адрес руководства СИЗО-1. По данным источников Осечкина, Максимова назначил на роль смотрящего некий вор в законе по кличке Антип, который при этом якобы имел личный контакт с начальником управления ФСИН по Новосибирской области Березневым. Из-за того, что Джалиловы неоднократно писали жалобы в суды и надзорные инстанции, его присутствие в СИЗО-1 стало нежелательным, и вор в законе Антип, вероятно, предварительно договорившись с Березневым, отдал распоряжение устранить его, считает правозащитник.

«У так называемых воров в законе есть приговор, когда кто-то из них решает с кем-то покончить, и любые заключенные, которые придерживаются криминальных понятий, должны исполнить его как приказ. Джалиловы своими жалобами создавали огромную головную боль и для СИЗО-1, и для новосибирского главка ФСИН. По документам новосибирское управление ФСИН было одним из образцово-показательных и успешных. А Джалиловы писали жалобы по конкретным фактам, против которых ничего возразить было нельзя. Местный авторитет Антип, находящийся на свободе, дал приказ «смотрящему» Максимову, как это называется на сленге заключенных, вбить Джалилова в пол, то есть напасть, но не бить руками, а только ногами. План, судя по всему, был такой: инсценировать, что он разбил себе голову (причем в 10 местах), упав с кровати, дальше похороны, и нет человека, нет проблемы, нет больного ВИЧ, не надо проводить никакого расследования», — говорит Осечкин.

9 сентября около 20:30 девять криминальных авторитетов в сопровождении сотрудников изолятора вышли из своей камеры и отправились в камеру № 45, где содержался Джалилов. Помимо него в восьмиместной камере площадью 17 метров содержались еще семь человек, которые, увидев криминальных авторитетов, вставать у них на пути не рискнули, рассказывает Осечкин. «Они повалили Кенана на пол и не менее 15 минут жестоко били. Он кричал, закрывал голову руками и ногами, лежа на полу: об этом говорят характерные травмы, множественные переломы теменной и височной костей, а также отбитые конечности — руки и ноги».

Дело по факту избиения Джалилова было возбуждено по части 3 статьи 111 УК («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью группой лиц по предварительному сговору») лишь 30 сентября, после того, как к собранным «Гулагу.Нет» заявлениям с требованием наказать виновных подключились член Совфеда Константин Добрынин, депутат Госдумы Валерий Гартунг и член ОП Дмитрий Галочкин. По словам Осечкина, новосибирская ОНК все это время бездействовала, а ее руководитель Максим Фоминых и вовсе узнал о ЧП в СИЗО-1 только после возбуждения дела. «Если бы там была реально работающая ОНК, ничего этого бы не случилось», — полагает собеседник РП.

Уже после возбуждения дела по факту нападения на Джалилова в СИЗО-1 случилось еще одно избиение, в результате которого следственно-арестованный Дмитрий Шаталин получил перелом челюсти. Осечкин полагает, что, напугав таким образом заключенных, которые могли бы дать показания по делу Джалилова, администрация изолятора и содержащиеся в нем криминальные авторитеты надеялись уйти от уголовной ответственности. «Эта криминальная банда, напавшая на Джалилова, несмотря на ЧП, оставалась в СИЗО-1, и по сговору с местным ГУ ФСИН, я полагаю, пыталась оказать воздействие на заключенных. Вместо того чтобы их изолировать, их наоборот держали вместе в одной камере. То есть тут на лицо коррумпированный сговор, СИЗО работал не по закону. Это был не изолятор, где есть заключенные и есть администрация, надзирающая за ними, а бандитская малина, в которой можно творить что угодно. Коррупционная гидра», — говорит он.

Как рассказала РП Ирина Джалилова, во вторник ей впервые за долгое время удалось посетить мужа в больнице. Четыре дня назад он вышел из комы и пришел в сознание. «Мой муж сейчас находится в реанимации. Сознание у него расплывчатое, потеря памяти. Врачи пока не могут ничего прогнозировать. Вроде как он смотрит глазами, но врачи говорят, что ничего не понимает и речь не слышит. Они говорят, что мой муж может вернуться в кому в любой момент. У его черепно-мозговой травмы очень страшные последствия — энцефалит, менингит с редуцированием, тяжелый ушиб головного мозга, многочисленные гематомы внутри головы, перелом основания черепа с двух сторон и много чего еще» —, пояснила она. По словам Джалиловой, врачи называют состояние ее супруга «стабильно тяжелым».


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru