КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | В прошлом бандит, в будущем «криминальный авторитет»


В прошлом бандит, в будущем «криминальный авторитет»

В прошлом бандит, в будущем "криминальный авторитет"

В прошлом бандит, в будущем «криминальный авторитет»

Жизненный путь многих участников организованных преступных группировок довольно схож. Судьба активного участника гольяновской преступной группировки Стаса Сергеева несколько отличается от коллег. Он сам вышел на наш ресурс mzk1.ru, чтобы дать интервью, а возможно, как говорит сам Стас — облегчить душу.

Напротив меня сидел 39 летний мужчина спортивного телосложения, одетый в черную водолазку и такие же черные брюки.

— Я начинал еще при Сильвестре, с ореховскими. — сказал Стас — Бомбил вместе с одной из бригад таксистов. У меня по тем временам деньги просто бешеные были. Не каждый рабочий в месяц имел столько, сколько я в сутки тратил и проигрывал в казино.

— Ты общался с Сильвестром? — спросил я.

-Да, поработав год в бригаде, меня Иваныч к себе одним из телохранителей взял, я ведь кикбоксер. Пока с ним ездил, со многими людьми авторитетными познакомился. В принципе то время мне нравилось.

Сильвестр

Сильвестр

— Стас, а как ты попал к гольяновской братве?

Стас отхлебнул немного горячего кофе, и начал говорить:

— Когда Иваныча взорвали, начался беспредел в бригаде. Я помахался немного с Ветохой (один из авторитетов ореховских), его бригада вроде как даже мне приговор вынесла — Стас улыбнулся, — Пацаны стали шарахаться со мной общаться, боялись Ветоху. В то время я один остался. Тогда по старой дружбе меня позвал один из гольяновских авторитетов к себе бригадиром.

— Сразу бригадиром?

— Да, у Иваныча с ним дела когда-то были, я тоже учавствовал в них, показал себя. Имя авторитета назвать не могу, он сейчас официально бизнесом занимается.

— Стас, чем занималась твоя гольяновская бригада?

Николай Ветошкин по кличке «Ветоха» 27 декабря 1996 года. Расстрелян в ноябре 1998 года на улице Маршала Захарова.

Николай Ветошкин по кличке «Ветоха» 27 декабря 1996 года. Расстрелян в ноябре 1998 года на улице Маршала Захарова.

— По сути тем же, чем и у Иваныча, рэкет, выбивание долгов. Потом ко мне обратились лидеры Курганской группировки, надо было слить им Ветоху. На мне ведь так и висел его приговор. Так что здесь интересы курганских беспредельщиков и мои пересеклись. Что там у них вышло потом я не знаю, но Ветоху расстреляли свои, ореховские.

— Долго ты руководил гольяновской бригадой?

— Года два. Они в 1998 году стали легализовываться. Моя бригада осталась не у дел. Я встречался с другими гольяновскими авторитетами, бригадирами. Но в то время шел внутренний передел, и нас не приняла ни одна гольяновская бригада. Можно было конечно добиться встречи и со старшаками, но я плюнул на это дело.

— Отдельно со своей оставшейся бригадой не думал продолжать криминальный бизнес?

Стас как-то усмехнулся, затем побарабанив пальцем по столу, сказал:

— Мы продолжили вымогательства, ведь бригада должна была на что-то существовать, но наши точки одну за другой забирали себе гольяновские авторитеты, не желая принимать мою бригаду к себе. Пацаны по одиночке стали вливаться в другие бригады. Я опять остался один. Уже позже узнал, что меня не принимали из-за того, что в свое время замазался с курганской братвой, а гольяновские пацаны не продвигали тех, кто был замечен с бешеными (беспредельщики).

— И как ты дальше жил?

— К другой братве не хотел примыкать, поэтому пошел к авторитету, под началом которого начинал у гольяновской бригады. Но он был уже легальным бизнесменом, поэтому просто посоветовал отойти от криминала.
В принципе я ожидал такого поворота. Но вот дельного совета от него я не услышал.

— Как я понимаю, из криминала ты не ушел?

— Вначале попытался устроиться сварщиком к частнику. Но не смог воспринимать начальника как положено рабочему. Мы ведь трясли таких, разводили. Поэтому отработав 2 дня я ушел. А еще через 2 дня пришел к нему с приятелем. Думал денег у него взять, немного. А он братве давай звонить. Я знал конечно с кем он работает, но не думал что из-за небольшой суммы он будет братву поднимать.
Ну приехали пацаны измайловские, поговорили. И тут один борзый на меня косяк вешает, хотя вроде разрулили. Я стрелку перебил на следующий день, надо было с мыслями собраться.
Конечно уже без поддержки всякой поехал один на стрелку. Волыну (пистолет) взял. А они на двух машинах прикатили! Слово за слово, на меня наезжать стали, беспредельщики! Я и убил двоих, выбора небыло. Побежал, в спину стрельнули. Не знаю почему добивать не стали. Ну и повязали менты прямо на больничной койке.

— До больницы сам добрался?

Стас засмеялся.

— Ага,как же! До дороги дополз, люди подобрали, увезли. А тачка моя там осталась, и трупы, их братва не забрала. Ну и волына там же.

— Дальше суд?

— Следствие, суд. Дали 14 лет строгого. Вышел 2 недели назад, считай сразу к вам пришел.

— Стас, а на зоне как жил?

Стас пожал плечами:
— Как и большинство братков, ни блатных, ни актив не держался, я же не по воровской. Хотя молодые стремящиеся, стажу моему лагерному даже завидовали! А по части завидовать нечему, жизнь мимо прошла.

— О чем жалеешь больше всего?

Стас ответил, введя меня в недоумение:

— Что Иваныча завалили, так бы и я при нем поднялся хорошо.

— В зоне из братвы знакомой кто-нибудь посещал?

Стас как-то грустно улыбнулся:

— Никто, вообще никто. Даже на зоне я остался один. Видать менталитет у меня такой.

— Чем теперь планируешь заниматься?

Стас пожал плечами:

— Сейчас рэкет совсем не такой как тогда, когда я сел в 1999. Сейчас все на партнерских отношениях. Непонятная для меня схема. Да и авторитеты все бизнесменами стали. Может прибьюсь к кому-нибудь. Я уже в курсе, что есть криминальные бригады, типа группировок 90х.

— Есть, только теперь это полный нелегал.

— А я кроме рэкета ничего не делал. И то немного сноровки за годы в лагере потерял.

— Это скользкая дорожка, Стас. — я подумал о каком-то бесцельном визите Стаса к нам, и спросил — Какая цель у тебя была, придя к нам?

Стас хитро улыбнулся:

— Просто интересно будет вспомнить этот момент и перечитать мою историю года через два, когда я сам поднимусь к власти, стану авторитетом. Это как отсчет времени, точка отправки.

Стас не был похож на криминальных деятелей типа Рыжего Тарзана, которым нужна была слава. Но похоже он гнался за ней неосознанно.

— Стас, стране не потянуть новых криминальных авторитетов. Сейчас время скорее авторитетных бизнесменов. А как таковой криминал, что раньше был обычным явлением, считается сейчас беспределом — попытался вразумить я собеседника.

Но Стас лишь покачал головой:

— Я поднимусь в Москве, заставлю считаться со мной, мое имя еще будет на страницах вашего сайта, только уже в разделе «криминальные авторитеты«.

Когда Стас ушел, у меня осталось двоякое чувство. Я знаю, что он не появится в нашей рубрике «криминальные авторитеты», потому что за время бандитской жизни так и не завоевал его, равно как и на зоне. Стас просто попал в этот водоворот возможно по наитию, в глубине души бредя блатной жизнью. Но бредить и жить по криминальным законам это две разные вещи. Те кто живет криминалом, не осознают что это часть их жизни. А те, кто как Стас бредят такой жизнью, никогда не смогут найти в ней удовлетворения. Для таких удовлетворение это бредить, а не жить так. Тем более он уже попытался так жить в далеких 90х.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru