КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Работу полиции Северного Кавказа раскритиковала генпрокуратура СКФО


Работу полиции Северного Кавказа раскритиковала генпрокуратура СКФО

менты

Основные нарекания к силовикам: волокита, отписки, непрофессионализм и укрывательство преступлений.

Основные нарекания к силовикам: волокита, отписки, непрофессионализм и укрывательство преступлений. Кто подыгрывает терроризму?

В прокуратуре СКФО проанализировали работу полиции за 2 полугодие 2011 и первое полугодие 2012 года, и пришли к неутешительным выводам.

Криминогенная обстановка на территории Северо-Кавказского федерального округа в части борьбы с организованной преступностью длительное время остается сложной и напряженной, — отметил замначальника управления Генеральной прокуратуры РФ в СОКФ Алексей Васильков, — в 2011 году было выявлено 832 преступлений, совершенных членами организованных преступных группировок (далее — ОПГ), тогда как за аналогичный период прошлого года — 1316 (налицо снижение — 36,8%). В 2012 году статистика немного поднялась — до 705. Наибольший удельный вес от общего количества зарегистрированных преступлений в последние годы — в Дагестане, Ингушетии и Чечне. Наряду с этим на Ставрополье и Северной Осетии в структуре организованной преступности преобладают преступления общеуголовной и экономической направленности (разбоев, грабежей, похищений людей, «заказных» убийств), в остальных республиках – в основном экстремистского и террористического характера.

Прокурор прямо указал на недостатки и недоработки сотрудников полициии силовых структур. Там, где ведется материальная подпитка и пособничество бандподполью, недостаточна оперативно-розыскная работа, а кое-где налицо прямая халатность, например, недавно прокуратура отменила решение сотрудника полиции Введенского района об отказе в возбуждении уголовного дела за пособничество бандподполью. И при этом сотрудники полиции «грешат» тем, что квалифицируют как финансирование терроризма передачу незначительных (до нескольких тысяч рублей) сумм.

В 2011 году было выявлено лишь 11 фактов, а в первом полугодиии 2012 года — лишь 6 — прокомментировал Васильков, — Это явно не отражает реальной картины происходящего.

Только после вмешательства управления прокуратуры СКФО было возбуждено уголовное дело по ст.163 УК РФ в отношении членов банды «Магас», вымогавших у предпринимателя Бариева 2 млн. рублей на нужды «маджахедов» и дважды обстрелявших его домовладение, тогда как первоначально данные факты органами внутренних дел Ингушетии были квалифицированы как хулиганство.

Факты есть — уголовных дел нет

Несмотря на значительную вооруженность членов ОПГиПС, в прошедшем году и первой половине 2012-го правоохранительными органами округа не пресекалась деятельность преступных структур, непосредственно создавших и поддерживающих каналы поставки оружия и боеприпасов. Вопиющий пример этому — более 10 лет следственными органами не давалась оценка факту хищения свыше 50 единиц огнестрельного оружия, совершенного в ходе нападения бандитов на Пермский ОМОН 29 марта 2000 года в Введенском районе Чечни.

Спектр проявления преступных групп в сфере экономики достаточно многогранен: от разбойных нападений и организации подпольных производств алкогольной продукции до реализации крупномасштабных мошеннических схем хищения бюджетных денежных средств.

Именно в области экономики отмечается наибольшее сращивание коррумпированных чиновников и правоохранительных структур с организованной преступностью, — рассказал Васильков. — Но в 2011 году выявлены лишь единичные факты преступлений коррупционной направленности, совершенных в составе орггрупп, а в 2012 г. они не выявлялись вовсе. Это можно констатировать как отсутствие результатов оперативной работы по выявлению объектов экономики, наиболее подверженных влиянию и даже подконтрольных ОПГ.

Несмотря на дотационность республик округа и значительное их финансирование за счет средств федерального бюджета, преступления в этой сфере правоохранительными органами преступления не выявлялись. Кроме того, невзирая на высокую коррумпированность сферы жилищно-коммунального хозяйства и ТЭК, полицескими также не зарегистрировано ни одного преступления.

— Правоохранительные органы, как правило, ограничиваются документированием незаконной деятельности конкретных лиц, и обычно ими оказываются рядовые исполнители, — резюмировал Васильков.

Также вне поля зрения оперативных подразделений остаются факты незаконного захвата земель. Не обеспечивается взаимодействие правоохранительных органов округа с Росфинмониторингом и подразделениями налоговых служб России. Об этом также говорит то, что в округе не зафиксировано ни одного факта легализации денег, приобретенных ОПГиПС преступным путем. Наряду с этим не выявляются преступления по пресечению так называемых фирм-«однодневок».

Несмотря на реалии, организованных преступных сообществ за последние 12 месяцев у нас выявлено всего 30 (в 2011 г. — 14, в 2012 г. — 16).

Укрывательство в системе МВД

Повсеместно нерешенными остаются проблемы в сфере приема, учета, регистрации и рассмотрения сообщений о преступлениях, совершенных в составе ОПГиПС, — отметил запрокурора СКФО Алексей Васильев, — В ходе осуществления надзора прокурорами выявляются совершаемые представителями оргпреступности преступления, ранее известные, но по разным причинам не зарегистрированные.

При этом полицейские, чтобы укрыть преступление от учета, выносят незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Все из-за того, что оперативникам просто не хочется заниматься разработкой и выявлением сложных преступных комбинаций, характерных для организованной преступности.

В 2011 г. по инициативе прокуроров дополнительно на учет постановлено 30 преступлений (28 — в Республике Дагестан, 2 — в Чеченской Республике), в 1 полугодии 2012 г. — 9 (все — в Республике Дагестан).

— Так, в Республике Ингушетия вне поля зрения правоохранительных органов осталась целая схема хищения бюджетных средств, предназначенных для выплат единовременных пособий по рождению детей. Уголовное дело было возбуждено лишь по 1 эпизоду, а по остальным шести вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Вопрос об отмене незаконных решений инициирован только после вмешательства управления Генеральной прокуратуры РФ в СКФО, — рассказал Васильков.

В 2011 году прокурорами отменено 53 постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, в первом полугодии 2012 г. — 26 (все — в Чечне).

Значительная часть уголовных дел расследуется с нарушением установленных уголовно-процессуальным законодательством сроков, в ряде случаев — годами. Как правило, из-за неразумного планирования расследования, а также волокиты с назначением судебных экспертиз, поверхностными допросами участников уголовного судопроизводства, ненадлежащим взаимодействием следователей с оперативными подразделениями.

По уголовным делам экономической направленности не устанавливаются преступные связи членов ОПГ, своевременно не принимаются меры к наложению ареста на имущество, добытое преступным путем.

Некачественное расследование дел указанной категории в числе прочих причин обусловлено недостаточным профессиональным уровнем следственных работников, — констатировал Васильков. — Например, следственной частью ГУ МВД РФ по СКФО целый ряд экономических преступлений, совершенных в составе организованных преступных групп, в том числе не представляющих особой сложности в доказывании, расследуется длительное время и безрезультатно. Возбуждаемые следователями ходатайства о продлении сроков следствия и стражи являются шаблонными и пишутся фактически «под копирку».

В частности, уже свыше 18 месяцев длится следствие по уголовному делу о хищениях организованной группой денежных средств в размере более 800 млн. руб. путем незаконного получения и обналичивания жилищных сертификатов, выданных жителям одной из республик округа.

Такое же положение и в ГСУ СК РФ по СКФО, где по ряду уголовных дел общеуголовного и террористического характера своевременные меры по привлечению виновных лиц к уголовной ответственности также не принимаются. Примером является уголовное дело по факту убийства министра внутренних дел по Республике Дагестан Магомедтагирова. А ведь с момента возбуждения уголовного дела прошло уже более 3 лет.

Аналогичная ситуация складывается и в территориальных следственных органах. Так, в Ставропольском крае до настоящего времени, несмотря на истечение 2 лет с момента изобличения руководителей и членов преступного сообщества, занимавшихся торговлей людьми и организацией занятия проституцией, уголовное дело в отношении них в суд не направлено.

«Вторая жизнь» одних и тех же расследований

Зачастую только вмешательство прокуратуры дает ход уголовным делам, которые по разным причинам заминались на стадии следствия. Так, за период с 2011 — 1 полугодие 2012 года, прокуратура «вдохнула» жизнь в 63 угасших было уголовных дела в отношении ОПГ, при этом констатируя, что на местах массово и многократно принимаются незаконные решения о приостановлении предварительного следствия и прекращении уголовных дел. В 2011 г. следственными органами округа приостановлено производство расследования по 113 уголовным делам о преступлениях, совершенных ОПГ, из которых прокурорами признано незаконными и отменено 73, то есть 64,6%. В 1 полугодии 2012 г. вынесено 77 постановлений о приостановлении предварительного следствия, из которых прокурорами отменено 50, то есть 64,9%. Подавляющее число решений о приостановлении расследования принимается в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых.

Похожим образом выглядит ситуация и с отменой постановлений о прекращении уголовных дел (уголовного преследования). В 2011 г. прокурорами отменено 30 таких решений из 75 (или 40%), а в 1 полугодии 2012 г. — 6 из 33 (или 18,2%). Наибольшее количество фактов прекращения производства по делам связано со смертью подозреваемых (обвиняемых).

Основными причинами отмены процессуальных решений является неполнота проведенного следствия, а также невыполнение ранее направленных с целью устранения нарушений закона требований прокуроров.

Негативным примером в данном случае может служить неоднократная отмена ввиду неустранения выявленных в ходе предыдущих проверок нарушений сначала постановления о прекращении уголовного дела, а затем решений о приостановлении следствия по уголовному делу, возбужденному по факту совершения нападения на Парламент Чеченской Республики, находящемуся в производстве ГСУ СК РФ по СКФО.

Так, сложилась негативная практика, когда незаконные процессуальные решения следственных органов, в особенности СУ СК РФ по Чеченской Республике, отменяются спустя 1-3 месяца после их принятия.

В целом, недоработки оперативно-следственных подразделений влияют в конечном итоге на решения судов, когда за недоказанностью вины преступник оказывается на свободе.За совершение преступлений в составе ОПГиПС к реальному лишению свободы осуждено лишь около 70% лиц.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru