КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Следователя заставляли брать взятку


Следователя заставляли брать взятку

Басманный суд арестовал следователя по особо важным делам Григория Домовца. Он получил взятку $1,5 млн, а вымогал еще $2,5 млн — за непривлечение к уголовной ответственности одного фигуранта дела о контрабанде мяса и переквалификацию обвинений другим. В итоге главный подозреваемый, из-за которого российский бюджет недополучил 4,5 млн рублей, скрылся за границей. Домовец взятку отрицает и заявляет о провокации.

Следователя по особо важным делам Григория Домовца привели в Басманный районный суд Москвы в четверг в середине дня. 31-летнего «важняка» провели по коридору в наручниках, но в зале заседаний их сняли с запястий Домовца, а самого следователя посадили не за решетку, как это бывает со всеми задержанными, а на стул рядом с адвокатом. «Из уважения, он же их коллега. Тем более, ему еще ничего не предъявлено», — пояснил позже «Газете.Ru» защитник задержанного Владислав Оганесян. Действительно, Домовец пока не обвиняемый, а подозреваемый в получении взятки. Уголовное дело в отношении него по пп. «а», «в», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ (получение взятки, сопряженное с вымогательством) возбудили 25 мая, постановление подписал лично замглавы Следственного комитета Василий Пискарев. В 23.00 того же дня подозреваемого задержали, отправив в изолятор временного содержания, а на следующее утро отвезли на допрос в Главное следственное управление (ГСУ) Следственного комитета при прокуратуре (СКП).

По версии следствия, Домовец вымогал $4 млн у одного из фигурантов уголовного дела о контрабанде. К моменту задержания он успел получить $1,5 млн, тремя траншами по $500 тысяч.

31-летний следователь работал заместителем руководителя следственного отдела по особо важным делам Московского межрегионального следственного управления на транспорте (ММСУТ) СКП РФ и входил в следственную группу по уголовному делу о контрабанде мяса, которое возбудили в феврале 2010 года. Оперативные мероприятия проводили милиционеры из управления МВД по ЦФО, они задержали 10 человек, в том числе 49-летнего гражданина США Михаила Гинзбурга. Ему вменялась организация преступной группы, участники которой ввозили в Россию мясо из США, Европы и Латинской Америки, незаконно получая лицензии на ввоз по льготным тарифам. Контрабандное мясо везли через таможенные посты Сергиева Посада и Наро-Фоминска, а оттуда в столичные гипермаркеты и супермаркеты. Среди задержанных оказались и сотрудники Федеральной таможенной службы (ФТС). По данным следствия, всего эта группа с использованием фирм-однодневок и подложных документов, которые они предоставляли в Россельхознадзор и Минэкономразвития, осуществила 14 поставок по этой схеме. Мясо ввозили на протяжении четырех лет, ущерб, нанесенный государству, оценивался в 4,5 млн рублей. Помимо Гринзбурга, задержали генерального директора ООО «Интер Прод» Никонова, руководителя ООО «Продлогистика» Андрианова, некоего Кирюшкина и еще нескольких человек.

В ходе следствия в феврале 2010 года обыски проводились помимо таможенных постов и коммерческих фирм на предприятии ОАО «Наро-Фоминский хладокомбинат» и у одного из его руководителей Дмитрия Мостмана. Самого Мостмана не задерживали, он проходил по делу в качестве свидетеля. В следственную группу по уголовному делу о контрабанде входил и замглавы следственного отдела Домовец. Он и предложил Мостману за $4 млн оградить от уголовного преследования его самого, а также облегчить участь обвиняемых по делу. За первый миллион ($500 тысяч Дымовец получил 13 апреля, еще $500 тысяч — 23 апреля), по данным СКП, нескольким обвиняемым изменили меру пресечения с ареста на залог. После этого Гинзбург от следователей скрылся (по некоторым данным, ему удалось уехать в США), а Мосгорсуд отменил решение о залоге. (Вопрос об аресте обвиняемых по делу о контрабанде должен был вновь решаться в Мещанском суде Москвы в четверг, 27 мая, но из-за задержания следователя Домовца заседание не состоялось.) Согласно материалам дела, следователь действовал не один, но его подельники пока проходят как «неустановленные лица».

Получив два транша взятки, Домовец продолжал напоминать Мостману, что тот должен платить и дальше, иначе сам станет подозреваемым по делу. В $1 млн следователь оценил отказ от привлечения к уголовной ответственности руководителя Наро-Фоминского хладокомбината, а еще за $2 млн обещал переквалифицировать обвинения другим фигурантам дела с контрабанды на менее тяжкие преступления. Он вызывал Мостмана в следственное управление на Новорязанской улице 26 и 27 апреля и требовал денег, а 13 мая предприниматель написал на Домовца заявление в ФСБ. 25 мая следователи отправили адвоката Мостмана, некоего господина Леонтьева, на встречу с предполагаемым вымогателем, вручив пять пачек меченых купюр, завернутых в газету «Ведомости», и бумажный пакет. Предыдущие транши взятки Домовцу, согласно материалам дела, тоже передавал не сам Мостман, а адвокаты — защитники Семенов и Мусияка.

Как утверждал на заседании суда в четверг следователь ГСУ СКП Андрей Стрижов, около 14.00 25 мая Леонтьев передал Домовцу пакет с деньгами на третьем этаже здания следственного управления, в коридоре. После этого Домовец якобы отнес деньги в кабинет своего начальника Ивана Кожевникова, где спрятал сверток за кожаным диваном. Следователи сделали такой вывод, обнаружив пакет в кабинете Кожевникова (сам начальник следственного отдела сейчас в отпуске), а на столе Домовца — ключ от этого кабинета. Причем следователь заявил во время обыска, что это ключ от почтового ящика.

Участники расследования говорят, что деньги в свертке были помечены специальным составом, который видно в ультрафиолетовом свете. Следов этого состава ни на руках Домовца, ни на его одежде не нашли.

«Денежные средства были обнаружены не у Домовца, не в его кабинете и не в его присутствии?» — уточнила председатель Басманного суда Ольга Солопова, которая решала вопрос об аресте следователя. На эти вопросы представитель ГСУ Стрижов ответил утвердительно, но сослался на то, что есть некие «видео- и аудиоматериалы», которые доказывают причастность Домовца к получению взятки. Правда, не разъяснил, в какие именно моменты велась запись.

«Инкриминируемые мне действия я не совершал, не имел ни возможности, ни желания», — поднялся со своего места подозреваемый Домовец.

Он назвал случившееся «провокацией взятки с целью избежать уголовного преследования»: Мостман был у следователей в разработке и в тот самый день, 25 мая, Домовец собирался впервые допросить его в качестве подозреваемого по делу о контрабанде. Зная об этом, адвокат Леонтьев попытался дать ему взятку, а когда сделать это не получилось, они с его подзащитным и «организовали данную провокацию». Адвокат Домовца Оганесян и его коллега Марсель Валиуллин рассказали суду, что при обыске у их подзащитного не нашли никаких денег, кроме суммы в $500, скрываться у него оснований нет, а загранпаспорт изъяли следователи, так что выехать за границу он тоже не сможет.

«Оправдательных приговоров по делам, находившимся у него в производстве, не выносилось. Квалифицированный, юридически грамотный сотрудник. Работает, не считаясь с личным временем», — зачитывала судья отрывки из характеристики, выданной Домовцу в следственном управлении. Также председательствующая Солопова приобщила свидетельства о рождении двоих детей Домовца — 8-летней Полины и 9-месячного Даниила. С супругой он в разводе, пояснил подозреваемый, но сейчас они снова живут вместе. «Принимают меры по восстановлению семьи», — объяснил адвокат Оганесян. «Правильно», — похвалила судья.

Адвокаты попросили назначить их подзащитному любую меру пресечения, кроме заключения под стражу: залог, домашний арест, подписка о невыезде. «Если говорить о залоге, о какой сумме может идти речь?» — поинтересовалась Солопова. «Родственники смогут осилить сумму 3 млн рублей», — посовещавшись с клиентом, ответил Оганесян. «Больше не соберут», — подтвердил Домовец, после чего судья удалилась на вынесение постановления.

Через час председательствующая вернулась и объявила: «Ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подлежит удовлетворению». Домовец был арестован.

В какой следственный изолятор отправят следователя, его адвокаты сразу после заседания сообщить журналистам затруднились. Предположительно, это будет «Лефортово» — там есть специальное отделение для спецсубъектов, к которым относятся и следователи СКП. (В этом отделении СИЗО «Лефортово» сидел во время следствия по его делу экс-начальник ГСУ СКП России Дмитрий Довгий, который сейчас осужден за получение взятки.) Перед тем как надеть на Домовца наручники, следователи ФСБ выпроводили из зала журналистов, позволив «важняку» переодеться из строгого костюма в спортивные штаны и куртку прямо в зале суда. Адвокаты Оганесян и Валиуллин намерены обжаловать арест своего подзащитного в Мосгорсуде в трехдневный срок.

Источник — Газета.ru


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru