КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | ОПГ 17 участок


ОПГ 17 участок

«17-й участок» — так называется часть Краматорска, чья молодежь и в прежние годы не отличалась тихими нравами, устраивая драки и причиняя местной милиции приличную головную боль. Однако лет 15—20 назад стражи порядка даже в страшном сне не могли представить, какой кровавый путь пройдут некоторые хулиганы и бузотеры.

Рассказывает заместитель начальника отдела прокуратуры Донецкой области Ольга Бондаренко, которая вместе с коллегой Юрием Корчагиным поддерживала государственное обвинение во время судебного процесса над членами группировки:

— Под уже известным ярлыком «17-й участок» краматорский «авторитет» по кличке Шкрок начал сколачивать классическую организованную преступную группировку (ОПГ). Подбирал туда наиболее перспективных молодых людей, которые были не прочь «потрясти» новую поросль зарождавшегося отечественного бизнеса. На нижней ступени иерархии стояли так называемые «свистки»— пацаны, которых можно отнести к своеобразному бандитскому резерву и которым не доверяли ничего серьезного. Рангом повыше числились «малолетки», выполнявшие некоторые мелкие поручения (проследить, позвонить, передать какую-то вещь). Среднее звено было приближено к руководству. Эти могли запросто избить, искалечить, ударить ножом. Чтобы перейти в другую касту, нужно было активно заниматься спортом, что всячески поощрялось. Повышение зарабатывалось только беспрекословным подчинением и конкретными делами на благо группировки. В общем все как в серьезной, уважающей себя фирме. Опорными точками для членов «17го участка» были ДК «Строитель» и находившийся там же бар «Скорпион».

Со временем ближайшими помощниками Шкрока стали два члена группировки — Ермаков по кличке Ермак и Яковенко, известный «братве» как Егор. Справедливости ради следует отметить, что в некотором смысле подручные переросли своего босса. Когда Шкрок отправился на очередную отсидку в места не столь отдаленные, Ермак и Егор «наехали» на предпринимателя из Славянска. Взяли его в заложники вместе с водителем, которого истязали на глазах хозяина, объясняя, что следующим будет он сам. Тот откупился от бандитов огромной суммой в валюте. Воодушевленные успехом Яковенко и Ермаков начали вовсю терроризировать бизнесменов, заставляя прокручивать добытые рэкетом деньги через вполне легальный бизнес. Полученная прибыль не шла ни в какое сравнение с жалкими грошами, которые можно было выбить из владельцев киосков.

Киллеры для киллеров

Состав ОПГ постоянно менялся: кто-то вливался в ее ряды, кто-то уходил, кто-то попадал за решетку. В 1993—1995 годах прокуратура Краматорска возбудила 12 уголовных дел, в результате чего 16 лидеров и активных участников группировки были осуждены.

— Одним из выбившихся со временем на первые роли был Дмитрий Герман, возглавлявший группу боевиков, — продолжает рассказ прокурор Юрий Корчагин. — Последние исполняли самую грязную работу, связанную с физическим воздействием на жертв, противников и «подопечных» коммерсантов. И именно Герману впоследствии довелось сыграть одну из ключевых ролей в этой истории.

Сказать, что жизнь Ермака и Егора была безоблачной, нельзя. Место под солнцем им приходилось делить с еще одной краматорской группировкой, известной под названием «Старый город». Тлеющая до поры до времени вражда дала о себе знать. Яковенко заказал убийство одного из руководителей противоборствующей стороны. Исполнить операцию поручили вращавшемуся в бандитской среде владельцу бара «Скорпион», где постоянно собирались члены «17-го участка». Он получил задаток в 12 тысяч долларов, оружие, автомобиль…

Но погибнуть было суждено самому Яковенко, которого вместе с двумя телохранителями расстреляли на трассе при выезде из Славянска. «Братва» по своим каналам получила информацию, из которой следовало, что владелец бара попросту… сдал своего заказчика будущей жертве. А заказанный долго думать не стал и перекупил организатора, поручив ему ликвидировать Егора.

Перебежчик, исчезнувший после расстрела из Краматорска вместе с двумя подручными (предположительно теми самыми киллерами) и женой, спрятался в Вознесенске, что в соседней Николаевской области, рассчитывая, по-видимому, пересидеть там смутные времена. Не получилось. Его «вычислили». Под предводительством Германа на место выехали боевики.

12 августа 1996 года в Вознесенске они расстреляли бывшего владельца бара и двух его товарищей. В этой бойне погиб 16-летний сын хозяина дома, который снимали беглецы. Он оказался случайным свидетелем расправы, и это решило его судьбу. Уцелела лишь жена основной «мишени». Несмотря на контрольный выстрел в голову, женщине чудом удалось выжить, хотя она на всю жизнь осталась инвалидом. Егор был отмщен…

Впрочем, если финансовые дела лидеров «17-го участка» шли неплохо, о чем свидетельствовала покупка в Испании двух вилл, то говорить о какой-то относительной стабильности существования бандитов на родине не приходилось. Покой им только снился.

Свои против своих

— В группировке зрел раскол, — продолжает Корчагин. — Ее «отец-основатель» пребывал за решеткой, но дела подчиненных старался контролировать. Часть группировки оставалась верна Шкроку, часть поставила на молодых лидеров. Связующим звеном был некто Агаев по кличке Сирота, исправно информировавший Шкрока о всех текущих событиях. Он не относился к «беловоротничковым» бандитам новой формации, был неоднократно судим, не скрывал, что хочет снова видеть своего босса во главе «бригады» и предпринимал усилия для его досрочного освобождения. Летом 1997 года противоречия между «старыми» и «новыми» достигли апогея. Ермак понимал: если Шкрок вернется, раскол неминуем, а значит, будет литься кровь, и кто победит в этой войне, неизвестно. Было решено нанести упреждающий удар. 9июля 1997 года Агаев направлялся в Горловку на встречу со Шкроком, отбывавшим наказание в исправительно-трудовой колонии. Кроме него, в машине находились двое подручных Германа. По дороге им повстречался знакомый автомобиль — Герман и еще один член банды имитировали поломку машины и якобы случайную встречу. Пока авто «ремонтировали», ничего не подозревающий Агаев отошел в лесопосадку, где и был задушен. Труп погрузили в багажник, вывезли и захоронили неподалеку от автодороги.

Короткий взлет

1998 год обозначился новым раскладом в иерархии «17-го участка». В сентябре погибает Ермаков. Пули, выпущенные из «Калашникова», настигли его в краматорском кафе «Парадиз». Кто организовал убийство, осталось тайной. Наверняка у него были десятки, если не сотни врагов. Ближайший сподвижник Герман в момент преступления рядом отсутствовал. Однако его причастность к убийству не доказана.

К концу 90-х волею судьбы, посылавшей руководителям банды свинцовые «подарки», именно Герман оказался единственным живым претендентом на лидерство в «17-м участке» (Шкрок вышел на волю позднее, после чего на него было совершено несколько покушений). Уже говорилось, что стабильность — состояние для ОПГ не свойственное. Тому есть немало причин: жадность главарей, внутренние разборки, постоянный прессинг правоохранительных органов. В том же 1998-м Герману пришлось спешно удирать за границу. К тому времени сотрудники УБОП накопили достаточный объем информации, чтобы начать очередную «зачистку» группировки, в том числе и ее первых лиц.

Герман осел в Дюссельдорфе, но, как показали дальнейшие события, не успокоился. Осенью 1999 года он стал регулярно названивать в Славянск руководителю фирмы «Укрлига» Александру Рыбаку. Суть сводилась к одному — требованию денег. Бизнесмен вымогателю отказал и в ответ услышал, что ему «передадут привет». Вскоре смысл обещаний стал вполне понятен: находившиеся на свободе единомышленники Германа попытались убить брата коммерсанта, избив того в подъезде металлическими прутьями. От смерти жертву спасло лишь то, что нападавшие услышали звук открывающейся двери и убежали…

Беспредел не может продолжаться вечно. Объявленного в розыск Германа задержали в Германии с помощью Интерпола и в начале 2000го экстрадировали в Украину. «Немецкий изгнанник» присоединился к своим четверым приятелям, которые попали в руки оперативников раньше, а затем угодил на скамью подсудимых.

Всего в 1999—2000 гг. к уголовной ответственности было привлечено 17 человек, 11 из которых арестованы. В конце декабря прошлого года Апелляционный суд Донецкой области приговорил четверых членов ОПГ к длительным срокам лишения свободы, а Дмитрия Германа — к пожизненному заключению.

Шкрок (выживший во многом благодаря тому, что провел долгие годы «на зоне») в очередной раз оказался за решеткой, став обвиняемым по новому уголовному делу. Таков финал бригады.

В основу этой статьи легли материалы уголовного дела, показания обвиняемых и свидетелей, данные во время досудебного следствия и судебного процесса.

 


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru