КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Вор в законе Джем


Вор в законе Джем

Вор в законе Джем (Евгений Васин)

Вор в законе Евгений Васин — Джем

Вор в законе Джем (Евгений Петрович Васин) считался теневым правителем Дальнего Востока. Его имя до сих пор окутано бесчисленными мифами и легендами. Так кем был этот человек?

Евгений Петрович Васин родился 10 ноября, в День милиции, 1951 года в городе Борзя Читинской области. Однако рос он в Комсомольск-на-Амуре, куда переехала семья. Мальчик воспитывался матерью. Пример во всем брал с дяди Тимофея Васина, который был заместителем командира отдельного полка ОГПУ на Дальнем Востоке, Героем Гражданской войны. Женя еще в детстве получил прозвище Джем. Сначала Васина называли Жека, затем Джек и, наконец, Джем.

Первую судимость он получил за драку, как только ему исполнилось 15 лет. По рассказам самого Евгения Петровича, он «заступился за ребят, у которых старшие пацаны отобрали сумки», схватил кий и стал охаживать обидчиков, за что и сел на два года. В тюрьмах с «активистами» Джем не находил общий язык, но и обиду себя не давал. Отсидев первый срок, он опять попал за решетку. По его словам, «за дружбу пострадал». 19-летие Васин встретил в Златоустовской спецтюрьме.

Бесконвойник

В третий раз Евгения посадили за сопротивление милиции. В лагере срок добавили — «проявил свой характер». В общей сложности Джем провел в местах заключения 20 лет. О карьере вора в законе он не задумывался. Будучи в Тобольской спецтюрьме в 1976–1979 годах, он работал на производстве, где делалась путанка для запретных зон, что считалось среди порядочных арестантов «западло». Кроме того, он также был слесарем-бесконвойником — когда другие зеки находились под замком, гулял свободно по рабочему корпусу. Такое могли себе позволить только те, кто пользовался доверием у начальства. Как правило, бесконвойники в «порядочных» камерах не сидели.

После выхода на  свободу, обладая хорошими организаторскими способностями, Джем создал из числа знакомых уличных авторитетов «братский круг» или, как он его называл, «союз истинных арестантов», в основе которого был принцип: «один – за всех, все – за одного». До конца 70-х годов причастность к братскому кругу от всех непосвященных скрывалась. В качестве отличия «свои» в городе носили черные фетровые шляпы.

Беляй, Джем и Стрела

Беляй, Джем и Стрела

Находясь в заключении, Джем вел в рабочих корпусах тайную, но очень активную пропаганду против воров в законе, в пику которым выставлял созданный им союз. За это его по указанию воров даже избили в одной из «порядочных» камер. К началу 1982 года внутри братского круга, который насчитывал уже более сотни членов, он создал еще один круг, более узкий, из десяти человек. Всех входивших в него Джем объявил ворами в законе. Но по воровским понятиям все они являлись самозванцами и подлежали наказанию, ибо присвоить титул вора в законе имели право лишь сами воры.

По словам бывшего криминального авторитета, а ныне правозащитника Владимира Податева, «краевое управление мест заключения» его деятельности не мешало. Это было выгодно. Во-первых, созданная Джемом «воровская элита» находилась под полным контролем начальства. Во-вторых, составляла оппозицию настоящим ворам в законе. В-третьих, помогала выявлять наиболее влиятельных заключенных и их вербовать.

В результате вся созданная Джемом «воровская постановка» оказалась под контролем официальных властей, а его самого в благодарность за проделанную работу освободили в феврале 1982 года из совгаванской зоны досрочно и отправили на стройки народного хозяйства.

Подмоченная репутация

После этого репутация Джема оказалась сильно подмоченной. Многие друзья его покинули, а в самом «братском кругу» зрел сильный заговор против Джема. В 1983 году его отправили на зону, находившуюся в поселке Лабытнанги, где Джем объявил себя вором в законе. Однако он был разоблачен настоящим вором Мироном Мамедовым. После этого у него возникли серьезные трения, в результате которых он через некоторое время оказался в Тобольской спецтюрьме.

Находящиеся там воры в законе объявили его самозванцем. В момент прихода Джема в Тобольскую спецтюрьму из семи находившихся там воров, за исключением двух славянских, которые не имели решающего голоса, пятеро были грузины. Сложившаяся ситуация стала иметь национальный подтекст. Джем настаивал на том, чтобы его признали вором в законе, на меньшее не соглашался и ни на какие компромиссы не шел. Параллельно с этим в рабочих корпусах несколько человек из «братского круга» проводили агитацию среди тех, кто плохо разбирался в воровских законах, в пользу Джема. При этом они умело разыгрывали национальную карту: мол, все воры – кавказцы, а русским авторитетам ходу не дают.

Слева воры в законе: Гия Диаквнишвили, Евгений Васин (Джем) и Датико Цихелашвили (Дато Ташкентский)

Слева воры в законе: Гия Диаквнишвили, Евгений Васин (Джем) и Датико Цихелашвили (Дато Ташкентский)

В спецкорпусе, где больше знали о прошлом Джема и лучше разбирались в воровских законах, ситуация была иной. Кроме тех, кто с ним находился в камере, его в качестве вора больше никто не воспринимал. Все решил Дато Ташкентский — авторитетный вор всесоюзного масштаба. И решение было в пользу Евгения Васина. 2 октября 1985 года Джем стал вором в законе.

Темная сторона Джема

Оказавшись в конце 80-х годов единственным вором в законе на Дальнем Востоке и не желая ни с кем делить власть, Джем проводил политику, не допускающую появления в регионе других законников.

По своему характеру он был очень радушным, гостеприимным, добрым и справедливым. Это был приятный, обходительный собеседник, прекрасный дипломат, любящий власть и лесть до умопомрачения. Но в моменты запоев, которыми он страдал, его темная сущность — жестокостью и непредсказуемость — вырывалась наружу, наводя страх на окружающих. По рассказам людей, знавших Джема близко, он часто оказывался на больничной койке в результате злоупотребления спиртным. Джем на это говорил: «Пусть говорят, что Джем один пьяный ходит, остальные все трезвые».

Внизу воры в законе: 2) Николай Зыков (Якутенок), 3) Евгений Васин (Джем), 4) Александр Волков (Волчок), 5) Эдуард Сахнов (Сахно); вверху: 4) Толик Гусь, 5) Виталий Турбин (Турбинка)

Внизу воры в законе: 2) Николай Зыков (Якутенок), 3) Евгений Васин (Джем), 4) Александр Волков (Волчок), 5) Эдуард Сахнов (Сахно); вверху: 4) Толик Гусь, 5) Виталий Турбин (Турбинка)

За счет воровства он не жил и до начала 90-х числился снабженцем комсомольского кооператива «Дружба». Тогда же и появилась организация «Общак». Простым жителям Комсомольска лидер «Общака» представлялся борцом с уличной преступностью, который ратует за порядок в городе. Как вспоминают жители города, «молодежь не кололась, наркоманов и барыг, продававших малолеткам наркоту просто калечили».

Слева воры в законе: Николай Зыков (Якутенок) и Евгений Васин (Джем)

Слева воры в законе: Николай Зыков (Якутенок) и Евгений Васин (Джем)

Фраза «обосновать свои слова» прочно вошла в лексикон подростков. В каждом дворе Комсомольска была своя группировка, которая подчинялись кварталам. У каждого квартала была своя «хата», куда сносился общак и мог прийти любой участник квартала, чтобы переночевать, перекусить или сыграть в нарды и просто пообщаться. Человек «с квартала» решал простые дворовые споры, кто прав, а кто нет. Не было драк, в которых побеждает сильный. Смотрели на то, виновен человек или нет. Грабительство и воровство поутихли.  «Если ты ограбил кого-то, — вспоминают жители, — то был риск нарваться на жену, мать, сестру, брата, отца или другую родню «порядочного». Город был маленький, и все очень быстро становилось известно. Такая же ситуация была и с воровством.

Вор-благотворитель

Евгений Васин повлиял на развитие известной в Комсомольске школы бокса «Ринг-85». Благодаря его спонсорской помощи она стала одной из лучших в России и вырастила мастеров спорта, имена которых знают и за рубежом. Также Джем открыл в городе общественную приемную, куда за помощью к вору в законе могли обратиться и простые граждане. Как вспоминал один из местных жителей, он был благодарен Джему за спасение его жены – вор помог купил для нее очень дорогое лекарство. Однако есть множество свидетелей, которые говорят, что такая помощь часто оказывалась  небескорыстно.

В центре вор в законе Джем (Евгений Васин)

В центре вор в законе Джем (Евгений Васин)

Также в рамках воспитания подрастающего поколения Джем организовал на острове Малайкин молодежный лагерь. В летнее время туда посменно приезжали до 50 детей. Лагерь был построен по бойскаутскому принципу: жесткий распорядок дня, активные тренировки и военизированные игры типа «Зарница». В самом Комсомольске существовали бригады, которые отлавливали пацанов-беспризорников, убежавших из дома. Их свозили на отдельные квартиры, кормили, мыли, одевали. Если узнавали, что их родители  пьют, то ехали к родителям и «воспитывали» их физически.

Хозяин края

Оказывал Джем «помощь» и бизнесменам города. В оперативных кругах это называется рэкетом. Но Евгений Васин так не считал. «Бывает , когда сами предприниматели обращаются ко мне за поддержкой. Надо, скажем, им лететь в Красноярск, контракт заключать. Опасаются, что местные группировки могут помешать. А у меня там старые знакомые. Звоню, прошу помочь землякам, не дать их в обиду. Я, получается, сработал как посредник. Коммерсанты по-своему благодарят», — говорил Джем. Евгений Васин не раз во всеуслышание призывал к ненасилию.

Его излюбленная тема — национальная терпимость и осуждение национализма. Об этом он заявлял даже по комсомольскому телевидению. «Это мой край, и я его хозяин. Я хочу, чтобы здесь у меня был порядок», — заявлял вор в законе. Но, как свидетельствуют оперативные сводки,  убийств на почве криминальных разборок между дальневосточными группировками за годы правления Джема стало больше.

В 2001 году произошел беспрецедентный теракт в комсомольском кафе «Чародейка», где заживо сгорели восемь человек. Сразу после этого чудовищного преступления в прессе появились сообщения о том, что Джем к нему причастен. Были, однако, и другие версии. Джема арестовали 20 сентября 2001 года. Санкцию дала Генеральная прокуратура. 28 сентября следователь окружной прокуратуры предъявил Евгению Васину обвинение по двум статьям: «убийство» и «организация преступного сообщества». 22 октября 2001 года Евгений Васин скончался от острой сердечной недостаточности в краевой клинической больнице №1 Хабаровска, куда был доставлен из хабаровского СИЗО. Проводить Джема в последний путь вышел почти весь Комсомольск-на-Амуре.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru