КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | ОПГ Жилка


ОПГ Жилка

Криминальный авторитет  Хайдар Закиров (Хайдер)

Криминальный авторитет Хайдар Закиров (Хайдер)

Время образования ОПГ «Жилка», объединившего около двадцати группировок северо-западной части Казани, приходится на конец семидесятых годов теперь уже прошлого века. Самую известную основал знаменитый криминальный авторитет Хайдар Закиров (Хайдер). Именно он командовал бригадой «Хайдеровский двор», которую принято считать прародительницей будущей группировки. Свое название «Жилка» получила от названия казанского микрорайона «Жилплощадка» — изначального места проживания большинства ее основателей.

Среди других группировок Казани она отличалась непомерной жестокостью. С самого начала Хайдер отбирал боеспособных и дисциплинированных пацанов и воспитывал их по-своему. Учил «бойцов» не прощать обиды — ее, мол, надо смывать кровью, так что даже десятилетние подростки обязаны были всегда иметь при себе ножи.

Всякого, кто при контрольном обыске не мог продемонстрировать «пику», жестоко избивали. Но и излишняя инициатива группировщиков не поощрялась. Так, пристрелившего «от нечего делать» двух женщин и ребенка «коллегу» нашли спустя некоторое время убитым далеко за городом: свои же приговорили.

Одними из первых «жилковские» стали обзаводиться огнестрельным оружием.
До поры до времени группировка копила силы, предпочитая не ввязываться в драки. Первые свои «операции» она начала проводить на заводе «Оргсинтез»: большинство родителей и знакомых группировщиков трудились именно на этом крупнейшем предприятии, и бандиты хорошо знали о заводских планах, перемещениях продукции, ценах на нее… Полиэтиленовая крошка высокого давления оказалась суперприбыльным товаром. Хищения в особо крупных размерах, в которых были задействованы и коррумпированные чиновники, хорошо пополнили бандитский «общак».

Постепенно о «Жилке» стали узнавать за пределами родного Московского района. Даже арест Хайдера не остановил восхождения молодой, да ранней группировки к вершинам криминального могущества. А с его освобождением банда стала центровой. По оперативным данным, под контроль ОПГ перешли товарные потоки старой вотчины АО «Оргсинтез». Братва Хайдера засветилась на «АвтоВАЗе», в сферу их интересов вошел Казанский вертолетный завод.

Сам Хайдер достаточно быстро стал символом постоянной агрессии и наглого захвата чужих территорий. Он легко нарушал даже те порядки, которые сам же устанавливал. Любое инакомыслие соратников воспринималось Закировым как подкоп под свой авторитет и жестоко каралось. Будучи признанным лидером ОПГ «Жилка», он пытался объединить основные городские группировки, создать городской «общак». Неудивительно, что очень скоро ему стало тесно в Казани. Слишком многим его активность была поперек горла. К тому же стрелять в Казани умели многие, а свободных «сладких» кусков оставалось все меньше и меньше. Энергичная натура Хайдера требовала нового простора для деятельности, и в начале девяностых он принимает решение перебраться в Санкт-Петербург.

Надо сказать, что и в северной столице недостатка в преступниках не ощущали. Огромные суммы, которые вращались в расплодившихся, как грибы после дождя, коммерческих предприятиях и посреднических фирмах, привлекали к себе уголовников и бандитов всех мастей. «Тамбовцы», «малышевцы», «азербайджанцы», «чеченцы» своими постоянными разборками доставляли много хлопот питерским правоохранительным органам.

В Петербурге Хайдер сформировал свою группировку, основу которой составили его сподвижники с родины. Вместе с тремя полуавтономными кланами они составили «казанское представительство» в преступном мире Северной Пальмиры. Казанская братва достаточно быстро отвоевала свое место под солнцем и уверенно делила второе-третье места в преступной иерархии города с «тамбовцами». Именно с ними в 1993 году у «татар» разгорелась война за контроль над торговлей нефтепродуктами. Тогда «казанцы» потеряли трех человек, но им удалось существенно оттеснить конкурентов по части этого сверхприбыльного бизнеса.

Владимир Кумарин (Барсуков)

Владимир Кумарин (Барсуков)

Летом следующего года «татары» ловко воспользовались временным ослаблением постоянных коллег-конкурентов и отобрали под свою «крышу» отель «Невский палас». Тогда был расстрелян «Мерседес» лидера «тамбовцев» Владимира Кумарина, погибли его шофер и телохранитель. Сам Кумарин был тяжело ранен. В тот же день «тамбовцы» понесли и ощутимые потери от правоохранительных органов — местный РУОП задержал несколько десятков боевиков. История с «Невским паласом» надолго испортила отношения между двумя группировками.

Но потери несли и «татары». Отправились на вынужденную отсидку два признанных лидера — Мартин, возглавлявший «татарскую» группировку еще с восьмидесятых годов, и Кжижевич. Сохранить захваченные позиции ОПГ удалось в немалой степени благодаря Хайдеру, который был близким другом обоих авторитетов.

Закиров среди членов ОПГ Петербурга и «тамбовских» пользовался незаурядным авторитетом и поэтому в случае конфликтных ситуаций «казанских» с местными они вынуждены были обращаться за помощью к Хайдеру. Вот один такой пример — случай с бригадой Гиламова. Как раз в это время последний настолько достал всех беспределом своих людей, что «питерские» и «тамбовские» (уж на что сами не ангелы!) устроили последнее предупреждение «гиламовским» людям. Мол, если допустят еще одну ошибку, то их всех перестреляют. Только личное вмешательство Хайдера позволило погасить конфликт.

Под его руководством «казанцы» не только продолжали подчинять себе коммерческие структуры и автомобильный рынок, но и проявляли интерес к банковскому делу. По оперативным данным, они вплотную подошли к тому, чтобы полностью подчинить себе АКБ «Россия» и даже предприняли попытку создать свою финансовую структуру. Не исключено, что одной из причин неудачи явилось природное недоверие Хайдера к любым специалистам со стороны.

К 1994 году «Жилка» уже прочно укрепилась в Санкт-Петербурге. К прежним вотчинам прибавился Невский проспект со всеми его фирмами и магазинами. Попытки тамбовской группировки отобрать Невский были успешно отбиты. Хайдер лично «разводил» конкурентов, рисуя перед ними перспективы: «Что предпочтете — быть расстрелянными или взорванными?»

К этому времени «Жилка» стала одной из самых влиятельных группировок в стране. Кроме Татарстана (здесь общак исправно пополнялся за счет многочисленных коммерческих предприятий и государственных организаций, в том числе банков и заводов) и Санкт-Петербурга, «жилкинские» имели устойчивые интересы в Поволжье и Москве (они взяли под контроль север столицы, в том числе речной порт со складами, нефтяными терминалами, заправками, ресторанами и магазинами). Империя Хайдера разрасталась на глазах, но останавливаться на достигнутом авторитет явно не собирался.

Но, как известно, все могущественные империи рано или поздно обречены на распад. Не избежала сей участи и криминальная «Жилка». Закат группировки начался на исторической родине. А начало ее конца было положено в конце восьмидесятых.

Могила вора в законе Ленара Речапова

Могила вора в законе Ленара Речапова

Когда в Казани начался передел сфер влияний, в Москве при невыясненных обстоятельствах умер вор в законе Ленар Речапов, возглавлявший группировку «казанских» в столице. Структуру, оставшуюся без лидера, прибрал к рукам криминальный авторитет из Казани по кличке Дракон. Свою кличку он получил за патологическую жестокость и звериную живучесть. Однако внешне он выглядел весьма респектабельно — ни дать ни взять преуспевающий бизнесмен. Благоприятное впечатление слегка портила походка Дракона: после ранения он здорово прихрамывал.

Кстати, начинал Дракон просто и незатейливо. Отсидев на зоне, он примкнул к казанской группировке «Чайники», которая тогда входила в группировку «Жилка». Какой конфликт произошел между тогда неприметным Драконом и Хайдером, сказать трудно, только через некоторое время Дракон объявляет Хайдера своим кровным врагом. С этого момента весь криминальный мир Казани фактически оказался разделенным на два лагеря: один — за «Жилку», второй — за ОПГ Дракона. Жить рядом с таким врагом было опасно, и Дракон перебирается в первопрестольную.

После восхождения на «трон» в Москве Дракон, считавший себя законным преемником Речапова, начинает стремительно наращивать авторитет и укреплять позиции среди «татарской братвы». Естественно, подъем Хайдера и укрепление ОПГ «Жилка» категорически не устраивают Дракона. К тому же Закиров регулярно подливает масла в огонь и не упускает возможности насолить Дракону.

Например, он отправляет одного из своих сподвижников в Москву с наказом смело идти на конфликт с местными бригадами, вести себя нагло, потребуется — и крови не бояться. В общем, всячески повышать его, хайдеровский, авторитет.

В 1994 году Дракон переходит в наступление и делает решающий выпад. В Казани организуется большой сходняк, на котором роль смотрящего за городом получает один из авторитетов ОПГ «Борисково» — вор в законе Иглам. У Хайдера фактически отнимают пост, на который он сам себя назначил. Приказ о ликвидации Иглама был отдан незамедлительно. С этого момента по всей России начинается кровавая воровская война.

Вор в законе Радик Хуснутдинов (Ракоша)

Вор в законе Радик Хуснутдинов (Ракоша)

Первой потерей «Жилки» стал застреленный в Москве вор в законе Радик Хуснутдинов (Ракоша), который был правой рукой Хайдера. И пошло-поехало. Потом «жилковских» убивали в Казани, Москве, Петербурге. Хайдер мечется, отвечает убийствами, грозится отомстить за каждого своего погибшего «бойца».
Но постепенно кольцо вокруг «авторитета» сжимается. Первое покушение на Хайдера состоялось летом 1995 года. Тогда поздно вечером в подъезде дома, где Закиров снимал квартиру, произошла такая сцена. Вышедшая на лестничную площадку девочка с собакой увидела двух незнакомых мужчин в пятнистой форме и в масках. Незнакомцы посоветовали ей быстро уходить, сказав, что сейчас будет много шума.

Киллеры (те двое в камуфляже были заказными убийцами) замкнули контакты движущегося лифта, и тот без остановок вылетел на верхний, двенадцатый этаж дома, двери его автоматически открылись. Закирова спас лишь тот факт, что вместе с ним в кабине лифта ехали попутчики — еще четыре человека. Как только двери лифта открылись, по пассажирам ударил шквальный огонь из двух автоматов. Хайдер получил пять пуль в плечо и грудь. Основную часть выстрелов приняли на себя попутчики Хайдера. Один из них, падая, ударил рукой по кнопке лифта, сработала автоматика, двери закрылись. Впоследствии на телах двух товарищей Хайдера, которые были ближе всех к двери, было обнаружено 80 пулевых ранений.

Хайдера и еще одного его соратника немедленно отправили в больницу. По свидетельствам оперативников, в самой больнице и на ее территории была выставлена частная охрана под руководством бывшего офицера КГБ, которая никого не пропускала к раненому, кроме следователя прокуратуры.

Второй акт этой драмы состоялся через три часа после прибытия Хайдера в больницу. Киллеры вычислили окно его палаты и выстрелили по нему из гранатомета. Взрыв разнес помещение, но Закирова незадолго до этого перевезли в другую палату. Говорят, когда посыпалась штукатурка, Хайдер открыл глаза и сказал: «Это за мной». Жить ему оставалось меньше года…

Залечивать раны «жилковский» авторитет отправился в Севастополь, где давно знали и радушно принимали казанских гостей. Придя в себя, бандит решил вернуться на родину. Казанский РУОП готовился к аресту неуловимого криминального авторитета. Но нашелся осведомитель, предупредивший Хайдера об опасности. Тот отправился в Петербург, где и был убит в августе 1996 года.

Момент убийства напоминал сцену из голливудского боевика. Хайдер выходил из магазина и уже подошел к ожидавшему его «Вольво», когда из-за кустов ударила автоматная очередь. Это был отвлекающий маневр. Телохранители Закирова отвлеклись и оставили босса без прикрытия сбоку. Первому разнесло голову водителю, вторым был убит телохранитель. Улицу заволокли клубы дыма — сработали дымовые шашки. Стреляли сразу несколько снайперов с разных точек, так что у Хайдера не было никаких шансов выжить. Первая пуля попала ему в шею, вторая пробила голову. Завершил дело киллер с автоматом, который до этого прятался в подъезде. Так закончился земной путь, пожалуй, самого известного казанского авторитета.

После убийства Хайдера между преступными империями был заключен мир. Но развернулась борьба за «трон» внутри группировки. На место покойного босса претендовали освобождавшиеся из мест заключения авторитеты, но «наследные принцы» гибли один за другим. За время военных действий, по разным подсчетам, были убиты и пропали без вести от восьмидесяти до ста пятидесяти человек. Обескровленная войной «Жилка» развалилась на несколько самостоятельных группировок и стала стремительно утрачивать завоеванные позиции. Вскоре за «Жилку» взялись и правоохранительные органы Татарстана.

Вор в законе Виктор Михайлов (Амбал)

Вор в законе Виктор Михайлов (Амбал)

В ходе работы над «жилкинским» делом силовикам удалось раскрыть множество преступлений прошлых лет, в том числе несколько заказных убийств. Самое старое из них относится к 1995 году. Тогда казанский вор в законе Виктор Михайлов (Амбал) освободился из мест заключения и планировал вернуться домой. Авторитет у вора был несравнимо выше, чем у Хайдера, которого Амбал называл бандитом с большой дороги.

По версии следствия, «Жилка» сразу организовала покушение на конкурента. Михайлова в его собственном доме расстреляли из автоматического оружия. Но Амбал чудом выжил и был доставлен в 7-ю горбольницу. Спустя пять дней туда явились двое одетых в милицейскую форму и с порога открыли по раненому огонь. Ранения получила сожительница погибшего, сидевшая возле его койки.

Весной 2000 года в Орске (Оренбургская область) по заказу местной ОПГ «Корчаги» «жилковские» застрелили Геннадия Хватландзия (Гена-зверь, Абхазец), приближенного авторитетного московского предпринимателя Отара Квантришвили. «Корчаговцы» безуспешно пытались взорвать Абхазца или расстрелять его из автоматов, но потом обратились к признанным профессионалам.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru