КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Русская мафия в США


Русская мафия в США

Вор в законе Евсей Агрон

Вор в законе Евсей Агрон

Первые представители группировки, которую в будущем нарекут «Русской мафией» высадили свой десант на берега восточного побережья в середине 1974 года. Именно тогда конгрессмены Соединенных Штатов приняли закон, покровительствующий политическим эмигрантам из Страны Советов.

С запада подул ветер перемен, чей вкус первыми распробовали пронырливые евреи. Они же первыми начали паковать чемоданы. И начался массовый исход из Союза. Все предприимчивые люди, желавшие вкушать дары демократии, искали благовидный предлог, что бы бежать за пределы «железного занавеса». Они знали, что за океаном их встретят с распростертыми объятиями.

Американцы не представляли, какую бомбу замедленного действия они подложили под собственное государство. Не зная ничего о людях, просивших у них политического убежища, они готовы были поверить в любые их сказки о кровавом тоталитарном режиме «красных». Достаточно было рассказывать в посольстве байку о том, что тебя преследуют власти, потому что в графе «Национальность» написано синим по белому: «Еврей».

Федералы не сразу поняли, что в КГБ смекнули, как использовать новый закон в своих интересах. Вооружившись принципом «все новое это хорошо забытое старое», чекисты усовершенствовали схему, по которой вся прогрессивная Европа на протяжении двух с лишним веков ссылала за океан своих злодеев. Парни из КГБ принялись активно экспортировать преступников средней руки в Штаты, освобождая тюрьмы страны от лишних нахлебников. Именно из них и сформировались впоследствии первые бандитские группировки, которые наводили ужас на облюбованный эмигрантами Брайтон, который за глаза называли «Маленькой Одессой».

Борис Найфельд - один из телохранителей и шофер Евсея Агрона

Борис Найфельд — один из телохранителей и шофер Евсея Агрона

Агенты растерялись. Они привыкли разрабатывать все ступени иерархии итальянских криминальных кланов, где все было ясно и просто. Но они не могли понять, как преступники из холодной России не ставят интересы группировки выше своих собственных интересов? Как решение об убийстве друга или врага принимается не главой семьи, а любым её членом, порой без долгих раздумий и планирования? Также федералам не был понятен принцип, по которому многие люди карабкались на вершины пирамиды власти.

Первым боссом русской мафии на Брайтон-Бич стал вор в законе Евсей Агрон, один из первых высланных из страны уголовников. Его жестокость наводила ужас на жителей квартала на протяжении многих лет. Агрон не умел мыслить масштабно и подстраиваться под условия окружающий среды. Но даже с таким подходом к делу доходы его группировки составляли примерно сто миллионов долларов в год.

Однако со временем люди из окружения вора смекнули, что можно проворачивать и свои дела за спиной у босса. Тогда-то и была придумана многомиллиардная бензиновая афера, архитектором которой стал Давид Богатин, предложивший выгодное сотрудничество семье Коломбо в обмен на защиту и покровительство.
Но даже недалекий бандюга Агрон вскоре узнал о том, что происходит у него под носом, и решил поставить этот финансовый поток под личный контроль. Итальянцы такой наглости не потерпели и вскоре голову Агрона нафаршировали свинцом. Удивительно, но за несколько минут до убийства босса испарился его верный телохранитель — Борис Найфельд.

Марат Балагула

Марат Балагула

На смену неуступчивому и жадному Агрону пришел Марат Балагула, преданный семье Коломбо. Балагула будучи человеком харизматичным и артистичным, смог умело маневрировать между соотечественниками, итальянцами и американской полицией. А личным телохранителем Марата стал… Борис Найфельд.

Балагула изменил представление американцев о русской мафии раз и навсегда. Аферы грандиозных масштабов охватывали все прибыльные сферы бизнеса — нефтепродукты, золото, драгоценности, страховые компании. Не было такого предприятия, к которому не приложила руку всемогущая русская мафия. Новый босс вывел свою группировку на международный уровень, наладив связи с коллегами по криминальному бизнесу на всех континентах.

Итальянцы не могли понять этого странного русского, который мог спустить несколько миллионов долларов за один уик-энд. Однако он же порой промышлял довольно сомнительными аферами всего на несколько сотен тысяч долларов. Будучи преданым семье Лючезе, он боялся своих итальянских покровителей и относился к ним с огромным уважением.

Боссы семьи Лючезе прекрасно понимали, что курицу, несущую для них платиновые яйца в брильянтовой крошке, нужно холить и лелеять. Поэтому когда на Балагулу «наехал» Владимир Резников, рвавшийся в то время к вершинам криминального Олимпа, его казнили, не задумываясь. У Марата Балагулы фактически не оставалось конкурентов. И даже федералы не знали, как найти к нему подход. Не будь мафиози, как уже упоминалось, человеком мелочным, возможно он правил бы своей криминальной империей по сей день.

Марат Балагула в годы второй молодости

Марат Балагула в годы второй молодости

Но вот однажды в офис Балагулы пришел мелкий пройдоха Бобби Фазано, который предложил провернуть боссу могущественной русской мафии аферу с кредитными картами под названием «белый пластик». Для этого требовалось содействие людей Марата. Поддельные карточки с номерами клиентов одного крупного банка нужно было «прокатывать» на кассовых аппаратах магазинов, чтобы потом делить прибыль от фиктивных покупок между собой.

Аферу Марат оценил по достоинству. И отрядил в помощь Фазано несколько своих подручных. Однако федералы смогли выследить Бобби, который раскололся на первом же допросе, как гнилой орех. Теперь у ФБР был свой человек в рядах мафии. Дело начало набирать обороты. И когда оборот аферы Фазано достиг почти семисот миллионов долларов, Балагулу арестовали. Он не стал дожидаться суда и бежал из страны, затерявшись на просторах Африки.

Свято место пусто не бывает, и Борис Найфельд решил, что пора переквалифицироваться из охранника в босса. Он долго пытался взять бензиновый бизнес в свои руки, но так и не смог этого добиться. Вся монополия на нефтепродукты отошла к набиравшим могущество кланам Гамбино и Дженовезе. Русские переключились на героиновый трафик. Но даже в нем им отводилась роль оптового поставщика. Собственную уличную сеть реализаторов они создать так и не смогли.

Моня Эльсон

Моня Эльсон

В это время, оттесняя Найфельда от главных ролей, на сцену вышли братья Алексей и Владимир Зильберы. Еще одним конкурентом телохранителя стал Борис Гольдберг, предложивший итальянцам свои услуги по поставке героина. Однако главной головной болью для него стал Моня Эльсон, который сплотил вокруг себя всех конкурентов Бориса, дабы занять его место на вершине криминальной пирамиды. Они умудрились отвоевать все сферы влияния, которые в свое время смог охватить Балагула.

В результате Найфельду пришлось уехать в Европу на поиски новых инвесторов и официально объявить войну Эльсону, который вызов принял. И по возвращении из Старого Света Бориса ждал горячий привет в виде бомбы, заложенной под дверью собственного дома. Поняв всю серьезность ситуации, он бежал в Бельгию, откуда решил руководить борьбой со своими американскими оппонентами.

В рядах русской мафии началась резня. Моня чудом выжил после того, как ему всадили пять пуль в живот. В отместку был убит Эмиль Пузытерский, которого подозревали в этом покушении. На тот свет отправили семью Любарскиз, являвшихся не последними фигурами в криминальном свете Брайтона. Вскоре в квартале появились чеченцы, работавшие по найму на Найфельда. Кровь лилась рекой. И так бы продолжалось еще долго, если бы федералы не арестовали Эльсона и Найфельда, положив конец их конфликту. В русском квартале воцарился мир… Который продолжался несколько месяцев, ибо на сцену вышел Япончик. Но это уже — совсем другая история.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru