КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Вор в законе Монгол | Банда Монгола


Вор в законе Монгол

Вор в законе Монгол (Геннадий Карьков)

Вор в законе Монгол (Геннадий Карьков)

Геннадий Карьков родился в Столице в 1930 году. В истоке 1960-х годов он был приговорён к 3 годам потери свободы из-за совершении кражи. Срок он отбывал в колонии общего режима в городке Боровск. Опосля отбытия срока, в 1969 году, приехал в Столицу. Проработав некое время в межколхозной строительной организации, Карьков принял решение заняться криминальным промыслом. Карькова как законопреступника выделяла диковинная догадливость, находчивость, независимость, дерзкость в собственных суждениях и действиях. Всё совершать он любил лично.

Воровская бригада Монгола

В истоке 1970-х годов Карьков, получивший из-за собственной азиатской наружности в криминальной среде прозвание «Монгол», подобрал порядком 30 человек в банду, которую возглавил сам. Сообразно неким данным, в  банду вступало в единой сложности 50-60 человек. Основными лицами в банде стали Вячеслав Иваньков по прозвищу «Япончик» (1 из версий выхода в свет клички Иванькова — этак окрестил его конкретно Карьков), а еще уголовник по кличке «Битумщик» и психически нездоровой наркоман Палач (конкретно он потом пытал жертв банды).

Начиная с 1971 года, банда начала исполнять разбойные нападения на жилплощади высокопоставленных лиц. Потерпевшие часто даже не обращались в органы внутренних дел, так как там их могли спросить о происхождении украденных вещей. В числе потерпевших банды — фарцовщики, цеховики, коллекционеры, труженики торговли и сферы сервиса.

Банда Монгола различалась крайней безжалостностью — отказывавшихся выдавать средства и ценности увозили в лес, в каком месте пытали. Пытки были самыми различными, при этом применялись как физические, так и психические. Потерпевших вешали на деревьях, а как скоро они начинали задыхаться, грубо отрезали верёвку. Неких клали в гроб, и пилили ножовками. Как правило, опосля схожих промоакций ломались все.

Банда одной из первых в СССР стала заниматься вымогательством у подпольных миллиардеров, то есть тем, что потом назовут «рэкетом». Это было прямым нарушением воровского закона, то есть, главного закона криминального мира СССР.

Скоро Монгол и еще 31 человек из его банды были задержаны. Следствию удалось обосновать только 2 момента правонарушений. Суд приговорил Геннадия Карькова к 14 годам потери свободы в колонии строгого режима. На воровском «сходняке» Монгола призвали к ответу за нарушение воровского закона. Но практически никаких репрессивных мер в отношении него не последовало — так как вся вина Карькова состояла только в том, что он был первым, кто стал заниматься этим видом криминального промысла. Чрез некоторое количество лет Монгол стал вором в законе, а в середине 1970-х годов на всесоюзной воровской «сходке» в Кисловодске воры в законе приняли заключение о том, что нужно хватать деньги с цеховиков и фарцовщиков. Этак зародилась новенькая криминальная формация — основной капитал стал срастаться с криминалом.

Последние годы жизни Монгола

Опосля отсидки Монгол держался в тени, звучно о себе никак не заявлял. Уже в постперестроечное время подобрал команду из крутых спортсменов — бойцов, боксеров, штангистов. С их поддержкою старенькый вор в законе просто добывал средства к существованию — обложил данью кооператоров, автосервис, лоточников и собственников личных торговых центров в районе Тушина. На рестораны и наркотики Монголу хватало с лихвой до самой его кончины летом 1994 года.

В мир иной, в отличие от основной массы собственных братьев-мафиози, Монгол отошел в 64 года бесшумно и без посторонней поддержки. Однако спокойной и благостной его кончину никак не назовешь. Патриарх отечественного рэкета на излете жизни тяжко недомогал — отразились годы, проведенные в тюрьмах, изоляторах и лагерях. Крайние дни Корьков провел в отдельной элитной палате перед надзором профессионалов Столичного онкологического центра на Каширском шоссе, куда он попал вскоре после смерти отлично ему знакомого Отари Квантришвили.

Похороны Монгола проходили скромно, в отсутствии обыденного в таких вариантах скопления «аристократии» криминального мира, братвы и никак не наименьшего количества органов внутренних дел и переодетых в штатское оперативников. В конце жизни вор в законе несколько растерял собственный авторитет. Сообразно неким данным в период очередной отсидки Монгол проштрафился — слишком углубленно запустил руку в воровской общак и на следующий сходке был со стыдом развенчан. Так что сопровождать в крайний путь «прошляка», так на блатном жаргоне именуют разжалованного вора в законе, появились только наиболее близкие и некоторое количество особенно сентиментальных криминальных авторитетов.


1 коммент. Добавьте свой ↓

  1. Андрей #
    1

    Есть информация о месте его захоронения, пишите на почту:
    samsonich86@mail.ru



Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru