КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Спорт и Криминал в Крыму


Спорт и Криминал в Крыму

Мало кому известно, что при становлении бандитского Крыма конца 80-х, братва из противоборствующих бандитских группировок Крыма вполне мирно сосуществовала и даже дружила. А объединил их запрещенный в те годы вид спорта — карате.

По справедливости…

В 80-е годы Николай работал участковым в одном из районов Симферополя. Был он, если говорить блатным языком, «нормальным ментом», а не «мусором». То есть «работу работал» исключительно по принципу справедливости. Задача истинного «мента» не только сажать за решетку преступников, но и знать отступников в лицо, на определенном уровне общаться и, если хотите, дружить. И все это для того, чтобы, по словам Николая, быть в курсе событий и, если что, взорвать или благополучно разрешить ситуацию.

Могила криминального авторитета Евгения Хавича (Жид, Дед)

Могила криминального авторитета Евгения Хавича (Жид, Дед)

Как известно, бандитизм на полуострове зарождался еще на заре 80-х. Начало ему положил небезызвестный нашему читателю крымский криминальный авторитет Евгений Хавич, по кличке Жид. Именно под его «крышей» была сколочена первая крымская ОПГ «Казино». На первый взгляд, ничего криминального. Народ хотел играть в «колпачки», и наперсточники старались изо всех сил. Это было настоящее театрализованное шоу: с подставными игроками, громадными выигрышами и не менее огромными проигрышами.

Одни прыгали от счастья, другие плакали, но крымчане на все это попадались, и наперсточники делали свое дело. Закон тогда на эти дела смотрел сквозь пальцы — никакой ответственности за игру в наперстки и карты не предусматривалось, максимум, что могли вменить, — 15 суток за нарушение общественного порядка, вот «Казино» и отрабатывало свои шальные деньги: азарт бешеный, все довольны — и люди, и наперсточники.

Руководил тогда группировкой наперсточников хорошо известный нашему читателю крутой парень по кличке Гуня — Владимир Владимирович Гужев. Его сейчас называют одним из первых крымских криминальных авторитетов и основателем первой бандитской «семьи». Именно под крылом Гуни приобретали опыт будущие «паханы» Крыма. Были среди таковых и Олег Дзюба, и его брат Геннадий Дзюба, и лучший друг Гуни Василий Бесик, по кличке Бес. Именно с этим человеком у участкового Николая и завязалась в середине 80-х крепкая дружба. А дело было так.

О Бесике Николай знал не понаслышке. В Симферополе этот человек пользовался большим авторитетом. Его отец в прошлом был судим за карманные кражи (был опытным карманником), сам Бесик судимостей на тот момент не имел, но все-таки один раз его хотели посадить. Николаю «бросили материал», чтобы он закрыл Бесика. Написали заявление пять крепких пацанов: дескать, Бес сильно и без повода их покалечил. В общем, вменяли Бесику побои средней тяжести.

У правоохранителя сразу появились сомнения: как один, на тот момент со сломанной рукой, Василий Бесик смог покалечить пятерых амбалов? Когда Николай опросил свидетелей, дело приняло другой оборот. Один старик, наблюдавший драку с балкона, рассказал, что парни первые начали бойню: лупили Бесика изощренно и долго, но в итоге Бес разозлился и… уложил всех пятерых. Это же подтвердила молодая мать, гулявшая неподалеку с ребенком. Дело не клеилось — амбалы пострадавшими не выглядели. Тогда Николай понял, что Василия просто хотели устранить другие криминальные авторитеты, которым он мешал. В общем, Беса тогда не посадили.

Потом была другая история. Как-то раз возвращался Николай с работы, время было позднее — около 12 часов ночи. Вдруг на его пути встали местные хулиганы, начали «наезжать» на «мента». И вот тут появился Бес и в два слова разрешил конфликт: мол, оставьте мужика в покое. С этого и началась дружба между «ментом» и «каталой». Оказалось, оба имеют общий интерес — тяжелый рок. У Бесика была мощная аппаратура, когда он слушал рок, многоэтажка ходила ходуном. Одним словом, начали общаться…

Так случилось, что тогда у Николая погибла вся семья — отец, мать и брат. «Приезжает ко мне Бесик, — рассказывает Николай. — Говорит, садись в машину. Поехали к нему домой. Там он открыл шкаф, забитый деньгами, мол, бери сколько надо. Я отказался. Сказал, свои помогли…»

В конце 80-х годов Бесик познакомил Николая с Геной Дзюбой, потом, когда из заключения освободился Олег Дзюба, наш милиционер свел знакомство и с ним. (К слову, не знал тогда Бесик, что совсем скоро погибнет от руки своего ближайшего товарища Олега Дзюбы, тот в конце 80-х расстрелял его.) Через некоторое время из зоны вышел Гуня, и Бесик первым делом решил познакомить своего товарища с новым другом.

Как-то Гужев подъехал к Николаю на машине и предложил прокатиться. Колесили в тот вечер практически по всему Крыму. Гуня долго выспрашивал Николая о его жизни, с кем тот был знаком из авторитетов, и в итоге предложил вместе работать, но Николай отказался, обосновав отказ тем, что у каждого свой путь в жизни, разное предназначение и свое дело: дескать, я — «мент», ты — блатной. Они поняли друг друга, на том и разъехались друзьями.
«Займитесь лучше карате»

Несмотря на то, что Николай «водил дружбу» с уголовниками вне рабочего времени, на службе оставался обыкновенным правоохранителем. К примеру, в один прекрасный день Бесик вместе со своими пацанами гулял возле местного магазина — они распивали спиртное, громко матерились, в общем, нарушали общественный порядок. Подошел Николай и попросил всю компанию пройти в отделение. Те молча подчинились.

В кабинете Николай, который еще вчера сидел с пацанами за одним столом, начал проводить воспитательную работу. Те, склонив головы, молча слушали и извинялись. «Если нечем заняться, — сказал «мент», — давайте к нам, в спортзал». А тогда Коля серьезно занимался карате вместе с известными тренерами братьями Скрябиными — Женей и Сашей. Тренировки проходили в спортзале симферопольского филиала Севастопольского приборостроительного института. Кстати, туда в то время ходили и все будущие «сейлемовцы».

«Какой спорт? — закричали пацаны. — Мы крутые, мы всех бьем! И боксеров, и борцов…» «А каратистов били?» — поинтересовался Николай. «Каратистов пока еще не били», — ответили те. В общем, на следующий день назначили встречу в спортзале.

Бесовские пацаны подъехали на крутых тачках, вышли все настроенные на победу, в спортзале начали разминаться. Первым в бой захотел вступить Бесик и потягаться решил с Николаем. Последний переиграл Беса в два счета. Увиденное разозлило Гуню, с ним драться вышел Евгений Скрябин. «Сначала была обозначена деликатная работа — чистая техника, — рассказывает Николай. — Женя показывал высокую технику карате, не касаясь противника. Попросту говоря, виртуозно работал. Гужев технику не оценил и сильно ударил Скрябина.

У того после этого глаза сошлись в точку, в общем, пацана заштормило. И тогда он начал ронять и бить Гуню по-настоящему. Женьку потом оттащили от Гуни. И все это происходило на глазах братвы — будущих «сейлемовцев» и «башмаков». В общем, в тот день наперсточники опростоволосились. «На следующий день прихожу к Бесу домой, — рассказывает Николай. — От тяжелого рока сотрясается весь дом. Спрашиваю жену, где Вася, она закатывает глаза и показывает на комнату, откуда раздается громкая музыка. Захожу, Бес сидит в позе лотоса и типа медитирует. Меня не видит, я провожу рукой возле его лица, а он вдруг приходит в себя и говорит: «Хочу, как этот пацан (имеет в виду Женьку Скрябина), на одной ноге прыгать и всех валить». Вот с того времени Бес и его команда стали ходить в спортзал заниматься карате.

Доход врозь

Кому сейчас сказать — не поверят: в конце 80-х и «сейлемовцы», и «башмаки», и другие члены будущих ОПГ дружно проводили время в спортзале приборостроительного института. Тогда еще не было и намека на то, что совсем скоро, буквально через год-два, эти люди станут лютыми врагами и будут безжалостно убивать друг друга. Кстати, в то время Гуня потихоньку перетянул в свою ОПГ будущих «сейлемовцев», и они тоже промышляли игрой в наперстки. Потом эти парни откололись от него и образовали свою ОПГ. Как известно, ушел от Гуни и Олег Дзюба — начал работать с Александром Ткачевым (Сахан), с которым чуть позже попытался убрать Гуню.

5 ноября 1988 года он вместе с Саханом сел в засаду у дома №8 на ул.Украинской, в котором проживал Гужев. Когда тот вернулся домой и уже собрался было загнать в гараж машину, раздались выстрелы. Стреляя из ружей крупной картечью, Дзюба и Сахан дважды попали в Гуню и, посчитав его мертвым, скрылись. Гуня тогда выжил и начал готовиться к мести, найдя сочувствие у братьев Бестаевых: Эльбруса, Артура и Алана. Осетины, имеющие «партнерские» отношения с главным симферопольским наперсточником, пожертвовали своим боевиком Раулем Манафовым. Рауль действительно стал настоящей жертвой — 4 мая 1989 года он исчез, и вскоре его останки в виде небольшой кучки костей нашли в лесополосе у с. Строгоновка.

Но это все было потом, первая же трещина в спортивных отношениях будущих братков полуострова возникла так. Николай ушел из органов и пошел работать в охранное агентство. В то время уже функционировали бригады «сейлемовцев», «башмаков», «греков» и прочих. Между ними только зарождались противоречия. Тем не менее на момент спортивных соревнований и показательных выступлений боевые действия прекращались, и братва собиралась в спортзале, как в старые добрые времена.

Но спортивную дружбу сгубили деньги — пришло время кооперативов, частного бизнеса и соответственно рэкета. Из-за дележа денег и произошла первая серьезная стычка между охранниками, коими тогда являлись Николай, братья Скрябины и их товарищи, с «сейлемовцами». Последние вызвали каратистов на «разборки». Встреча была назначена в кафе «Руссе». «Нас приехало 5 — 6 человек, — рассказывает Николай. — А «сейлемовцев» человек двадцать. Началось жесткое выяснение отношений…» Стычка была достаточной напряженной. Вот тогда-то и были поставлены все точки над «i». Когда дело коснулось денег, никто не вспомнил о том времени, когда все ходили в спортзал и были хорошими товарищами. Как говорится, дружба дружбой, а денежки врозь.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru