Банда четырех | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Банда четырех

Мао Цзэдун

Мао Цзэдун

Вечером 6 октября 1976 года перед открытием чрезвычайного съезда Политбюро компартии Китая бьли арестованы трое ближайших соратников скончавшегося месяц назад Мао Цзэдуна. Спустя пару часов бойцы спецназа взяли под стражу вдову «великого кормчего» Цзян Цин. Судебный процесс над арестованными вошел в историю под названием « суд над бандой четырех».

В конце 1960-х годов Китай пережил «культурную революцию», в ходе которой «великий кормчий», манипулируя юными хунвейбинами, продемонстрировал партийной номенклатуре и интеллигенции, кто в доме хозяин. Затем, руководствуясь принципом маятника, Мао вернул кое-кого из сосланных на «перевоспитание». Самой заметной фигурой
среди них был Дэн Сяопин, искупавший свои мнимые провинности простым рабочим на тракторном заводе. Но в свои преемники «великий кормчий» стал продвигать молодого, едва перевалившего 40-летний рубеж Ван Хунвэня, который во время «культурной революции» установил со своими хунвейбинами контроль над Шанхаем. В самом крупном городе
страны молодому радикалу пришлось работать под началом опытного партийного функционера Чжан Чуньцяо, с которым они стали политическими союзниками. И уж если Вану отводилась роль нового лидера партии, то Чжан примеривался к креслу премьера.

Цзян Цин

Цзян Цин

Вскоре к этому дуэту присоединился партийный идеолог Яо Вэньюань. И уже втроем они вступили в союз с Цзян Цин, которая была для Мао не столько женой, сколько исполнителем самых экстравагантных инициатив, приходивших ему в голову. Если супруга «великого кормчего» и ее соратники имели репутацию романтиков-«леваков», то прагматичными «правеками», видевшими свою цель в подъеме экономики и улучшении жизни граждан, были Дэн Сяопин и его единомышленники. Идейно они были близки ко второму человеку в стране — главе правительства Чжоу Эньлаю.

«Великий кормчий» сердцем всегда был с «леваками», но, наблюдая за их действиями, с грустью осознавал, что ни рулить экономикой, ни наладить нормальную работу государственного аппарата они не способны. Узнав о том, что супруга дала несколько интервью западным журналистам, Мао пригрозил развестись с ней и заодно выкинуть ее из Политбюро.

«Китайский Берия» Кан Шэн тут же подготовил материалы, из которых следовало, что в юности Цзян Цин работала на разведку Гоминьдана — заклятого врага китайских коммунистов. Однако никто из соратников, опасаясь реакции Мао, так и не рискнул принести ему секретную папочку. А в декабре 1975 г0да Кан Шан скончался от рака. Месяц спустя тоже от рака умер Чжоу Эньлай, а в скором времени ушел в мир иной создатель китайской Красной армии Чжу Дэ, тоже не бывший в чести у Мао.

Удивительно, но всего за полгода рак выкосил трех самых авторитетных китайских руководителей, причем все они были настроены против «четверки». Случайное совпадение или
нераскрытые тайны китайской медицины? Вопрос остается открытым.

В поисках преемника

Однако Дэн Сяопин, которому едва перевалило за семьдесят, чувствовал себя превосходно. Вокруг него группировались все, кто в вопросах экономики соглашался с тезисом: «Не важно, какого цвета кошка, главное, чтобы она ловила мышей». Мао с этим тезисом не соглашался. Он принимал только коммунистических кошек, но его дни уже были сочтены. В апреле 1976 года «великий кормчий» назначил себе официального преемника, не примыкавшего ни к «левакам», ни к «правакам», Хуа Гофзна. Цзян Цин сказала, что он сделан «из того же теста, что и Маленков».

Дэн Сяопин

Дэн Сяопин

Вообще все происходившее в китайском руководстве напоминало борьбу в Кремле после смерти Сталина. Но совпадение было внешним. В СССР за либерализацию системы ратовали и Маленков, и Хрущев, и Берия. В Китае вопрос упирался не только в личности, но и в будущую стратегию развития. Победят «праваки» — и страна перейдет к прагматичному курсу на построение капитализма в коммунистической упаковке. Триумф «леваков» автоматически означал очередные «большие скачки» и «культурные революции», грозившие выпустить
из Китая последние соки.

Большинство в китайском руководстве, включая Хуа Гофэна, склонялось к первому варианту, но, пока был жив Мао, «четверку» решили не трогать. Последовавшая 9 сентября 1976 года смерть «великого кормчего» стала для всех большим облегчением. Пыталась ли «четверка» захватить власть? Конечно, пыталась, но сделать ничего не могла по причине своей
административной беспомощности. Буквально на следующий день после кончины Мао кто-то вспомнил, что он назвал жену и ее соратников «бандой четырех», так что из идейных наследников «великого кормчего» они мгновенно превратились в нарушителей его заветов.

В ЦК вокруг них образовалось пустое «пространство», а военные откровенно их ненавидели как людей, никогда не считавшихся с мнением армии. Именно военные под руководством маршала Цзяньиня и провели всю операцию по аресту «четверки», которая прошла без сучка и задоринки.

Всех членов «банды четырех» приговорили к пожизненному заключению. Цзян Цин покончила с собой в 1991 году. Еще через год умер Ван Хунвэнь. Чжан Чуньцяо и Яо Вэньюань скончались в 2005 году, когда Китай был уже совершенно другой страной, в которой, впрочем, по-прежнему почтительно относятся к Мао Цзэдуну. В Китае считается, что в его
деятельности позитивное и негативное соотносится в пропорции 70 к 30 процентам. Да и 30 процентов негатива обычно записываются на счет «четверки».

Загрузка...

Прокомментировать







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru