КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Биография криминального авторитета Евгения Хавича


Биография криминального авторитета Евгения Хавича

Могила криминального авторитета Евгения Хавича (Жид, Дед)

Могила криминального авторитета Евгения Хавича (Жид, Дед)

Евгений Хавич — пожалуй, самый респектабельный представитель крымского бандитского мира, хитрый и изворотливый бандит, долгое время умудрявшийся стоять в стороне от крупных разборок, в которых гибли его противники и партнеры. Останься Хавич простым «кидалой», он, возможно, и умер бы в своей постели «благородным» шулером. Но, взяв на себя роль криминального лидера, самый знаменитый крымский «игровой» избрал судьбу «пахана», убитого собственными «наследниками».

С игрою по жизни

Женя Хавич по кличке Жид родился в 1944 году в Омске. Как и когда он попал в Крым, история умалчивает, зато известно, что Уголовный кодекс он перестал чтить еще с малых лет. И первую судимость получил за свою «профессиональную деятельность» в апреле 1965 года, когда ему было чуть более двадцати лет.

Какая профессия была у Жени? Самая что ни на есть прибыльная. Хавич был игроком, и не просто банальным «кидалой», а специалистом высочайшего класса, каких на территории СССР было не больше десятка. Его искусство «кидать лохов» было не просто доведено до совершенства, оно работало как конвейер. Шулерство, обработка легковерных клиентов, в основном отдыхающих, были поставлены на поток. К работе была подключена целая сеть «специалистов», имеющих от этого бизнеса свою долю. Лоха встречали в аэропорту, определяя его кредитоспособность по размеру чемодана, сажали в такси, где были уже Женя с напарником. Они начинали игру на заднем сиденье автомобиля, предлагая включиться в нее «клиенту». При этом никто на него не давил — добровольность была главным принципом. Пока турист доезжал до места отдыха, отдыхать ему было уже не на что. Но благородные победители всегда давали ему денег на обратную дорогу — это было вторым принципом Хавича.

В некурортное время Хавич специализировался на «мандаринах» — богатых кавказцах, торговавших на крымских рынках цитрусовыми. К этим операциям подключались знакомые продавщицы, которым заранее приносились запечатанные колоды крапленых карт. «Мандарину» предлагалось самому купить новые карты в близлежащем магазине, а там уже все дело в технике. Кстати, и технически Хавич был не просто «кидалой». Он иногда устраивал выездные гастроли в Сочи, Одессу, где собирались на настоящую игру сильные игроки. Говорят, Женя почти всегда выигрывал, унося в своем кармане не один десяток тысяч долларов. А если фортуна отворачивалась, был достаточно хладнокровным, чтобы вовремя остановиться.

Несмотря на солидные доходы, а может, благодаря им Хавич скоро становится заметной фигурой в зарождавшемся в Крыму криминальном мире. Деньги, полученные в процессе «обувания лохов», нужно было вкладывать в бизнес. Вместе с Олегом Слатвинским (Жирафом) и Геннадием Яворским он организовал торгово-закупочный кооператив «Ай-Петри». Это предприятие по сути стало криминальным офисом, который «крышевал» мелких бизнесменов. В этой «работе» у Жени тоже были свои принципы. Он никогда не брал с кооператоров больше 30% их выручки, и те легко соглашались на такое покровительство, потому что без него заниматься на полуострове бизнесом было вообще невозможно. Естественно, в этой «работе» были и свои издержки и даже большие проблемы. Самой первой проблемой стал Гуня (Владимир Гужев), потом Сахан (Александр Ткачев).

Каким бы делом ни занимался Хавич, получивший к этому времени кличку Жид, он никогда не оставлял своего главного бизнеса — игры. Именно он курировал в Симферополе так называемые катраны — места, где на частных квартирах собирались солидные люди, чтобы поиграть в карты по-крупному. Одна из таких квартир располагалась на улице Севастопольской, другая — на углу Чехова и Краснознаменной. Деньги, которые оставлялись здесь каждый вечер, могли бы составить бюджет полуострова, но Женя Жид их ни во что не ставил.

Легендарный Жид

Нежадный был, говорят, человек и не любил пускать пыль в глаза ни особняками-замками, ни крутыми тачками. Жил в обычном многоэтажном доме на улице Радищева, где занимал две квартиры. Одну для гостей, другую — для семьи. Да и в быту был более чем скромным.

Личность Хавича до сих пор в Крыму окружают легенды. Одна из них куртуазно-романтическая — о том, как он женился. В 74-м, когда Хавича осудили за мошенничество, он отправился в Кременчуг «на химию». Здесь и познакомился в одном из кафе со своей будущей женой Ольгой. Она была девушка видная, интеллигентная, закончившая химико-технологический институт, да к тому же еще дочь военного. Родители, узнавшие о любви их дочери к мошеннику и зеку, решили принять самые радикальные меры — отправили ее в Америку, благо Женя в это время, досрочно освободившись, был уже в Симферополе. В США, где жила ее сестра, Ольгу даже выдали замуж за американца. Но любовь не смогли победить ни выгодное замужество, ни расстояние — очень скоро она развелась и приехала в Крым, чтобы найти здесь своего любимого.

Вторая легенда тоже любовная, но уже не романтическая. О том, как Женю любили проститутки. Рассказывают, что среди представительниц древнейшей профессии считалось высшим шиком провести ночь со знаменитым «игровым» и между ними возникали серьезные конфликты за это право.

Третья легенда смешная и повествует о том, как советское общество пыталось перевоспитать молодого Хавича, не желавшего свернуть с пагубного пути порока. Как-то игрок, не имеющий официальной работы, был вызван на заседание комиссии, занимавшейся трудоустройством граждан, которые «ведут паразитический образ жизни». Выяснив, что Женя просто не может найти работу по душе, и как следует отчитав бездельника, комиссия трудоустроила его… на завод ЖБИ, параллельно сообщив о недостойном поведении парня на работу его родителям. Хавичу в это время было 35 лет.

Над схваткой

Криминальные войны шли между группировкой Гуни и бандой Сэйлем Хавича. Убили Сахана, охота велась за Дзюбой, уничтожали ОПГ «Греков». Ко всем этим событиям крымской мафиозной борьбы Евгений Хавич имел, с одной стороны, непосредственное отношение, с другой — всегда умело и хитро оставался над схваткой.

Эта позиция объяснялась, во-первых, тем, что Жид был практически единственным, кто «тянул» в Крыму на звание настоящего криминального авторитета: жил по старинным воровским понятиям, имел очень серьезные связи с настоящими ворами в законе, часто выступал третейским судьей в многочисленных бандитских спорах. Во-вторых, Хавич был очень умным человеком, даже в какой-то степени интеллигентным и всегда там, где это было возможно, старался не допустить убийства. Даже в таком мире, как криминалитет Крыма, где все воевали против всех, а убить противника было единственным способом снять проблему, эти его качества пользовались уважением.

С его мнением считались представители всех преступных групп. Знающие люди говорят, что, к примеру, кровавую войну между «Башмаками» и «Сейлемом», развернувшуюся в начале 1991 года, которая меньше чем за месяц унесла жизни тридцати человек, удалось на время остановить именно Хавичу. При этом, несмотря на то, что он покровительствовал в основном «Сейлему», у Жида сохранились прекрасные, даже теплые отношения с Виктором Башмаковым, которого он называл Виталиком.
Сохрани Хавич, которого не зря все авторитеты называли Дедом, статус-кво, возможно, ему и удалось бы остаться в живых. Впрочем, люди, которые окружали его в последнее время, несли смерть не только врагам, но и партнерам. Как Хавич с его умом и дальновидностью этого не разглядел — еще одна загадка.

Казино

ОПГ «Казино», чьим лидером называют Евгения Хавича, — образование достаточно интересное и по форме, и по содержанию. Свое название она получила от настоящего игорного заведения, которое появилось в Симферополе на набережной Салгира в начале 90-х годов. Руководил им (неофициально), конечно, Жид, а постоянными посетителями были в основном «сейлемовские» авторитеты, которые признавали его духовное первенство, оставив Деду часть своего бизнеса.

И тем не менее Хавич решил создать собственную группу, которая почти демонстративно подчеркивала свою независимость от «Сейлема». Ее костяк составляли бывшие охранники заведения, скоро ставшие довольно заметными фигурами в криминальном мире. В «Казино» входили, к примеру, Вишня (Александр Вишняков), Сергей Мишак, а также знаменитые братья Любичи — Валерий и Олег, которым принадлежала фирма «Аудит-резерв».

Бизнес «Казино» был делом хлопотным и весьма доходным — ОПГ «держала» в Симферополе торговлю наркотиками, игорный бизнес, контролировала сеть предприятий автосервиса. Хавич, хоть иногда и приходилось заниматься неприятными делами, в разборках принципиально не участвовал, предоставив эту грязную работу своим молодым воспитанникам, в основном братьям Любичам. Одного из них — Валерия — считал чуть ли не сыном.

Говорят, что многие предупреждали Хавича, что Любич — не тот человек, на которого можно делать ставку. О том, что творили братья-разбойники в своем офисе, ходили устрашающие слухи. Кроме того, уже не было секретом, что они не только выбивают долги из медлительных кооператоров, но и принимают заказы на убийства, в том числе и политические. Евгений Хавич как будто ничего не слышал, продолжая заниматься «чистым» игорным бизнесом и сибаритствуя в своем ресторане «Латыш», названном в честь погибшего друга.

Чем помешал Евгений Хавич своим воспитанникам, знали только они сами, вскоре унеся этот секрет в могилу. Возможно, причиной того, что Валерий Любич решил убрать Деда, было недовольство тем, что Хавич, разделяя прибыль от общего бизнеса поровну, не признавал его лидерства в банде. А может, молодой беспредельщик, почувствовав вкус власти, захотел владеть сразу всем. В пользу этой версии говорит то, что Любичи, проведя ряд успешных операций по уничтожению «Греков» и убив в конце концов главного конкурента «Сейлема» и «Казино» Константина Савопуло, могли решить, что теперь им сам черт не брат и можно претендовать и на немалое наследство (Хавич был очень богатым человеком) своего патрона.
Крестный отец, несомненно, чувствовал опасность, особенно после того, как в апреле 95-го на него было совершено покушение, правда, неудачное.

Конец крестного отца

В самый разгар войны с «Греками» Дед демонстративно удалился от дел, объявил о своем выходе из игры и покинул пределы полуострова. Вернулся он в Крым в начале декабря 95-го, чтобы закончить все коммерческие и семейные дела, а затем навсегда эмигрировать, как он говорил, в Израиль. Хавич был уверен на все сто процентов, что ни одна из ведущих между собой войну группировок его — человека, не испачкавшего себя ничьей кровью, — не тронет. Не боялся он и своих, так как сам уже отказался от лидерства.

В середине дня 12 декабря 1995 года Евгений Хавич подъехал к фирме «Макс» на ул. Карла Маркса, 56, на белой «Волге». В это время там уже находился его бывший охранник Александр Сараев, выстреливший в «шефа» четыре раза, когда тот выходил из машины. По некоторым свидетельствам, недалеко от места расстрела стояла и машина Валерия Любича, контролировавшего ситуацию. По другим данным, Любич сам привез убийцу в своем автомобиле.

Братья Любичи ненадолго пережили убитого ими своего лидера

Братья Любичи ненадолго пережили убитого ими Жида

Киллеру не повезло — в соседнем кафе в этот момент находился сменившийся с дежурства капитан милиции Михаил Винокуров, который, услышав выстрелы, выскочил на улицу и увидел бегущего молодого мужчину с пистолетом в руках (странно, что его не ждала специальная машина, как это обычно бывает). Капитану удалось догнать его и сбить с ног, а затем и связать с помощью еще одного сотрудника милиции, оказавшегося поблизости.

Александр Сараев на допросах вел себя странно, если не сказать истерично. Сначала в горячке он признался, что исполнял заказ на убийство, и даже назвал его цену — 10 тысяч долларов. Потом отказался от своих показаний, сообщив, что стрелял другой человек, а он, оказавшись свидетелем случившегося, его преследовал. Наконец киллер выбрал для себя самую безопасную версию, признавшись, что убил Хавича… из ревности. Якобы покойный шеф три года назад увел у него подругу Лену. В эту смехотворную сказку поверить было трудно, но она в общем-то всех устраивала. Признав факт заказного убийства, следствие должно было назвать заказчика и доказать его вину, что по тем временам было просто нереально.
Суда «Отелло» не дождался. Его нашли повешенным в камере. Что это было: самоубийство или дело длинных рук Любича — до сих пор неизвестно.
Евгения Хавича похоронили на Абдале на знаменитой «Аллее героев». Вскоре недалеко от его могилы нашли вечный покой и его настоящие убийцы — братья Любичи.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru