КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Лазанская преступная группировка


Лазанская преступная группировка

Предполагаемый портрет Мовлади Атлангериева

Предполагаемый портрет Мовлади Атлангериева

В 2011 году следственный отдел по Пресненскому району ГСУ СК РФ по Москве приостановил расследование уголовного дела о похищении вора в законе — по совместительству сотрудника ФСБ РФ — Мовлади (Руслана) Атлангериева. Решение принято с формулировкой «в связи с невозможностью установить лицо, подлежащие привлечению к уголовной ответственности». Однако для спецслужб в этом преступлении никаких загадок нет: Атлангериев был захвачен в столице людьми из Чечни и вывезен в эту республику, где его и убили. Так завершился жизненный путь человека, в 1970-е грабившего обеспеченных студентов, в 1980-е участвовавшего в самых жестоких гангстерских войнах Москвы, в 1990-е помогавшего Борису Березовскому выстраивать бизнес-империю, в 2000-е содействовавшего ФСБ в секретных операциях по задержанию и уничтожению лидеров чеченских боевиков.

Самая кровавая группировка Москвы

Хож-Ахмед Нухаев

Хож-Ахмед Нухаев

Мовлади Атлангериев (друзья и близкие звали его Руслан) родился 16 июня 1954 года в городе Караганде Казахской ССР в семье вынужденных переселенцев из Чечни. Там же в 1951 году родился и будущий президент Чечни Ахмад-Хаджи Кадыров, с которым Руслан дружил в детстве. После школы обеспеченные родители Атлангериева отправили его учиться в Московский институт народного хозяйства имени Плеханова. Одновременно в столичный вуз, только в МГУ, поступил ровесник Руслана Хож-Ахмед Нухаев (Хожа), родившийся в Киргизской ССР также в семье чеченских переселенцев. Молодые люди быстро сошлись друг с другом. Не только потому, что оба были чеченцами, но и из-за любви к шикарной жизни: дорогим костюмам, ресторанам, машинам и т.д. А на дворе стояли 1970-е годы, когда вести такую жизнь в коммунистическом СССР было весьма непросто.

Чеченцы бросили престижные учебные заведения и занялись криминальным промыслом. Они узнавали о студентах-иностранцах (чаще всего из африканских и арабских стран), которые торговали валютой или спекулировали одеждой. На их квартиры совершались налеты. В милицию жертвы не обращались, поскольку их нелегальная деятельность строго каралась в СССР.

Бывший сотрудник ФСБ РФ Александр Литвиненко (отравленный в Лондоне в 2006 году) рассказывал авторам этих строк, что уже тогда Атлангериев и Нухаев имели кураторов в КГБ СССР, которые и наводили их на спекулянтов-иностранцев. Однако в начале 1980-х чеченцы нарвались «не на того» студента, родители которого занимали высокие посты у себя на родине. В результате Руслана и Хожу арестовали и осудили за мошенничества и грабежи. В тюрьме они не признавали порядки, установленные администрацией, вступали в драки, чем завоевали авторитет в криминальном мире.  На свободу Атлангериев и Нухаев вышли в 1988 году, когда в стране полным ходом шла перестройка, а Москву активно делили организованные преступные группировки.

В столице к тому времени действовали несколько разрозненных чеченских ОПГ, которыми руководили авторитеты Николай Сулейманов (Хоза), Леча Альтамиров (Леча Лысый), Мусса Таларов (Старик), Леча Исламов (Борода),

Мустафа Шидаев, Балауди Текилов (Малыш).

Николай Сулейманов (Хоза)

Николай Сулейманов (Хоза)

 

Они в основном контролировали автомобильный и гостиничный бизнес. При этом чеченцы с трудом сдерживали атаки мощных славянских группировок – «солнцевской», «бауманской», «люберецкой», «балашихинской», «ореховской». Славянские гангстеры начинали фактически подменять официальную власть в городе, что не могло не настораживать КГБ СССР. По версии Литвиненко, чекисты решили создать в криминалитете альтернативную силу. Для этого и были привлечены Атлангериев и Нухаев.

Лечи Исламов

Лечи Исламов

Они за короткое время объединили все разрозненные чеченские банды. Так в Москве появилась «лозанская» ОПГ. Название она получила потому, что штаб-квартирой группировки стал ресторан «Лозания». Для придания веса в мафиозных структурах на роль своих кураторов «лозанские» позвали двух влиятельных воров в законе — Геннадия Лобжанидзе (Гена Шрам) и Тенгиза Марианошвили. В группировку так же влился куратор от спецслужб — уроженец Грозного Максим Лазовский (Хромой).  За год «лозанские» превратились в одну из самых могущественных криминальных структур столицы.

Под их контролем оказались все магазины «Березка», почти весь авторынок, все коммерческие предприятия, работающие в пяти районах города, большинство гостиниц, АЗС и т.д. С конкурентами в лице славянских ОПГ, «лозанские» разбирались крайне жестоко. Так, в 1988 году, чтобы решить спорные вопросы с лидерами «бауманской» группировки, 30 чеченцев ворвались в ресторан «Лабиринт» на Калининском проспекте и просто изрезали ножами 15—20 находившихся там славянских «авторитетов». В операции лично принимали участие Руслан и Хожа. После этого «бауманские» предпочитали держаться подальше от «лозанских». Далее последовала кровавя разборка на ножах с «люберецкими» у кафе «Атриум» на Ленинском проспекте.

Максим Лазовский

Максим Лазовский

Из-за дележа объектов на Юго-Западе столицы возник у чеченских авторитетов конфликт и с «солнцевской» ОПГ. С обеих сторон начала литься кровь. Однако в ситуацию не вмешались воры в законе, которые сумели поделить коммерческие объекты между конкурентами. Впрочем, это был единичный случай. Не близкие воры в законе не были авторитетны для «лозанских».  Как-то группа «законников» во главе с Захарием Калашовым (Шакро-молодой) попыталась провести разъяснительную беседу с группой чеченских «авторитетов» во главе с Хозой. Закончилось это тем, что «лозанские» кинулись на воров с ножами.

Слева направо: Балауди Текилов; Ваха Джафаров, начальник штаба отряда С. Радуева; Дауд Коригов, бывший министр МВД Ингушетии; Лечи Альтимиров ( кличка Борода); неизвестный; Арби Бараев

Слева направо: Балауди Текилов; Ваха Джафаров, начальник штаба отряда С. Радуева; Дауд Коригов, бывший министр МВД Ингушетии; Лечи Альтимиров ( кличка Борода); неизвестный; Арби Бараев

За год с небольшим «лозанцы» провели свыше двух десятков масштабных силовых акций против лидеров других группировок Москвы. Они приобрели репутацию людей, с которыми не стоит связываться ни при каких обстоятельствах. К 1990 году все чеченские криминальные авторитеты стали миллионерами.

Березовский под «лозанской» крышей

Эти процессы совпали с ростом национал-сепаратистских настроений в Чечне, которые активно поддерживались и «лозанскими», имевшими огромное влияние в республике. Получение «под себя» независимой страны открывало перед группировкой небывалые перспективы.

Общенациональный конгресс чеченского народа возглавил в конце 1990 года генерал Джохар Дудаев. В Кремле рассчитывали, что советский военный будет лоялен властям, но сильно ошиблись. Окрыленный поддержкой со всех сторон, в том числе, и от «лозанских» с их финансовыми возможностями, Дудаев уже весной 1991 года потребовал роспуска Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР. После августовских событий он захватил власть в республике и провозгласил независимость, означавшую отсоединение Чечни от России. «Лозанцы» восприняли это на ура.

Впрочем, большинство из них к тому времени находились в СИЗО. Еще в 1990 году спецслужбы поняли, что группировка вышла из-под контроля. Против всех ее лидеров была проведена масштабная операция. За вымогательство или хранение наркотиков были арестованы агент Максим Лазовский, Мастафа Шидаев, Балауди Текилов, Николай Сулейманов, Лечи Исламов, Геннадий Лобжанидзе, Руслан Атлангериев, Хож-Ахмед Нухаев.  Последних трех обвинили в вымогательстве денег у некоего Дашянца, директора колбасного цеха. Замоскворецкий суд Москвы приговорил каждого к восьми годам колонии.

Борис Березовский полностью контролировался чеченской мафией

Борис Березовский полностью контролировался чеченской мафией

Однако за проволокой лидеры «лозанских» пробыли недолго. Наиболее интересным способом освободился Хож-Ахмед Нухаев. Отбывать наказание его отправили в Хабаровский край, куда в ноябре 1991 прибыл конвой милиционеров из Грозного. Они представили документы, где значлось, что Нухаева необходимо доставить для проведения следственных действий в Чечню – там на него якобы возбуждено уголовное дело. В Чечне, уже объявившей независимость, Хожу освободили. В 1992 году Верховный суд отменил обвинительный приговор Нухаеву, и он стал одним из ближайших соратников Дудаева.

Постепенно на свободу вышли и другие лидеры «лозанских». Судьбы их складывалась по-разному.

Николай Сулейманов отсидел два года, а освободившись, уехал в Чечню. Там он сошелся с полевым командиром Русланом Лабазановым, которого поддерживали спецслужбы как внутричеченскую оппозицию Дудаеву. Во время боев с дудаевцами Хозу ранили, он попал в плен, но благодаря стараниям Руслана и Хожи был отпущен и вернулся в столицу. В декабре 1995 года его застрелили в Москве. За год до этого киллеры расправились и с Геннадием Лобжанидзе.

За время своей недолгой отсидки Атлангериев и Исламов были «коронованы» и стали ворами в законе. Из колонии они вернулись в Москву, но поддерживали плотные связи с новоиспеченными властями Чечни и своим соратником Нухаевым.

Для «лозанских» 1990-е стали настоящим золотым веком. Они поучаствовали в аферах с авизо. Вырученные средства пустили на то, чтобы взять под свой контроль ряд нефтяных предприятий и часть Новороссийского порта. Активно сотрудничали с бизнесменом Борисом Березовским, который был их партнером еще с конца 1980-х, когда сбывал автомобили через структуры, подконтрольные «лозанским». В результате Руслан и Хожа взяли Березовского под свою крышу и помогли ему решить проблемы с преступными группировками на АвтоВАЗе. Взамен  Березовский не только делился доходами, но и назначил начальником службы безопасности своего «ЛогоВАЗа» одного из «лозаннских» бригадиров» Магомеда Исмаилова. Крупный пакет акций питерского филиала «ЛогоВАЗа» был передан Нухаеву и Атлангериеву.

Когда в 1994 году олигарх создал свой Автомобильный всероссийский альянс, эту структуру «кинули» на миллиард рублей люди лидера «ореховской» группировки Сергея Тимофеева (Сильвестр). Между Березовским и Сильвестром возник конфликт, на олигарха было совершено покушение. Именно благодаря стараниям «лозанских» Тимофеев вернул деньги и урегулировал отношения с Березовским. Нухаев также активно развивал нефтяной бизнес. Для продажи топлива была создана компания «Ланако», которую возглавил агент ФСБ Максим Лазовский.

Как воры в законе стали бригадными генералами  

Перед началом первой чеченской войны в конце 1994 года все авторитеты «лозанской» группировки поддерживали тесные отношения и с лидерами Чеченской республики, и со спецслужбами. При этом Лечи Исламов, Балауди Текилов, Хож-Ахмед Нухаев больше тяготели к сепаратистам, а Руслан Атлангериев и Мустафа Шидаев – к Федеральной службе контрразведки (ФСК – тогдашнее название ФСБ). Сами спецслужбы, находившиеся тогда в разобранном состоянии, не имели какой-либо четкой схемы работы с чеченскими криминальными лидерами. Чаще такое общение сводилось к решению общих коммерческих вопросов. Но иногда отдельные чекисты вместе с чеченскими мафиози проводили совместные мероприятия, носившие крайне сомнительный характер.

Так, 18 ноября 1994 года при попытке установить бомбу на железнодорожном мосту через Яузу погиб сотрудник «Ланако» Андрей Щеленков. 17 декабря 1994 года в Москве был взорван троллейбус (серьезных ранений никто не получил). Спустя два года по обвинению в этих преступлениях были задержаны Максим Лазовский и сотрудник УФСК  по Москве и Московской области Алексей Юмашкин. Под подозрением находились еще шесть контрразведчиков.

В ФСК утверждали, что Лазовский совершил теракты по указанию Дудаева, полученное через Нухаева, а Юмашкин был внедрен в банду Лазовского как секретный агент. В свою очередь, по версии Александра Литвиненко, взрывы организовали сами контрразведчики, чтобы развязать себе руки для развязывания войны в Чечне. Так или иначе, суд полностью оправдал Юмашкина и Лазовского по этим обвинениям.

После того, как ситуация в Чечне обострилась до предела, спецслужбы попытались опять отыграться на «лозанских». Руслана Атлангериева задержали за незаконное хранение наркотиков, а Лечи Исламова за вымогательство денег у бизнесмена из Афганистана. Однако вскоре оба снова оказались на свободе. Борода сразу уехал в Чечню, его объявили в федеральный розыск.

Когда началась первая чеченская война, в активно участвовали на стороне сепаратистов Лечи Исламов (ставший  замкомандира Юго-Западного направления вооруженных сил Чеченской Республики Ичкерия), Хож-Ахмед Нухаев (в 1995 году глава Службы внешней разведки ЧРИ), Балауди Текилов (в 1995 году один из командиров у Салмана Радуева). После уничтожения в 1996 году Джохара Дудаева, Хож-Ахмед Нухаев был назначен первым вице-премьером в правительстве Зелимхана Яндарбиева. А когда к власти в Чечне пришел Аслан Масхадов, Хожа перебрался жить в Азербайджан.

Вырученные от автомобильного и нефтяного бизнеса деньги, он вкладывал в различные проекты в Азербайджане и Турции. В результате Нухаеву сейчас принадлежит чуть ли не половина Баку и множество турецких объектов. Хотя на Западе Хожа позиционировался как верный соратник Масхадова, он его явно недолюбливал. Не лучшим образом складывались отношения с Масхадовым и у других «лозанских».

Лидер чеченских киллеров Лом-Али Гайтукаев

Лидер чеченских киллеров Лом-Али Гайтукаев

В 1996—1997 годах ФСБ РФ наконец начала вырабатывать четкую систему взаимоотношений с «лозанскими». В соответствии с ней чекисты не замечают криминальную деятельность группировки, в том числе бригаду киллеров, под руководством Лом-Али Гайтукаева. «Лозанские» в свою очередь должны оказывать максимальную помощь в проведении различных спецопераций и в закулисных играх с лидерами Чечни.

Покушение на президента

О первых опытах «обновленного» сотрудничества «лозанских» и ФСБ случайно узнали сотрудники прокуратуры Владимирской области, расследовавшие дело об убийстве гендиректора футбольного клуба «Спартак» Ларисы Нечаевой.

По данным следствия, 14 июня 1997 года, по окончании очередного матча, Лариса Нечаева, ее брат Георгий Сорокин, ближайшая подруга Зоя Рудзате и хороший знакомый, генерал ГТК поехали отдыхать в деревню Таратино Владимирской области. Неожиданно в дом ворвались двое неизвестных. Рудзате была убита выстрелом в голову, Нечаевой вначале выстрелили живот, а потом добили в затылок, Сорокину прострелили горло. Несмотря на это, мужчина смог доползти 40 метров до бани и разбудить таможенного генерала. Тот бросился на соседнюю дачу, где жил администратор «Спартака» Александр Хаджи. Он и вызвал «скорую» и милицию.

Вскоре руководство МВД и прокуратуры объявило, что преступление совершили целью грабежа наркоманы из Подмосковья Алексей Здор и Владимир Тенашвили. Они скрылись и были объявлены в розыск. Однако дотошные владимирские следователи усомнились в этой версии. И выяснили, что «обычные наркоманы» на самом деле входили в одну из подмосковных ОПГ, имевшую связи в правоохранительных органах.

Более того, Здор и Тенашвили поддерживали отношения с «лозанскими». После убийства они транзитом через Краснодарский край уехали в Чечню. Дальнейшее расследование показало, что «лозанские» в то время имели самое непосредственное отношение к «Спартаку».

Руководители футбольного клуба Юрий Заварзин и Григорий Есауленко также владели одним из первых частых столичных ресторанов «Разгуляй». С конца 1980-х «Разгуляй» был излюбленным местом сбора криминальных авторитетов. Частым его гостем являлся и Атлангериев. Он познакомился с Заварзиным и Есауленко и решил использовать «Спартак» для своего бизнеса. Все финансовые дела Руслан возложил на своего брата Турпал-Али Атлангериева.

В результате «лозанские» начали выпускать напиток «Спартак-кола», создали агентство недвижимости под эгидой футбольного клуба, собирались организовать сеть АЗС с названием «Спартак». Совладелец «Спартака» и по совместительству главный тренер команды Олег Романцев полностью доверял Есауленко и Заварзину, но периодически у него обострялись приступы подозрительности: мол, окружение меня обманывает. Во время одного из таких приступов Романцев пригласил на должность гендиректора «Спартака» Ларису Нечаеву. Бизнесвумен не понравились все проекты с «лозанскими». Она стала убеждать Романцева немедленно их свернуть. Одного из представителей Атлангериевых она уволила с административной должности в клубе. В результате Нечаеву убили.

Как только представилась возможность — в 2001 году — владимирские следователи, несмотря на протесты представителей ФСБ, отправились по следам Здора и Тенашвили в Чечню. Там они опросили массу свидетелей, подняли архивы ичкерийского Министерства шариатской безопасности (МШБ) и установили, что подмосковные киллеры после убийства Нечаевой обосновались в Гудермесе, негласной вотчине Атлангериева.

Летом 1998 года ФСБ предложило Руслану посодействовать в устранении Аслана Масхадова. Поскольку гибель третьего президента Чечни была выгодна и «лозанским», они согласились, но по непонятным причинам поручили осуществление операции все тем же Здору и Тенашвили. 23 июля 1998 года, когда президентский кортеж проезжал по центру Грозного, рядом взорвалась припаркованная у дороги машина. Несмотря на то, что «Шевроле» Масхадова был бронирован, его сильно покорежило и он загорелся. Сам президент Ичкерии спасся чудом — он отделался порезами, но за счет того, что основной удар принял на себя сидевший рядом телохранитель.

Тенашвили по горячим следам задержали и расстреляли сотрудники МШБ. Здор успел спрятаться у своих покровителей в Гудермесе. Но вскоре им поступил приказ убрать ненужного свидетеля.

Мафия на защите госбезопасности России

Вплоть до 1999 года «лозанские» продолжали строить свои взаимоотношения с ФСБ по принципу «если нам это тоже выгодно — поможем, если нет — идите к черту». Особенно забавные истории произошли с Балауди Текиловым и Лечей Исламовым. К 1997 году первый был одним из командиров радуевской «Армии генерала Дудаева», второй — бригадным генералом, командиром спецподразделения имени шейха Мансура.

В 1997 году отряд Бороды захватил двух сотрудников Северо-Кавказского РУОП Анатолия Шапкина и Асланбека Шортанова. Представители ФСБ попросили Исламова отпустить заложников. Однако это не приносило ему никаких дивидендов, поэтому вор в законе чекистов послал. Тогда они обратились за помощью к Балауди Текилову. Но и Малыш тоже за просто так ничего делать не захотел. Только получив крупную сумму, он подпоил охрану и вывел руоповцев из заточения.

В конце 1997 года с тем же Текиловым произошла новая курьезная история. «В декабре 1997 года нам объявили, что из Чечни, с которой тогда заигрывал Кремль, приедут члены комиссии по обмену пленными, — рассказал корреспонденту сайта «Русская мафия» (russian mafia — rumafia.com) бывший сотрудник ГУБОП МВД РФ. — Сижу я в кабинете на Садово-Спасской слышу, как по коридору идет делегация. Открывается дверь и на пороге появляется руководитель этой комиссии: в форме с нашивками, с пистолетом и т.д. Нагло спрашивает, долго ли им еще ждать, скоро ли примут. Слышу, голос знакомый. Присмотрелся, а это Балауди Текилов, за которым я долгое время гонялся, и который находился в розыске за вымогательство. Говорю для проверки: «Привет, Малыш». Тот аж в лице изменился. Я его быстро уложил на пол, отобрал пистолет и надел наручники. Тут же поднялся большой шум».

Год спустя президент Борис Ельцин подписал указ о помиловании Малыша. В обмен на это чеченские боевики согласились отпустить представителя управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев на Северном Кавказе Винсента Коштеля.

Текилов и Исламов были главными  посредниками между спецслужбами и боевиками при освобождении высокопоставленных заложников. Этот процесс сопровождался гигантскими выкупами, от которых свою долю имели и «лозанские», и отдельные сотрудники спецслужб. Активное участие в этом бизнесе принимал и Борис Березовский. Олигарх через «лозанских» снабжал боевиков деньгами, помогал в проведении международных мероприятий. Взамен они ему устраивали различные PR-акции, благодаря которым Березовский имел в мире репутацию серьезного политика и даже миротворца. Именно благодаря стараниям друзей олигарха из «лозанской» ОПГ в 1998 году Березовский «освободил» из чеченского плена английских граждан Камиллу Карр и Джо Джеймс. Без этой акции бизнесмен сейчас вряд ли чувствовал бы себя так уверенно в Лондоне.

Взять «лозанских» в ежовые рукавицы ФСБ удалось только в 1999 году, когда первым заместителем начальника 2-го Департамента ФСБ (защита конституционного строя и борьба с терроризмом) был назначен вице-адмирал Герман Угрюмов, возглавивший впоследствии и Региональный оперативный штаб на Северном Кавказе. Все коллеги назвают Угрюмова контрразведчиком от Бога. Игра в «поможем, если захотим» была для него неприемлема. Фактически он поставил чеченским авторитетам ультиматум: либо вы с нами, либо против нас.

Быть полностью лояльными ФСБ РФ согласились Руслан Атлангериев и Мустафа Шидаев. Остальных ждала незавидная судьба. Хож-Ахмеда Нухаева объявили в розыск за участие в бандформированиях. В Москве ему позволяли появляться только когда властям требовалось его участие в каких-нибудь мероприятиях (обычно для «пускания пыли в глаза» западным представителям). В апреле 2000 года Маским Лазовский был расстрелян неизвестными в Одинцовском районе Подмосковья.  В том же 2000 году сотрудники ФСБ пригласили Лечи Исламова на встречу в Чечне. Там он был арестован и отправлен в СИЗО. Бороде предъявили обвинение в вымогательстве денег у афганского бизнесмена в начале19 90-х годов и похищении сотрудников северокавказского РУОП. Он получил девять лет.

В камере Исламов оказался более сговорчивым. Когда в Чечне похищали какого-либо значимого человека, Борода из неволи писал письмо своим бывшим соратникам с требованием освободить пленника. Иногда это помогало. Так,  боевики захватили главу самарского отделения организации «Конгресс советских женщин» Светлану Кузнецову. Вор в законе написал записку: «Отпустите женщину, подонки». Вскоре Кузнецову действительно выпустили.

Но постепенно ресурс Бороды исчерпался. В апреле 2004 года он умер в тюрьме от отравления неизвестным препаратом. Смерть наступила почти сразу после того, как Исламов выпил чаю с приезжавшими к нему сотрудниками ФСБ.

А Балауди Текилов в 2001 году был обнаружен с перерезанным горлом на окраине Грозного.

Таким образом, все «неудобные» агенты ФСБ оказались мертвы. Зато «удобный» Атлангериев сыграл огромную роль в установлении подконтрольной Кремлю власти в Чечне. Когда в 1999 году стало очевидно, что новой войны не избежать, спецслужбы стали подыскивать кандидатуру на пост возможного руководителя республики. И такую кандидатуру предложил именно Руслан – своего друга детства Ахмад-Хаджи Кадырова. В то время тот был муфтием Чечни и находился в оппозиции Аслану Масхадову.

Как рассказывал корреспондентам сайта «Русская мафия» человек из окружения Атлангериева, первые встречи Германа Угрюмова, представителей Кремля и Кадырова проходили в столичной квартире Руслана. Кандидатура была одобрена. Потом появился повод начать военную операцию в Чечне: боевики вторглись в соседний Дагестан. Кадыров и Атлангериев активно участвовали в боевых действиях на стороне федеральных сил. Так, когда российские войска оцепили Гудермес с засевшими там боевиками, вор в законе и муфтий провели недолгую беседу со бывшими соратниками-бандитами. Те оставили город без единого выстрела.

В марте 2000 года Руслан Атлангериев предложил командиру боевиков Салману Радуеву, еще сохранявшему на тот момент определенное влияние, отправиться в Саудовскую Аравию, встретиться там с Хож-Ахмед Нухаевым, урегулировать возникший между ними конфликт и обсудить вопросы дальнейшего финансирования. По условленному плану Радуев приехал в одно из сел, отпустил охрану, сбрил бороду и стал ждать приезда «лозанских». Вместо них в дом ворвались сотрудники ФСБ РФ… В 2002 году Радуев умер от некой загадочной болезни в колонии, где отбывал пожизненный срок.

В октябре 2000 года Руслан Атлангериев предложил правой руке Масхадова — министру госбезопасности Чечни Турпал-Али Атгериеву — съездить в Дагестан для переговоров с Германом Угрюмовым. Приехавший в Махачкалу Атгериев был сразу схвачен сотрудниками ФСБ. В августе 2002 года он тоже умер в колонии от непонятного недуга.

За эти успешные операции Атлангериев был награжден несколькими орденами, именным оружием и, по некоторым данным, даже получил звание полковника. Ставший главой Чечни Ахмад-Хаджи Кадыров считал себя должником Руслана. Вор в законе пользовался огромным влиянием в республике. В Москве у него тоже все складывалось хорошо. Руслана поддерживала ФСБ, в криминальном мире он выступал в качестве третейского судьи. Впрочем, продолжалось все это недолго.

30 мая 2001 года Герману Угрюмову было присвоено звание адмирала. Это событие бурно отмечалось на территории российского военного штаба в Ханкале. А на следующее утро Угрюмов умер в своем рабочем кабинете от сердечного приступа. Спустя три года, 9 мая 2004-го, Ахмад-Хаджи Кадыров был взорван на стадионе в Грозном.

После этого позиции Атлангериева и в Москве, и в Чечне резко ослабли. ФСБ все реже требовались его услуги. Последней совместной операцией «лозанских» и спецслужб стало уничтожение самого одиозного лидера чеченских сепаратистов Шамиля Басаева. Чеченские авторитеты, в частности Лом-Али Гайтукаев, предложили ему купить партию оружия. Поскольку это была уже не первая подобная сделка, никаких подозрений у Басаева не возникло. В грузовик с автоматами и гранатометами спецслужбы заложили несколько мощных бомб. Когда в июле 2006 года Басаев стал осматривать купленный товар (он всегда делал это лично), прогремел мощный взрыв.

Кадыров отправил агента ФСБ «пасти овец»    

К этому времени властная элита в Чечне уже полностью поменялась. Формально президентом был Алу Алханов, однако с ним в республике мало кто считался — все знали, что на смену Кремль готовит Рамзана Кадырова, сына Ахмад-Хаджи. Но Руслан Атлангериев, пользовавшийся в республике большим влиянием, не считал Рамзана ровней себе, общаясь как с младшим партнером.

Вор в законе постоянно указывал Кадырову-младшему, что надо делать. Все попытки Рамзана получить долю от чеченских группировок и бизнесменов, действующих в Москве и Санкт-Петербурге, Атлангериевым пресекались. Руслан не раз давал понять Кадырову-младшему, что Кадыров-старший был его должником, а сын должника должен слушаться вора в законе. Рамзану подобные вещи были неприятны, особенно упоминания про задолженность отца. Какое-то время он терпел это, но не собирался прощать.

Еще в мае 2006 года в Москве был застрелен Мустафа Шидаев, вставший на защиту бизнесмена, с которого хотели получать дань люди Кадырова. Тогда же в столице устранили оппонента Кадырова — командира спецотряда «Горец» Мовлади Байсарова.

В 2007 году Рамзан стал, наконец, президентом Чечни. И уже через год окончательно «вернул все долги».

В феврале 2008 года Атлангериеву позвонил и предложил встретиться Сулейман Геремеев (ныне член Совета Федерации, а тогда просто двоюродный брат ближайшего сподвижника Кадырова Адама Делимханова). Ничего не подозревавший Руслан вместе с водителем приехал к ресторану «Каретный двор» в Москве. Там Геремеев и еще несколько человек избили Атлангериева, затолкали в машину со спецпропусками и увезли в Чечню.

В республике Рамзан лично попытался объяснить вору в законе, кто теперь главный в Чечне. От Руслана требовалось объявить сподвижникам, что он признает в Кадырове беспрекословного лидера, и в их связке вор в законе теперь младший партнер. Несколько раз Атлангериева вывозили к другим авторитетным людям, которые были сломлены Рамзаном. Те пытались убедить Руслана признать лидерство Кадырова. При этом в окружении президента Чечни были уверены, что рано или поздно «лозанский» сдастся. Его родственникам насмешливо говорили: «Он у нас немного попасет овец, а потом вернется к вам». Но все оказалось бесполезно.

Криминальный волк не сдался. Потом, по одним данным, разозленные кадыровцы застрелили неуступчивого мафиози. По другим, он умер сам, не выдержав издевательств.

Хож-Ахмед Нухаев, в отличие от большинства «лозанских» лидеров, до сих пор жив. Начиная с 1996 года, он пытался строить политическую карьеру на Западе, выдавая себя за ярого борца с режимами СССР и РФ. Иностранцам Хожа заявлял, что первую судимость он получил вовсе не за нападения на студентов, а за подпольную борьбу против советской власти. Потом он помогал бизнесменам, в том числе Березовскому — иногда приходилось действовать жестко, но только в порядке политической борьбы с режимом. Вырученные же деньги Хожа пускал исключительно на отстаивание независимости Чечни.

На Западе охотно верили в эти байки, воспринимали Нухаева как диссидента. В этом качестве он встречался с зарубежными политиками, давал интервью журналистам. Среди интервьюеров оказался и американский журналист Пол Хлебников, собиравший информацию о Борисе Березовском. Состоялось несколько встреч в Баку. В 2000 году Хлебников опубликовал книгу об олигархе «Крестный отец Кремля Березовский, или История разграбления России». Однако почти ничего из предоставленной Нухаевым информации Хлебников использовать не стал.

Вскоре Нухаев стал называть себя «представителем законной чеченской власти». В этом статусе он даже встречался с Маргарет Тэтчер и Збигневом Бжезинским.

Лом-Али Гайтукаев — отбывает длительный срок за покушение на украинского журналиста

Лом-Али Гайтукаев — отбывает длительный срок за покушение на украинского журналиста

А в 2003 году бывший сотрудник Службы безопасности президента РФ Валерий Стрелецкий, владеющий издательством «Детектив-пресс», дал задание Хлебникову подготовить книгу о Нухаеве. В книгу «Разговор с варваром» вошли все высказывания Нухаева, где он представлял себя чуть ли не главным авторитетом Москвы. Отразились там и подробные рассказы о том, в каких случаях можно и нужно убить человека, и изложение радикальных исламистских взглядов. Все это сопровождалось комментариями сотрудников РУБОП, разрабатывавших «лозанских», в том духе, что Хожа — обычный бандит-отморозок.

Нухаеву не понравилось такое вольное обращение с его монологом. Еще больше его взбесило, что  интервью не было согласовано и о выходе книги его не предупреждали. 9 июля 2004 года при выходе из офиса московской редакции Forbes на улице Докукина Пол Хлебников был расстрелян. Нухаев объявлен в международный розыск за это преступление.

Другой «лозанский» — Лом-Али Гайтукаев — отбывает длительный срок за покушение на украинского журналиста.

Таким образом, некогда могущественная «лозанская» группировка сейчас полностью разгромлена. Те ее лидеры, что не желали признать над собой полный контроль ФСБ, погибли сопротивляясь. Остальные по большей части тоже — когда перестали быть нужны спецслужбам.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru