КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Война за миллиарды Патаркацишвили


Война за миллиарды Патаркацишвили

Бадри Патаркацишвили и Инна Гудавадзе. 1999 год. Фото из семейного архива Инны Гудавадзе

Бадри Патаркацишвили и Инна Гудавадзе. 1999 год. Фото из семейного архива Инны Гудавадзе

Загадочная история кругом многомиллиардного наследства оппозиционного грузинского предпринимателя Бадри Патаркацишвили продолжает обрастать все новыми захватывающими подробностями. На прошлой неделе специалисты нью-йоркского суда признали фальшивой подпись олигарха под завещанием, в коем он будто бы доверил управление собственными активами сводному двоюродному брату Джозефу Кею, раньше известному, как Иосиф Какиашвили. Однако для настоящих наследников олигарха — его законной жены Инны Гудавадзе и их 2-х дочерей — история с лженаследниками на этом не кончилась. Как думают ближайшие родственники бизнесмена, борьба за его миллиарды может преподнести новые сюрпризы, так как в стремлении заполучить активы Бадри мошенники не остановятся ни перед чем.

«Последняя воля» опального бизнесмена, уже признанная американским судом фальшивкой, с самого начала вызывала не менее подозрений, чем сама незапланированная смерть здорового крепкого представители сильного пола. Крайне неубедительно выглядели обстоятельства появления документа, важно, и, полностью немотивированным было его содержание. По закону наследники так называемой I-ой очереди — жена, дети и родители умершего. Переменить этот порядок может лишь сам наследодатель. Судя по «завещанию» Бадри Патаркацишвили, грузинский предприниматель более доверял пасынку собственной тети, чем кровным родным и давним партнерам.

«Документ» был обнародован в скором времени после смерти Патаркацишвили и сразу же породил большое число вопросов. По непонятным поводам бизнесмен будто бы доверил распоряжение всем собственным имуществом лорду Джозефу Кею — сводному двоюродному брату Бадри. Появились и иные загадки: так, за исключением законной жены Инны Гудавадзе, в счастливом браке с которой Бадри Патаркацишвили жил с 1979 г., вдруг всплыл и еще 1 «законный брак» Бадри — с гражданкой РФ Ольгой Сафоновой. Не менее загадок вызвали и именно обстоятельства появления документа: было установлено, что в день составления «завещания» Бадри весь день располагался в Нью-Йорке, где встречался с партнерами по бизнесу в ресторане Nobu. По заверениям партнеров, никаких завещаний в тот день Бадри не подписывал. Однако новоявленные наследники на этот счет имеют собственную версию: мол, предприниматель выходил из ресторана на 5 мин. и подписал завещание в присутствии нотариуса на улице под фонарем и на коленке. Заверил этот документ какой-то нотариус Фишкин (выходец из РФ) — человек с в достаточной степени интересной репутацией. Что интересно, завещание было составлено на английском языке, которым Бадри не владел. Подлинник же этого документа отсутствует: даже Джозеф Кей признал в суде, что никогда не увидел оригинала «завещания». Аферисты собственными действиями буквально загнали себя в угол и начинают противоречить самим себе. Так, есть инфа, что г-н Фишкин сказал о том, что при оформлении «завещания» присутствовал важный очевидец — сын Джозефа Кея, сам же Кей это категорически отрицает.

Очень показательно, что к выводу о том, что таинственное завещание не что другое, как фальшивка, в марте 2008 г. пришли и правоохранительные органы Белоруссии — тогда в Минске по обвинению в подделке документов был задержан защитник Кея Эммануил Зельцер. Редкий пример единодушия американских и белорусских властей.

А вот позиция грузинского суда в истории с наследством Патаркацишвили непросто поддается объяснению. Недавно Тбилисский суд, невзирая на очевидный подлог, признал права Джозефа Кея на распоряжение имуществом оппозиционного олигарха. Грузинские судьи даже доверили «лорду Какиашвили» право продажи всех активов Бадри, при этом по непонятным поводам запретив распоряжаться наследством его прямым наследникам. Под шумок лорд приобрел себе за символическую сумму основной медиа-актив Бадри — холдинг «Имеди». При этом выяснилось, в т.ч., что если при жизни Патаркацишвили передал управление «Имеди» американской News Corporation, то после собственной смерти он будто бы «передумал».

Хотя, сведущие люди напрочь не удивляются, по какой причине Кей в такой степени вольготно чувствует себя на территории Грузии. В том числе, наш герой ценит рассказывать о совместном досуге на яхтах с президентом страны Михаилом Саакашвили.

29 августа стало известно, что мировой суд Москвы рассмотрел иск жены бизнесмена Инны Гудавадзе о признании недействительным брака Бадри Патаркацишвили с упомянутой выше госпожой Ольгой Сафоновой. Суд аннулировал этот таинственный брак, что заметно поубавило оптимизма в стане лженаследников, которые рассчитывали после признания брака действительным получить долю наследства. И весьма конечно, что доля госпожи Сафоновой досталась бы не ей, а тем, кто надо за ней, в частности и далеко за пределами РФ.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru