КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Татарстан Воровской


Татарстан Воровской

вор в законе Фарид Резаный

вор в законе Фарид Резаный

Ты жизнь искал в могильной мгле, //Свободу ты искал в тюрьме. //Здоровье ты искал в недуге //И верность — в вероломном друге. Это эпитафия с могильного камня известного на всю Россию казанского «вора в законе» Хабибуллина по кличке Фарит Резаный. Могила уголовного авторитета на Беляевском кладбище Казани по роскоши уступает разве что скульптуре похороненного неподалеку члена преступного сообщества «Грязь» Эдуарда Гарипова, которую в народе именуют не иначе, как «Лев Толстой». Могила Резаного всегда чисто прибрана, и, хотя кладбище занесено снегом, дорожка к ней заметно утоптана.

Впрочем, время берет свое, и многие «воры в законе» позабыты. Мало кто помнит, например, криминальных авторитетов середины 80-х, державших под контролем едва ли не все преступное сообщество республики. Леня Француз, Ларик, Рашпиль… Эти имена ничего не говорят даже молодым милиционерам.

Между тем именно в Казани в 1955 году прошла всесоюзная сходка воров в законе. А в музее управления исполнения наказаний по РТ и по сей день хранится «корона», которую неведомыми путями доставили в чистопольскую тюрьму для проведения ритуала «посвящения».

В те годы получить высокое звание «вора» было очень и очень сложно. Нужно было «правильно» отсидеть не один срок, заработать на зоне авторитет и постоянно поддерживать свое звание, следуя крайне жестким нормам поведения. Настоящий «вор в законе» не должен был работать, иметь семью и имущество, служить в армии. Самозванцу, попытавшемуся объявить себя «вором в законе», грозила смерть.

Сейчас этим требованиям отвечают единицы. Как ни парадоксально, воровской мир тоже оказался подвержен коррупции, и сегодня «вором в законе» можно стать, даже не побывав на зоне, — были бы деньги. Неудивительно, что количество «воров» в последние годы увеличилось в несколько раз, а авторитет их катастрофически упал.

Именно по этой причине воровской мир разделился на два лагеря: «славянских», так называемых «чистых воров», тяготеющих к старым традициям, и «лаврушников», то есть коронованных ворами кавказцев, среди которых, по мнению «славян», много «коррупционеров». Впрочем, российские тюрьмы и колонии до сих пор находятся под неформальной властью и тех, и других.

Любопытно, что в Татарстане в последние годы именно «правильные» «воры в законе» как раз и не котировались. В отличие от других регионов, они пользовались авторитетом лишь как участники местных организованных преступных сообществ, нежели из-за своего криминального статуса.

Авторитет одиночек был сильно подорван повальным алкоголизмом и наркоманией. Вдобавок лидеры татарстанских группировок их попросту не признавали. Куда проще было объявить «вора в законе» алкашом, поставить под сомнение «законность» его коронации или даже убить, нежели делиться с ним доходами.

 Вор в законе Хусейн Слепой

Вор в законе Хусейн Слепой

Правоохранительным органам, которым хватало и местной братвы, такое положение дел было на руку, хотя милиция и без того эффективно пресекала все попытки воровского сообщества укорениться в республике, прекрасно понимая, к чему приведет передел криминальной собственности. Видимо, не без вмешательства правоохранительных органов «воры в законе» крайне редко направлялись для отбытия наказания в Татарстан, что также не способствовало усилению их влияния. Лишь в 2000 году в восьмой колонии Альметьевска срок за хранение наркотиков отбывал уроженец Грозного «вор в законе» Хусейн Слепой. После освобождения он был немедленно отправлен домой, в Москву.

Впрочем, говорить о том, что «воровские» идеи непопулярны среди татарстанской братвы, было бы неправильно. По оперативным данным, наиболее подверженные влиянию «воров в законе» Альметьевский, Нижнекамский и Зеленодольский районы республики. В Казани «воровские» идеи поддерживают молодые участники оргпреступных формирований Авиастроительного района, поселков Северный, Караваево, центральной части Московского района. Так, например, на похоронах «вора в законе» Креста казанского (Рустем Назаров), убитого в Перми, несмотря на разговоры о его сомнительном «воровском» статусе, были задержаны 102 молодых казанца…

Наследники «чистых» традиций

В конце 90-х в Татарстане оставалось всего три «правильных» «вора в законе«. Причем пошел уже седьмой год, как на тот свет ушел последний из них. Первым среди равных был казанец Фарит Резаный. Он в свою очередь, несмотря на то, что практически постоянно сидел либо находился под наблюдением, умудрился короновать еще двух человек: жителя Зеленодольска Николая Игнатьева по кличке Зеленый и казанца Альберта Сушенцова по кличке Холик (Хомяк, Халик Кемеровский). Правда, все трое были беспробудными пьяницами. Причем некоторые утверждают, что Зеленый и Холик на самом деле были всего лишь собутыльниками Резаного, которых он короновал чуть ли не под градусом.

Фарит Резаный умер от цирроза печени в 2000 году в одной из колоний Кемеровской области. Проводить «вора» в последний путь прибыли коллеги из Москвы, Екатеринбурга и Челябинска.

В это же время в Зеленодольске от цирроза умирал ученик Резаного Зеленый. По слухам, место Зеленого позже хотел занять уголовный авторитет Сирота. Но до коронации дело не дошло. Конкуренты распустили слух, что Сирота, отбывая наказание, выходил на работы и таким образом грубо нарушил «воровские» традиции. В результате «коронация» была отложена до выяснения обстоятельств. А потом «авторитет» и вовсе пропал.

Последний из последователей Фарита Резаного Альберт Сушенцов поддерживал контакты с представителями казанского ОПС «Новотатарка». Но авторитетом среди братков не пользовался. Да и особой активности в Казани не проявлял, ограничившись организацией «грева» в зоны. Зато он развил кипучую деятельность за пределами республики. Часто встречался с «ворами» старой формации, обсуждая планы по возвращению в уголовный мир утерянных традиций. Кроме того, для подтверждения своего статуса, в 2000 году вместе с «вором в законе» по кличке Ерш «короновал» некоего уголовника из Златоуста.

Последний носитель истинных традиций трагически погиб зимой 2002 года. 46-летний Холик приехал к приятелю в деревню попариться в бане. Но мужчины разругались, и, будучи в изрядном подпитии, Холик ушел на станцию. По дороге вор замерз. Его труп, объеденный бродячими собаками, нашли, когда растаял снег…

Общепризнанным уголовным лидером начала 90-х был житель казанского поселка Борисково Ренат Игламов (Иглам). Без сомнения, его можно назвать одним из самых загадочных криминальных лидеров своего времени. Достаточно сказать, что Иглама «короновал» ни много ни мало один из лидеров бауманской группировки Москвы Валерий Длугач по кличке Глобус, с которым они вместе отбывали наказание. Вор в законе Глобус вообще считался покровителем казанских в Москве. Правда, «патронирование» продолжалось недолго: в апреле 1993 года Глобус был убит знаменитым курганским киллером Солоником.

Закиров Хайдар

Закиров Хайдар

Иглам пережил Глобуса, но всего на месяц. Он стал одной из первых жертв криминальной войны между преступными сообществами «Жилка» и «Севастопольские«. Она, по официальной версии, разгорелась из-за того, что в начале 90-х лидер «Жилки» Хайдар Закиров по кличке Хайдер решил создать общегородской криминальный «общак». Каждая группировка должна была выделить по одному представителю, которые вместе с Хайдером контролировали бы общак.

Месячный оборот «общака» предполагался в размере 100 тыс. рублей. Однако на одном из последних сходняков, на котором присутствовало около 300 человек, в том числе приглашенные в качестве наблюдателей российские воры в законе Буська, Томаз Тбилисский и Паша цируль, ОПГ Борисково выступило против того, чтобы «общак» собирал Хайдар, и предложила кандидатуру Иглама. Приезжие воры поддержали борисковских, предложив, чтобы за «общаком» смотрел более авторитетный Иглам, а Хайдар помогал ему. Хайдар отказался, заявив, что будет на своей половине города «общак» собирать сам. Впоследствии один из замов Хайдера Флер пытался «наехать» на Иглама и заставить отказаться от контроля за «общаком», но «вор в законе» заехал ему по лицу. Иглама застрелили в мае 1993 года на улице Амирхана…

Вскоре участь Иглама разделил еще один «вор» — Виктор Михайлов по кличке Амбал. Этот представитель криминалитета Соцгорода ушел по этапу обычным уголовником, но «короновался» в местах лишения свободы и, освободившись в 1993 году, сразу же заявил о своих претензиях на лидерство в криминальном мире Казани.

Об авторитете Амбала говорит хотя бы тот факт, что даже Хайдер не скрывал: тот может отнять у него власть. Действительно, в Казани его знали многие уголовники и знали, кстати, что Амбал недолюбливал Хайдера за его агрессивную политику и называл его «бандитом с большой дороги», который «летает в облаках». С началом войны между «Жилкой» и «Севастопольскими» Амбал встречался с воюющими сторонами и уговаривал их прекратить «беспредел среди татар». «Севастопольские», не особенно горевшие желанием воевать с Хайдером, тем не менее поддержали Амбала, но Хайдер на сотрудничество упорно не шел. Например, Амбал приезжал к лидеру «Жилки» в Петербург и просил, чтобы тот не мешал ему собирать «общак» для поддержки осужденных, и предлагал сотрудничать. Хайдер отказался…

Вскоре Амбал узнал, что его «заказали», и, говорят, сильно обиделся на Хайдера… за то, что тот назначил за голову Амбала непомерно маленькую, по мнению последнего, награду. Маленькая она была или нет, но в 1995 году на Амбала было совершено первое покушение. При этом был убит один из людей «вора в законе», а сам он попал в больницу. Казанские милиционеры приставили к пациенту двух охранников, круглосуточно дежуривших у его палаты, но в одну из октябрьских ночей охрана по невыясненным причинам была снята, в палату Амбала ворвались двое «жилковских» киллеров, переодетых в форму спецназа, и расстреляли «вора в законе» и его жену из автоматов.

Из спортсменов в «воры в законе»

Говорят, главный ликвидатор «воров в законе» Хайдер и сам был не прочь примерить криминальную корону. Первые проблемы с законом у лидера «Жилки» возникли, когда ему было 14 лет. Во дворе к Закирову пристали двое пьяных хулиганов, одного из которых он зарезал.

В силу возраста на зону Закиров не попал, отделавшись отсрочкой приговора. Потом была судимость за грандиозную массовую драку на озере Лебяжьем, в которой принимали участие полтысячи братков (Хайдер был признан заводилой). А незадолго до призыва в армию в подъезде Хайдера подкараулили трое «караваевских». Молодого человека очень сильно избили, он попал в больницу. Для «караваевских» нападение обернулось куда более серьезными последствиями: один из них вскоре «ненароком» утонул, другой попал в бетономешалку, третий замерз.

С таким послужным списком Хайдер вполне мог стать «вором». Тем более еще юношей он стал общепризнанным лидером микрорайона, а двор, в котором он жил, получил название «Хайдеровский». Однако в жизни Хайдера произошло событие, перечеркнувшее возможность получения заветной «короны», — лидера «Жилки» забрали в армию. По одной из версий, когда Хайдер заявил о своем намерении «короноваться», «приемная комиссия» из воров обозвала его за службу в Вооруженных силах «автоматной рожей» и дала от ворот поворот. По другим сведениям, Хайдеру предлагали короноваться за деньги «лаврушные воры», но он гордо отказался, сказав, что среди них его корона будет «золотая», а на его родине — «деревянная».

В общем Хайдер «вором в законе» так и не стал. Зато он добился «коронации» ближайшего друга — Радика Хуснутдинова по кличке Ракоша. Тот, как и Хайдер, считался одним из основателей «Жилки» и лидером «Фашистского двора» (с нацистами у членов группировки не было ничего общего — двор получил название по кличке первого лидера по кличке Фашист). В отличие от Хайдера, Ракоша в армии не служил и никогда не работал, потому что практически все время находился в местах лишения свободы.

У Ракоши было две судимости. Первые три года он получил в 1986 году за участие в массовой драке на «Сорочке». Во время отбытия наказания Ракоша снискал славу злостного нарушителя режима и чуть не половину срока провел в карцере.

На свободе Ракоша пробыл недолго и вскоре попал под следствие по делу о вымогательстве. В конце 80-х на «Жилку» переехала семья беженцев из Узбекистана. В то время как раз шла череда громких коррупционных скандалов в Среднеазиатских республиках. Глава семейства, руководивший небольшой фирмой, был однофамильцем одного из коррупционеров. Ракоша и его приятель Навал решили, что коммерсант — родственник коррупционера и сбежал в Казань с деньгами и драгоценностями.

Дождавшись, когда мужчина уедет в командировку, Ракоша с Навалом нагрянули к «коррупционеру» домой. При этом Ракоша переоделся в форму сотрудника милиции и заявил жене предпринимателя, что в офисе фирмы проводится обыск, скоро оперативники придут к ним домой и она должна поскорее перепрятать все ценное. Навал в это время ждал в подъезде, чтобы напасть на женщину, когда она побежит прятать деньги. Но прятать беженцам было нечего, Ракоша ушел ни с чем. Эта история сошла «жилковским» с рук, поскольку запуганные потерпевшие отказались давать показания.

Очередную судимость Ракоша получил за хулиганство. В компании двух приятелей он поехал на свадьбу к приятелю. Увидев голосующих на дороге троих парней, «жилковские» остановили машину и, вооружившись монтировками, проучили «нахалов». Московский райсуд приговорил Ракошу в 1989 году к 3,5 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Авторитет отбывал наказание в Свияжской колонии. Именно здесь он и сделал криминальную карьеру. Смотрящим за колонией в тот момент был зеленодольский «вор в законе» Рашпиль. Однако он не контролировал ситуацию, и в колонии творился «беспредел». Ракоша моментально навел порядок и стал «смотрящим» за «зоной».

Освободившись, он возглавил сразу три из семи дворов «Жилки»: «Фашистский», «Московский» и «Овражный». При этом Хайдер «подарил» Ракоше Автоцентр ВАЗ, ночной клуб, часть «Оргсинтеза».

Правда, в Казани Ракоша все равно не остался. Его постоянно задерживала милиция, и в 1992 году он переехал в Москву. Здесь «жилковский» сошелся с местными «ворами в законе» — Захаром, Олегом Мордовским, Пашей Цирулем и дедушкой Хасаном. Знакомство с ними и деньги Хайдера помогли Ракоше в январе 1996 года «короноваться». Главным поручителем Ракоши выступил один из самых авторитетных воров в законе того времени Шакро-младший. Кроме того, Ракошу поддержали представители Бауманской, Солнцевской и Измайловской группировок.

Есть версия, что Ракоша «короноваться» не хотел: вести аскетический образ жизни было не в его правилах. И действительно, после коронации Ракоша повел себя крайне «неприлично». Вместо того, чтобы поднимать авторитет «Жилки» в Москве, Ракоша открыл легальный бизнес, стал сорить деньгами и в конце концов получил нагоняй от Хайдера. Лидер «Жилки» даже откомандировал в Москву еще одного своего зама — по кличке Труба. Тот должен был устроить в столице серию кровавых разборок, «отжать» у какой-нибудь группировки бизнес и таким образом поднять авторитет Хайдера (сам Хайдер в Москве появлялся очень редко, боясь ареста и «севастопольских» киллеров). В общем, Ракоша превзошел Хайдера и по статусу в криминальном мире, и по благосостоянию. Наверно, поэтому его и убили тремя месяцами раньше Хайдера.

В мае 1996 года в районе полуночи трое киллеров, укрывшихся на крыше холодильной установки, открыли огонь из автоматов по выходившим из ночного клуба «Феллини» «жилковским», справлявшим день рождения супруги Ракоши. В результате трое из них, в том числе и Хуснутдинов, скончались на месте…

Действительно влиятельным вором из «жилковского» сообщества мог стать лишь один человек — Александр Навалов. В начале 80-х вместе с Хайдером Навалов стоял у истоков группировки, возглавлял так называемый «Московский двор» и был много жестче и кровожаднее своего товарища. Однако в 1989 году за совершение разбойного нападения с применением огнестрельного оружия Навалов получил срок (его соучастник по кличке Данила был арестован только через девять лет у дверей американского посольства, когда пытался бежать из России). Когда Навал вышел на свободу в 1998 году, в живых не было уже ни Хайдера, ни многих его товарищей.

Впрочем, Навалов не собирался никому мстить. Он готовился к «коронации» в «воры в законе». За годы заключения он заработал огромный криминальный авторитет и пользовался поддержкой со стороны «воров в законе» Москвы и Сибири. Кстати, несмотря на то, что отбывал срок Навал в тысячах километрах от Казани, он не потерял связи с «Жилкой» и даже испортил отношения с Хайдером, осудив его милитаристские настроения.

После освобождения Навалов выступал за объединение казанских группировок и против разрешения конфликтов с помощью насилия. Причем представители казанского криминалитета относились к нему достаточно дружелюбно, тем более что он не претендовал на их доходы. И именно Навал в конце концов мог бы осуществить мечту Хайдера о создании городского криминального «общака».

Но Навалов не устраивал новых лидеров «Жилки», поскольку в случае его коронации, «общак» «Жилки», аккумулировавшийся в «Хайдеровском» дворе, перешел бы под его контроль. Хотя Навалова всюду сопровождали 3-4 охранника, авторитет прожил на воле только несколько месяцев. Его застрелили рядом с ночным клубом «Азия». Вместе с Наваловым были ранены его брат и администратор клуба.

Последние из могикан

Вор в законе Гриня Казанский

Вор в законе Гриня Казанский

До последнего времени на учете МВД республики стояли лишь два «вора в законе» лидер казанского преступного сообщества «Суконка» Марсиан Якупов по кличке Марсик и бывший житель Альметьевска по кличке Гриня Казанский.

В начале 90-х годов участники «Суконки» воевали на стороне «Жилки» в ее противоборстве с ОПС «Севастопольские». При этом лидер группировки Марсик был близким другом Ракоши, с которым вместе отбывал наказание в Свияжске (а после освобождения Ракоша оставил Марсика «смотрящим» за «зоной»).

Однако после разгрома «жилковских» «Суконка» ушла под крыло «Севастопольских». Говорят именно «Севастопольские», желая повысить свое криминальное влияние в Татарстане, в конце 90-х организовали «коронацию» Марсика в «воры в законе».

Уж кого-кого, а Марсика в правоохранительных органах никогда не брали в расчет (хотя он и стоял на оперативном учете как вор). В милиции не сомневались, что его «коронация» — не более чем PR со стороны «севастопольских». Реального авторитета в воровском мире у него не было. Во-первых, Марсика в свое время судили по не престижным для вора статьям — хищение госсобственности и нападение на конвоира в колонии. А во-вторых, в его «коронации» участвовали кавказские воры (другое дело, что Марсик был безусловным криминальным авторитетом как лидер «Суконки»). Кроме того, даже после «коронации» Марсик не претендовал на криминальное господство в Казани и специализировался на мошенничествах, что со статусом «вора в законе» никак не совместимо. Так, в 1999 году он «кинул» на 480 тыс. рублей один из химзаводов в Самарской области.

Марсика задержали в 2000 году. Попав в изолятор, он тут же получил статус «смотрящего». При этом расследование уголовного дела шло с большим скрипом. Часть свидетелей отказалась давать показания, а потерпевшие направили в прокуратуру письмо, сообщая, что не имеют претензий к подозреваемому. Что касается самого Якупова, то как и подобает «вору в законе», вину он не признал и даже не подписал во время предварительного следствия ни одного документа. В 2002 году суд приговорил его к 5 годам условного лишения свободы. Спустя год Марсик был снова задержан по подозрению в убийстве авторитета «Суконки» по кличке Салях. Правда, под стражей Марсик пробыл всего два дня и был освобожден за непричастностью к убийству.

В 2004 году против Якупова возбудили очередное уголовное дело. В 2003-м от имени подставной фирмы Марсик заключил договор с московскими коммерсантами на поставку полиэтилена с ОАО «Казаньоргсинтез». Коммерсанты перевели на счет фирмы около двух миллионов рублей, но полиэтилен так и не получили. На Марсика завели уголовное дело по факту мошенничества. Однако его и след простыл. Тогда же, поскольку Якупов нарушил порядок отбытия условного наказания, предыдущий приговор для него заменили на реальный. Арестовать Якупова смогли только спустя два года. Советский райсуд Казани назначил ему наказание в 7,5 лет лишения свободы.

Якупов отправился по этапу в Томск, в колонию, где содержатся «воры в законе». Там Марсика и «поломали». Как уверяют оперативники, он раскороновался и выступил по местному радио перед заключенными, объявив, что осознал свои ошибки, встал на путь исправления и желает того же и другим. Кроме того, он вошел в отряд поддержания дисциплины. После этого в Казань даже привезли фотографию, на которой бывший генерал криминального мира стоит с повязкой «дежурный». В общем, на Марсике как «воре» поставлен жирный крест.

Единственным долгожителем остается 43-летний альметьевский «вор в законе» Гриня Казанский. В начале 90-х он организовал крупнейшее альметьевское преступное сообщество «Жулики». Группировка получила печальную известность благодаря противоборству с другой альметьевской ОПГ — «Чекисты». В одной из перестрелок между «Жуликами» и «Чекистами» были убиты сразу четыре человека.

За плечами Грини шесть судимостей (первую получил еще в 1977 году). Авторитет был «коронован» в 1995 году армянскими ворами Ишханом, Рафиком, Миго и Хоя и считается классическим примером «вора» новой формации.

Габсалям в основном проживает в Москве, принимает активное участие в «воровских сходках» как на территории России, так и за ее пределами. В Альметьевск, по данным МВД, приезжает редко, в основном навестить родителей.

В последний раз криминальный авторитет напомнил о себе, устроив в конце 2005 года дебош в одном из ночных клубов Альметьевска. Подвыпивший Гриня стал себя вызывающе вести, и охранник сделал ему замечание. В ответ авторитет ударил его. На подмогу сотруднику казино поспешил его начальник, бывший милиционер, подполковник в отставке. Но Гриня ударил и его, отметив, что раз тот подполковник, то в таком случае сам он «генерал». В довершение Гриня пригрозил охранникам расправой. Те вызвали наряд милиции, и «генерал» вместе с приближенными покинул заведение. После этого Гриня несколько месяцев находился в розыске, пока не был задержан. Альметьевский суд признал Гриню виновным в нанесении побоев и приговорил к штрафу в три тысячи рублей.

Свято место пусто не бывает

Несмотря на рассказанное в предыдущих главах, в том числе о «неблагоприятном климате» Татарстана для «воров в законе», представители этого слоя криминального сообщества не оставляют попыток укрепиться в республике. Так хотел обосноваться в Казани армянский «вор в законе» Геворг Меликян (Геворг). В столице республики проживают его старший брат и племянник. Но Меликяна, как и Марсика, в милиции никогда не воспринимали в качестве серьезного «вора». Потому, например, что Меликян даже не имел судимости, не пользовался популярностью среди уголовников и, по оперативным данным, плотно «подсел на иглу». В середине 90-х, попав по подозрению в причастности к убийству в казанский следственный изолятор, Геворг едва не поплатился жизнью за попытку объявить себя «вором» (по законам криминального мира, попав в тюрьму, «вор в законе» обязан заявить о себе в течение суток). Заключенные быстро раскусили самозванца, и если бы не вмешательство конвоиров, наверное, убили бы.

Выйдя на свободу, Геворг уехал на родину, а в Казани появился в очередной раз в 2001 году. На сей раз он старался особенно не «светиться». Собрал небольшую бригаду, взял под контроль несколько автосервисов и начал налаживать контакты с участниками ОПС «Борисково». Правда, о его присутствии стало известно правоохранительным органам. В 2002 году прокуратура расследовала громкое дело начальника паспортно-визовой службы Спасского РОВД. Милиционер обвинялся в том, что за деньги незаконно выдавал российские паспорта гражданам бывших союзных республик.

Были установлены все его «клиенты». В их числе оказался и Меликян. Согласно незаконно выданному паспорту, он являлся гражданином РФ и был прописан в селе Полянки Спасского района Татарстана. По окончании следствия по делу ПВС лжероссиян стали одного за другим вызывать в компетентные органы и высылать из страны. Узнав об этом, Меликян приехал в Верхнеуслонское РОВД и написал там заявление об утере выданного в Спасском РОВД паспорта. В результате в апреле 2002 года он получил новый паспорт — уже на законных основаниях. Тем не менее Меликяна повсюду искали, и через несколько месяцев он вынужден был уехать в Армению.

Впрочем, оперативники не сомневались, что он рано или поздно объявится в Татарстане. И действительно, Меликян вернулся, причем до сих пор неясно, каким образом он смог пересечь российскую границу, поскольку въезд в страну для него закрыт. Задержали Меликяна в одном из казанских кафе, когда он справлял там с друзьями свой день рождения. Правоохранительные органы добились судебного решения о том, что российский паспорт Меликян получил незаконно и нарушил правила пребывания иностранных граждан в России. Суд оштрафовал его и вынес решение о выдворении за пределы страны. На родине он был осужден и в настоящее время отбывает наказание.

Куда хуже закончилась экспансия для «вора в законе» Радика Шафигуллина по кличке Чича. Напомним, он родился в Высокогорском районе Татарстана, долгое время жил в Нижнекамске, после чего перебрался в Москву. Когда-то считался самым молодым российским «вором в законе«.

вора в законе Радика Шафигуллина по кличке Чича

вора в законе Радика Шафигуллина по кличке Чича

В свое время Чича попытался контролировать Димитровград и Тольятти, однако получил отпор от местных бандитов, а в 2001 году вообще чудом остался жив после покушения в Тольятти: трое охранников Чичи погибли на месте, еще двое и сам он были тяжело ранены. С тремя огнестрельными ранениями в грудь «вора в законе» госпитализировали. Позже приближенные выкрали его из больницы и вывезли в Пензенскую область в подконтрольный ему город Кузнецк. После выздоровления Чичи в Тольятти были застрелены сразу несколько крупных криминальных авторитетов, но сам он устремил свой взгляд на Нижнекамск и переехал в родной город. Однако здесь ему были не особенно рады. Лидер нижнекамской группировки «Мамшовцы» заявил Чиче, что в городе уже есть «смотрящий» и ему здесь нечего делать.

После этого Чича совместно с участниками ОПС «Татары» организовал покушение на лидера «мамшовцев», однако оно оказалось неудачным: погибли только двое телохранителей Мамши, а сам он отделался ранениями. Спустя четыре года Шафигуллин был пойман в Самаре. Его задержали местные оперативники, опознав по ориентировке. У Шафигуллина были изъяты поддельный паспорт, удостоверения сотрудника подразделения специального назначения МО, МВД, а также ФСБ «Центр-Ветеран» с истекшим сроком действия и водительские права. Будучи этапирован в Казань, он пытался представиться психически больным. Но номер не прошел, и в ближайшее время он предстанет перед судом. (Сейчас Шафигуллин находится в изоляторе, и любопытно, что даже не пытается стать «смотрящим» за изолятором…)

Самым лакомым куском для «воров» остаются Набережные Челны. Однако «законники» здесь никогда не жили, только заезжали — по приглашению местных авторитетов либо навещая родственников. Так, в Автограде раньше часто бывал двоюродный брат «вора в законе» Славы-Сливы — «положенца» всем известного Япончика. Но благодаря усилиям милиции последние годы в Автограде больше не появляется.

Как таковых «смотрящих» от воровского мира за городом нет. На это место претендовал особо опасный рецидивист, «смотрящий» за Нижнекамском по кличке Деревянный. По оперативным данным, в августе 1999 года в Сочи прошел сход российских «воров в законе», на котором он представлял Татарстан. На сходке Деревянного окрестили Валерой Нижнекамским и поставили смотреть за лагерями Татарстана, а также Нижнекамском и Челнами. Но, прекрасно понимая, чем для него закончится выполнение сочинских заветов, Деревянный в Набережные Челны так и не перебрался.

Претендовал на главенство в Автограде и местный криминальный авторитет Геша-колесо. По оперативной информации, в 1999 году альметьевский Гриня хотел поставить его «смотрящим» за городом. Однако местные авторитеты на состоявшейся по этому поводу сходке предложение отвергли. Ни один из присутствовавших на сходке лидеров не захотел иметь над собой «вора в законе«. Объяснив «кандидату», что город уже давно разделен и они ничего не хотят менять, авторитеты заявили, что все останется как прежде.

Подобных примеров можно привести массу. Объединяет их то, что всякий раз попытки «воров» взять Автоград под контроль встречали жесткое сопротивление либо со стороны местных мафиози, либо правоохранительных органов. Однако после того, как за последние годы число местных криминальных авторитетов значительно поубавилось (ликвидированы ОПС «29-й» и «48-й» комплексы, банда Тагирьянова), противостоять «ворам» по большому счету некому. Остается надеяться, что у милиции хватит сил не допустить в республику представителей российского криминалитета.

ВиД


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru