КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Передел сфер влияния


Передел сфер влияния

Константин Яковлев - Костя Могила

Константин Яковлев — Костя Могила

Сегодня уже не вызывает сомнения: в Санкт-Петербурге начался очередной передел сфер влияния, сопровождающийся, как обычно, заказными убийствами. О причинах его можно спорить, выдвигая различные версии преступлений. Ясно одно: в последние полгода-год уничтожаются в основном те, кто играл ведущую роль в легальном и не совсем легальном бизнесе начала и середины 90-х. То ли им предъявили к оплате старые счета, то ли кто-то делает так, чтобы они уже никому ничего не предъявили.

В сегодняшнем Петербурге, как и во всей остальной России, заказным убийством никого особо не удивишь. Однако за последний год характер такого рода преступлений в Северной Столице несколько изменился. Если прежде во время большинства резонансных убийств предыдущий петербургский губернатор оказывался в отпуске или в командировке (совпадение, разумеется, чисто случайное), то с заменой в городе властной вертикали ‘громкие’ ликвидации в Санкт-Петербурге практически прекратились.

Конечно, ‘авторитетов’ средней руки и ‘бригадиров’, продолжают время от времени отстреливать и взрывать прямо в городе. Но крупные фигуры, те, кого правоохранители, журналисты и эксперты числили в ‘легендах теневого бизнеса’, стали гибнуть в основном за пределами Санкт-Петербурга, и даже России. И что самое занятное — шансов на раскрытие этих убийств в силу ряда обстоятельств гораздо меньше, чем если бы они были совершены здесь. И хотя корни этих преступлений, можно предположить, растут все же из Санкт-Петербурга, расследованием их занимаются правоохранительные органы тех городов и стран, где они были совершены. А значит, петербургским правоохранителям если и предстоит копаться в этих историях, то исключительно, с точки зрения оперативно-познавательной. Ну, или при оказании помощи их заграничным коллегам, если те за таковой обратятся.

Руслан Коляк

Руслан Коляк

Константин Яковлев (он же Костя Могила), Руслан Коляк (он же Лупатый или Пучик) и, наконец, Вячеслав Шевченко — идет активное истребление ‘авторитетных’ людей, которые играли далеко не последнюю роль в городском бизнесе начала и середины девяностых годов.

Авторитетный бизнесмен Вячеслав Шевченко

Авторитетный бизнесмен Вячеслав Шевченко

Есть основания подозревать: этими именами мартиролог не закончится. Какие бы обстоятельства и какие бы лица не стояли за всеми этими убийствами, можно сделать вывод — очередной передел в петербургском ‘криминальном зазеркалье’ набирает обороты.
Итак, расставим события в хронологическом порядке.

Петербургское убийство в Москве

Санкт-Петербург только успел отгулять полтора дня юбилейных торжеств, как в Москве ‘с особым цинизмом’ застрелили петербуржца Яковлева. Известного в Санкт-Петербурге как в криминальных, так и в коммерческих и даже отчасти политических кругах Яковлева Константина Карольевича, которого в ряде СМИ упорно именовали Костей Могилой.

25 мая около 16:50 в самом центре Москвы в Обуховом переулке спортивный мотоцикл с двумя седоками в глухих черных шлемах догнал легковую машину ‘Ниссан Максима’, в салоне которой кроме Константина Яковлева, москвича Сергея Чикова, находился также Денис Царев, 26-летний уроженец Тихвина, которого сперва объявили не то помощником сенатора от одного из отдаленных российских регионов, не то депутата парламента (от чего аппараты обоих палат парламента моментально постарались откреститься), а также 30-летняя подруга Константина Яковлева Марина Волина.

Слева: вор в законе Александр Тимошенко (Тимоха) и Константин Яковлев (Костя Могила)

Слева: вор в законе Александр Тимошенко (Тимоха) и Константин Яковлев (Костя Могила)

Место оказалось крайне удобное. По обеим сторонам дороги тянулись корпуса НИИ, прохожих, практически, не было. На повороте, когда машина притормозила, мотоциклисты открыли по ней огонь из двух АКС. Цель была достигнута — Яковлев, Царев и Чиков погибли на месте. Тяжелые ранения получила Волина. Оба автомата позже были обнаружены брошенными неподалеку от места преступления.

Могила Константина Яковлева (Костя Могила)

Могила Константина Яковлева (Костя Могила)

Раскрытием убийства ‘авторитетного’ петербуржца сразу занялись профессионалы сыскного дела: сотрудники ГУБОП, ФСБ и МВД.
Из-за юбилейных торжеств похороны Константина Яковлева пришлось задержать — лишь 5 июня он обрел свое последнее пристанище на Северном кладбище Петербурга.

Реальный авторитет

В ‘авторитете’ для Петербурга Константин Яковлев пробыл около десятка лет, а с его гибелью, без преувеличения, завершилась целая эпоха в криминальной и экономической жизни Северной столицы. Для многих петербуржцев, занимающих не последние места в различных сферах общественной жизни и бизнеса, это стало серьезным ударом. Среди близких знакомых Константина Карольевича был и Денис Волчек, депутат Законодательного Собрания Петербурга, и Владимир Кулибаба, известный бизнесмен в области фармацевтического бизнеса, а также вице-президент некой Академии национальной безопасности (по мнению ряда оперативных сотрудников правоохранительных органов, именно Кулибаба долгие годы отвечал за безопасность в той неформальной корпорации, которую возглавлял Константин Яковлев).

Многие источники указывали на сильные позиции Константина Яковлева на многих петербургских телеканалах — даже на ТРК ‘Петербург’. В числе довольно близких знакомцев Константина Яковлева одно время был и Борис Березовский, также имевший определенные коммерческие интересы в Морском порту Петербурга. Поговаривали, что именно через Могилу Борис Березовский курировал и ряд других своих коммерческих проектов, в том числе и в сфере телебизнеса.

Вардан Асатрян (Бдже), Карен Минасян (Карен Ленинаканский), Аслан Усоян (Хасан), Арутюн Ростомян (Арут Эчмиадзинский), Александр Тимошенко (Тимоха), Константин Яковлев (Костя Могила); лица троих закрашены собственноручно Дедом Хасаном, Сочи

Вардан Асатрян (Бдже), Карен Минасян (Карен Ленинаканский), Аслан Усоян (Хасан), Арутюн Ростомян (Арут Эчмиадзинский), Александр Тимошенко (Тимоха), Константин Яковлев (Костя Могила); лица троих закрашены собственноручно Дедом Хасаном, Сочи

Ходят слухи и о том, что со своим однофамильцем не понаслышке были знакомы и бывший губернатор Петербурга Владимир Яковлев с супругой. Немалую помощь оказывал Могила и петербургскому спорту, в частности, он финансировал и принимал участие в организации выступлений петербургского профессионального регбольного клуба ‘Атланты Невы’, соучредителем которого являлся, занимал посты президента петербургского федерации регбола и президента Международной Лиги национальных регбольных клубов.

Этапы большого пути

Яковлев Константин Карольевич родился в 1954 году в Ленинграде. Из семьи старых питерских интеллигентов: отец — директор крупного НИИ, прошедший в свое время через горнило сталинских лагерей. Сам Константин Яковлев после школы окончил физико-математический техникум. Рос в Московском районе, в соседних дворах с будущим главой Московского района, а затем и депутатом питерского ЗакСа Виктором Новоселовым. Срочную армейскую службу Константин Яковлев проходил в спортроте. Активно занимался спортом, достиг звания кандидата в мастера спорта по вольной борьбе. После демобилизации занимался всем понемногу: работал каскадером, могильщиком (отсюда и прозвище), нелегальным курьером по перевозке наличных при операциях между ‘цеховиками’.

Паша Кудряш и Костя Могила

Смотрящие по Питеру Паша Кудряш и Костя Могила

Говорят, бизнес свой начинал еще в 80-х с неким «Ваней Витебским». После непродолжительной отсидки явных столкновений с законом больше не имел.
Собственная группа товарищей (впоследствии одноименная бизнес-группа) у Кости Могилы появилась году в 1989. Еще в начале 90-х Константин Яковлев и его ближайший соратник Кудряш считались представителями в Санкт-Петербурге московских воров.

Однако уже с середины 90-х годов Могила начинает прилагать все большие усилия по легализации своего бизнеса. Константин Яковлев стал вхож в деловую и политическую элиты города, параллельно стараясь получить возможности влияния на некоторые городские СМИ. Его организация в то время контролировала часть импорта алкогольных напитков и некоторых других продуктов питания.

Константин Яковлев - Костя Могила

Константин Яковлев — Костя Могила

Константин Яковлев совершенно легально являлся учредителем ООО ‘Бит’, созданной в 1995 году и занимающейся торговлей компьютерной техникой, одним из учредителей ООО ‘Компания МСА’, созданной в 1997 году и специализирующейся на оптово-розничной торговле, торговой фирмы АОЗТ ‘Сириус-С’, учрежденной в 1994 году (в ней Яковлеву принадлежит 20% учредительного капитала), ООО ‘Бриз’, учрежденного в 1995 году и занимающегося лесозаготовительными работами (у Яковлева в ней было 10%), издательско-рекламного агентства ‘Рим’, созданного в 1997 году, ООО ‘Драйвер’, учрежденного еще в 1991 году и созданного в1998 году ООО ‘Велес’.

В мире преступном, говорят, он пользовался славой человека весьма серьезного, с которым не стоит ссориться по пустякам. Поговаривали и писали и о его достаточно близких контактах с воровским миром и, особенно, с некоторыми московскими ‘ворами в законе’, в частности с Дедом Хасаном.

В 1993 году некто Игорь Савин (Кувалда), пытался организовать покушение на Костю Могилу, но неудачно. Когда нападавшие ворвались в офис Константина Яковлева и начали палить из пистолетов и автоматов, они задели нескольких сотрудников и охранников, но сам Могила успел упасть под стол и отделался только набитой при падении шишкой. Сам Кувалда вскоре после этого тоже погиб.

Традиционно сильными считались позиции Константина Яковлева в Морском порту Петербурга. Причем порт занимал в многообразных коммерческих интересах господина Яковлева одну из ведущих позиций.

В городе много говорили о противостоянии Кости Могилы и Владимира Кумарина (Барсукова), считающегося лидером ‘тамбовской бизнес-группы‘.

В марте 2000 года Яковлев едва не стал жертвой очередного покушения. Задержанные жители Новгорода Великого Алексей Маликов и Роман Метелкин, по версии правоохранительных органов, имели притяжение к «тамбовской» ОПГ. Оружия, необходимого для исполнения убийства у них с собой не было. Однако на момент задержания они имели четкие инструкции от своего заказчика: вести наружное наблюдение за объектом, установить его распорядок дня и маршруты передвижения. Для чего они это делали? Можно только предполагать. Причем заказчик торопил их, из чего опять же можно предположить, что ликвидация Кости Могилы была намечена на самое ближайшее время.

Потенциальных мест ликвидации рассматривалось несколько: ресторан, где авторитет частенько бывал, территория у его офиса на Невском или же возле дома на Каменноостровском проспекте. Считалось, что Яковлев может быть ликвидирован выстрелом из снайперской винтовки. Оперативники уголовного розыска не исключают, что новгородцев могли и не привлекать для самой акции устранения, перепоручив ее другим людям. Кстати, по неофициальным данным, задержали неудачливых наблюдателей охранники Могилы, позже передавшие их в руки милиции.

Слева воры в законе: Вардан Асатрян (Бдже), Карен Минасян (Карен Ленинаканский), Аслан Усоян (Хасан), Арутюн Ростомян. Крайний справа Константин Яковлев (Костя Могила)

Слева воры в законе: Вардан Асатрян (Бдже), Карен Минасян (Карен Ленинаканский), Аслан Усоян (Хасан), Арутюн Ростомян. Крайний справа Константин Яковлев (Костя Могила)

Позже был определен и заказчик планировавшегося убийства — известный тамбовский «авторитет» Боб Кемеровский. Кемеровский характеризуется питерскими правоохранительными органами, как ‘один из наиболее радикально настроенных авторитетов Петербурга’. Уроженец Кемерово (отсюда пошло его прозвище), отслуживший срочную службу в воздушно-десантных войсках, он оказался в Петербурге, где сделал удачную карьеру в рядах так называемого ‘тамбовского организованного бизнес-сообщества’. С первой половины 90-х годов Кемеровский контролировал ряд коммерческих структур — в основном на территории Выборгского и Калининского районов Петербурга.

В августе 2000 года его объявили в федеральный розыск. Задержали же Боба Кемеровского на Украине в аэропорту ‘Борисполь’, куда тот прилетел из-за границы. Его дело — в суде и, видимо, в июне этого года можно ждать вынесения приговора.

Примечательно, что параллельно готовилось покушение и на Владимира Кумарина. Олег Тарасов, охранник охранного предприятия ‘Зеркало’, сколотивший в 1996 году собственную ‘бригаду’ поручил двум приятелям — Александру Малышу и Артуру Гудкову установить за Кумариным скрытое наблюдение. Малыш с Гудковым раздобыли микроавтобус, поставили его неподалеку от въезда в резиденцию Кумарина на Крестовском острове и установили скрытое видеонаблюдение через замаскированную в декоративной подушке видеокамеру. Однако охрана предпринимателя обратила внимание на странный микроавтобус, проколола ему колеса, обнаружила видеокамеру и затем передала находку милиции. Позже Гудков и Малыш были арестованы по подозрению в причастности к убийству депутата петербургского Законодательного Собрания Виктора Новоселова.

Летом 2000 года, говорят, в Санкт-Петербурге в гостинице в центре города состоялась встреча, на которой ряд спорных вопросов был разрешен.

Стоит добавить, что в последние годы жизни Константин Яковлев значительную часть времени проводил в Москве. Да к тому же еще с середины 90-х годов наряду с собственной легализацией Константин Карольевич начал демонстрировать и всё возрастающее религиозное чувство: читал и дарил своим близким знакомым религиозную литературу, совершал паломничества по святым местам… Говорят, кто-то из его предков бывший до революции блестящим офицером одного из лейб-гвардейских полков, сменил с переменой власти и образ деятельности — стал проповедником.

Причины и следствия

О причинах и следствиях убийства Константина Яковлева до сих пор остается только гадать — слишком влиятельной, хотя и теневой фигурой он был в той криминально-экономической и отчасти политической жизни, что сложилась в Петербурге.

В достаточной степени очевидна тема Морского порта Петербурга. Очень может быть, что в борьбе за порт Константин Яковлев стал одной из центральных фигур. Эти ворота России на Северо-Западе еще долго будут лакомым куском для коммерсантов, привыкших решать многие вопросы радикальными методами.

Другая версия — фармакологическая. На этом рынке в Петербурге также идет невидимая миру борьба между двумя ‘фармакологическими группами’, одну из которых связывают с депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга, другую — с весьма влиятельным депутатом Государственной Думы. Эта борьба идет с переменным успехом, хотя в ней противостояние ведется скорее на уровне попыток законодательных атак и контратак в интересах тех или иных операторов лекарственного рынка, заказных статей в СМИ.

Могила криминального авторитета Руслана Коляка

Могила криминального авторитета Руслана Коляка

Следом за Костей из жизни ушел еще один влиятельный петербуржец — Руслан Коляк. Смерть настигла его также не в родном городе — в Крыму…

Эти крымские пляжи…

За свои 44 года Руслан Коляк пережил девять покушений на свою жизнь. Десятое оказалось роковым. 8 августа 2003 года около 14 часов по крымскому времени Коляк обедал в кафе ‘Крым’ рядом с пляжем гостинцы ‘Ялта-Интурист’, в которой привык останавливаться еще с того времен, когда нередко наезжал на отдых в Крым в середине 90-х. В последнее время Коляк снова зачастил в Ялту — там строился его новый дом, и строительство требовало личного присмотра. Вернуться в Петербург он был должен вечером 8 августа. За столиком Коляк сидел не один, а со спутницей, некоей Светланой. Неожиданно к их столику подошел киллер и открыл по жертве огонь из двух пистолетов, завершив его контрольным выстрелом в голову.

Руслан Коляк

Руслан Коляк

Коляка многие считали авантюристом: он любил приключения, красивых женщин, часто менял сферы приложения своих сил. Пожалуй, можно сказать, что ему было тесно в рамках какого-то одного занятия. Происходил из интеллигентной семьи, закончил физико-математическую школу. Попробовал себя в роли студента, как минимум, четырех ВУЗов: медицинского, экономического, юридического… Года два-три тому назад все же получил диплом юриста и даже стал адвокатом в Международной коллегии адвокатов, пользующейся в Петербурге весьма своеобразной славой. Срочную военную службу, по собственным уверениям, проходил в войсках КГБ и несколько раз получал, якобы, предложения продолжить карьеру в рядах этой организации.

В середине 80-х Руслан Коляк, говорят, как многие, кто начинал тогда свой бизнес в Ленинграде, ‘крутился’: занимался фарцовкой, мелкими валютными операциями. Тогда же оброс многочисленными знакомствами в криминальном мире, в первую очередь среди будущих авторитетов ‘тамбовского бизнес-сообщества’.

Слева направо: Владимир Жириновский, Александр Ефимов, Руслан Коляк, Михаил Глущенко

Слева направо: Владимир Жириновский, Александр Ефимов, Руслан Коляк, Михаил Глущенко

Впрочем, об официальном статусе Руслан Коляк не забывал никогда — в начале своей карьеры он легально числился охранником гостиницы ‘Пулковская’. С правоохранительными органами его также связывали весьма странные отношения: сам он нередко говорил о себе, как о ‘двойном агенте’, имел удостоверение внештатного сотрудника милиции, полученного еще в начале 80-х. Петербургская милиция, то возбуждала в отношении него уголовные дела, держала в оперативной разработке и даже сажала за решетку, то пользовалась его помощью в борьбе с другими криминальными авторитетами. Как бы то ни было, но связи Руслан Коляк имел и в криминальном мире, и среди борцов с ним, и среди политиков, деятелей культуры, СМИ.

Года с 1994 Руслан Коляк начал активную легализацию своей деятельности в самых различных сферах. Начал с охранного бизнеса: он был в учредителях фирмы ‘Кугуар’, в советниках в фирме ‘Серебряный лев’. Вкладывал Коляк свои средства и в общественное питание (небольшую сеть ресторанов), и в средства массовой информации, выступая в разное время продюсером ряда телепрограмм и ряда газетных проектов. Крутились его деньги и авторемонтном бизнесе. А вот попытка поучаствовать в риэлтерском бизнесе окончилось для Руслана Коляка за решеткой.

Квартирный вопрос

Дело в отношении одного из крупнейших петербургских риэлтеров Александра Мошкалова, хозяина фирмы ‘Любимый город’ и вице-президента Балтийского союза риэлтеров, и его соседа по дому на Московском проспекте Руслана Коляка было возбуждено в ноябре 1998 года. За полгода до этого Мошкалов попытался, по собственному признанию, спасти рушащееся агентство недвижимости ‘Кредо-Петербург’ и предложил помощь в выведении из кризиса директору фирмы и одному из ее учредителей Олегу Зоринову. Зоринов предложение принял — это спасало его от ответственности за растрату средств клиентов и фирмы в 140 тысяч долларов.

Сам Александр Мошкалов неоднократно заявлял, что действовал из человеколюбия, пытаясь вернуть деньги полутора сотням клиентов ‘Кредо-Петербург’. Правда, другой учредитель фирмы Александр Голованов и незадолго до этого вышедший из числа учредителей Сергей Шабалин посчитали, что Мошкалов пытался прибрать их фирму к рукам (эту уверенность позже разделили и правоохранительные органы). В обмен на помощь в выводе ‘Кредо-Петербурга’ из кризиса, по уверениям Шабалина и Голованова, Мошкалов и Коляк, якобы, потребовали себе их доли акций фирмы. Стоимость своих 40 процентов акций Шабалин и оценил в те самые пресловутые 140 тысяч долларов (свои 20 процентов Голованов оценил в 50 тысяч долларов). При довольно странной арифметике, акционеры как-то забыли и о том, что никаких акций ‘Кредо-Петербург’ в природе не существует — фирма их ни разу не выпускала. А если бы акции и выпускались, то с учетом растрат Зоринова, они имели бы отрицательную стоимость. Сами Мошкалов и Коляк уверяли, что если речь и шла о деньгах, то исключительно о тех, которые они сами готовы были одолжить ‘Кредо-Петербургу’ для выведения его из системного кризиса.

Однако дело в отношении господ Мошкалова и Коляка было возбуждено лишь осенью 1998 года. Обоих фигурантов арестовали в канун выборов в Законодательное Собрание, куда Мошкалов пытался избраться. В марте 1999 был арестован и Руслан Коляк — пересидев несколько месяцев за границей, он вернулся в Петербург и сдался сотрудникам РУБОП, которые вели это дело. Оба они пробыли за решеткой до декабря 1999 года, после чего обоим изменили меру пресечения на не связанную с лишением свободы. В суде процесс тянулся более года, то и дело откладываясь и прерываясь, пока, наконец, в 2001 году не был вынесен приговор.

Суд принял компромиссное решение: по просьбе гособвинения вымогательство превратилось в понуждение к заключению сделки и самоуправство, после чего дело было прекращено за истечением срока давности.

Свидетель обвинения против братьев

Параллельно с делом Коляка-Мошкалова Руслан Коляк стал фигурантом еще одного громкого процесса — связанного с именами двух ‘авторитетных’ петербургских братьев Сергея и Вячеслава Шевченко, коммерсантов и политиков (оба брата были депутатами: старший Вячеслав — ГосДумы от фракции ЛДПР, младший Сергей — Законодательного Собрания Петербурга). Правда, здесь Коляк был одним из основных свидетелей обвинения.

Вячеслав и Сергей Шевченко

Вячеслав и Сергей Шевченко

Братьев обвиняли в вымогательстве. Причем старший успел скрыться и был объявлен в федеральный розыск, а младшего, несмотря на его депутатский статус, на время даже задержали, затем, правда, выпустив по состоянию здоровья.

Дело братьев Шевченко, было возбуждено Главным следственным управлением ГУВД Петербурга и Ленинградской области в марте 2000 года.

Самое пикантное в этой истории, что вымогательство, было совершено у петербургских журналистов. Поводом для неудовольствия ‘авторитетных’ политиков и коммерсантов братьев Шевченко стали несколько статей, появившиеся весной 1998 года. Тогда при активном участии обоих Шевченко в принадлежащем им ночном клубе ‘Голливудские ночи’ на Невском проспекте были организованы концерты знаменитых ‘Prodigy’. Правда, некоторые написавшие о предстоящем событии питерские журналисты не преминули сообщить, что Prodigy — не натуральные, а двойники известных артистов.

Основная претензия братьев коснулась Максима Кузахметова журналиста и издателя ряда петербургских печатных изданий, в частности, журнала ‘Телеман’, где собственно и появилась одна из статей. Кузахметова пригласили на малоприятную беседу с братьями Шевченко, объявили ему, что публикация нанесла их деловой репутации огромный вред, который Сергей и Вячеслав якобы оценили в 50 тысяч долларов, поскольку эта статья была признана наиболее вредоносной. Правда, потом сумму снизили, а Кузахметову намекнули, что проблема будет решена, если его издания перейдут под контроль братьев Шевченко.

В результате, по данным, дошедшим от скупого на комментарии следствия, 50 процентов уставного капитала кузахметовской фирмы ‘Максим’, владевшей журналами ‘Телеман’ и ‘Петербургский телезритель’, перешли под контроль финансовой группы ‘Норд’ (ее владельцами и являлись братья Шевченко), а самим братьям Кузахметов вроде бы выплатил 10 тысяч долларов. Правда, заявление в милицию о вымогательстве, Кузахметов подал лишь в сентябре 1999 года. Причем немалую роль в его переговорах с братьями Шевченко играл Руслан Коляк. Кроме Кузахметова досталось и другим журналистам. С Владимира Кузнецова, корреспондента ‘Санкт-Петербургских ведомостей’ потребовали 5 тысяч долларов.

Не всё в действиях братьев-коммерсантов было по нраву правоохранительным органам. Говорили об их тесных связях с ‘тамбовским преступным сообществом’. Фамилия братьев Шевченко всплывала практически при каждом громком скандале криминального толка в Петербурге в последние годы XX века. О них говорили и в связи с громкими убийствами (депутата Виктора Новоселова, директора ООО «Метропресс» Олега Червонюка), и в связи с делом Шутова (по версии следствия одной из жертв ‘банды Шутова’ должен был стать Вячеслав Шевченко).

Слева: Михаил Глущенко, Владимир Кумарин, Руслан Коляк

Слева: Михаил Глущенко, Владимир Кумарин, Руслан Коляк

Итак Руслан Коляк выступал главным свидетелем обвинения на процессе против братьев. В результате младший — депутат законодательного собрания Сергей Шевченко был признан виновным и получил восемь лет условного лишения свободы, лишившись и депутатского мандата (старшему тогда удалось скрыться, но после осуждения брата он вернулся, и сдался властям, возможно, потому что реальный срок за решеткой ему не грозит — после возвращения Вячеслав Шевченко отошел от официального участия в бизнесе, оставив себе единственную должность — заведующего кафедрой Государственной Полярной академии, готовящей в Петербурге национальные кадры из числа народов Крайнего Севера).

Надо ли говорить о том, что отношения с братьями Шевченко у Коляка оказались после этого основательно испорченными.

Несостоявшаяся встреча

В последний день своей жизни, 8 августа 2003 года Руслан Коляк, говорят, намеревался встретиться в Крыму с Исмаилом Рагимовым, председателем совета директоров ОАО ‘Фармацевтическая фабрика Санкт-Петербурга’. Но не встретился: 6 августа поздно вечером Рагимов был взорван заложенным на дороге фугасом, когда ехал к себе на дачу в Репино.

Рагимов был состоявшимся человеком, как в своей официальной, так и в неофициальной биографии. На момент своей гибели Рагимов считался весьма уважаемым человеком в азербайджанской диаспоре Петербурга — заместителем председателя Азербайджанской национальной культурной автономии. В декабре 2001 года международная организация «Европейские контракты» назвала Исмаила Рагимова «менеджером XXI века». А двумя годами позже он был избран почетным академиком Международной академии реальной экономики. Рагимов значился учредителем еще целого десятка коммерческих фирм.

По данным же правоохранительных органов, уважаемый коммерсант Рагимов имел кличку Исмаил и даже числился одно время в оперативных базах правоохранителей.

Опера говорят о его возможных связях с Артуром Кжижевичем, а также давнем знакомстве с дедушкой питерского рэкета Феоктистовым (Фекой). Говорят, к его помощи иногда прибегал известный петербургский предприниматель Михаил Мирилашвили для решения спорных вопросов, связанных с околокриминальными проблемами. Да и с Коляком их связывало тесное знакомство.

‘Фармацевтическая фабрика Санкт-Петербурга’ известна, как одно из крупнейших пердприятий-производителей препаратов вроде ‘Настойки овса’ и ‘Настойки боярышника’, пользующихся популярностью, в первую очередь, у желавших поправить здоровье весьма радикальными способами.

Кроме того, фабрика ежемесячно производит 10 миллионов единиц лекарственных препаратов по 150 наименованиям. Осенью прошлого года Рагимов взял курс на начало выпуска антигриппозных и антипростудных растворимых микстур — аналогов, а следовательно, и конкурентов рекламируемым импортным таблеткам. На фабрике началась реконструкция, которая должна была завершиться нынешней весной.

65% продукции ОАО «Фармацевтическая фабрика Санкт-Петербурга» закупают крупные фармацевтические компании (их примерно 10), которые контролируют 70% фармацевтического рынка. Продукция компании распространяется по городам России от Калининграда до Владивостока, а также в Белоруссии — через федеральных дистрибьюторов. Основным конкурентом компании считалось ОАО «Московская фармацевтическая фабрика». В мае этого года, после гибели в Москве Кости Могилы, в Петербурге активизировалась борьба за передел фармацевтического рынка, часть которого, как считалось, покойный контролировал.

Рагимова устранили довольно нетипичным для Петербурга способом — на дороге, по которой он ехал, заложили фугас мощностью в три килограмма тротила. До сих пор известен только один подобный случай в Петербурге — несостоявшееся покушение на младшего из братьев Шевченко. Подобный тип устранения более характерен для Чечни. Заряд для Рагимова был заложен прямо на трассе — на 49-м км Приморского шоссе неподалеку от курортного поселка Репино. Заряд сработал под передней частью автомобиля, и, судя по всему, никаких шансов у Рагимова не было. Он скончался по дороге в больницу. На месте взрыва образовалась воронка диаметром почти 2 метра.

Совпадения?

Убийства Рагимова и Коляка до странности совпали по времени. Да и их несостоявшаяся встреча в Ялте (если она действительно планировалась) — наводит на размышления. Одна из версий убийства Рагимова — передел на фармацевтическом рынке.
Впрочем, свою роль могли сыграть и другие деловые и не только интересы Рагимова. Что же касается гибели Руслана Коляка, то чаще всего поминали ‘тамбовскую’ версию.

Поговаривают, что Коляк проявлял интерес и к ряду коммерческих объектов в Крыму, что вызвало неудовольствие у тамошних авторитетов. А из окружения братьев Шевченко вышла еще одна версия — якобы, Коляка убили из-за того, что тот ввязался в борьбу за некий торговый центр в Рыбацком, который контролируют остатки ‘казанских’.

Последний бросок на Юг

Чуть больше полугода прошло с момента гибели Руслана Коляка, когда при не до конца выясненных обстоятельствах погиб и один из братьев Шевченко. Тот самый, бывший депутат Госдумы и фигурант уголовного дела по вымогательству у журналистов. Шевченко был убит также за пределами Петербурга. В еще более далекой ‘туристической мекке’ — на Кипре. Что характерно, зарубежный вояж Шевченко-старшего держался его окружением в большом секрете — экс-депутат Государственной Думы, будучи подсудимым, находился под подпиской о невыезде, судья Куйбышевского федерального суда, где слушалось его дело, никаких разрешений на выезд из Петербурга Вячеславу Шевченко не давала, а стало быть, сам выезд был, так сказать, не слишком афишируем.

На Кипре Шевченко-старший появился не один, а в компании с Юрием Зориным и молодой женщиной Валентиной Третьяковой. Шевченко и Зорин — люди в Санкт-Петербурге весьма известные. Что касается Зорина, он — президент ОАО ‘Норд’ и Ассоциации ‘Клуб ‘Невский проспект’, близкий и давний партнер обоих братьев Шевченко. Выпускник исторического факультета Ленинградского государственного университета, до конца 80-х годов весьма успешно продвигался по жизни по комсомольско-партийной стезе. Затем не менее успешно проявил себя в бизнесе, создав попутно массу фондов, как благотворительных, так и чековых инвестиционных — например, печально известный ЧИФ ‘Ветеран’, существовавший до конца 90-х годов, но дивиденды выплачивавший вкладчикам лишь по итогам 1994 года.

С 1995 года Зорин был уже тесно связан с братьями Шевченко, став президентом ОАО ‘Норд’ (холдинга, объединившего сеть увеселительных заведений, предприятий общепита, мебельную фабрику, охранные и медиа-структуры). Параллельно Зорин стал и президентом Ассоциации государственных, коммерческих и некоммерческих организаций ‘Клуб ‘Невский проспект’. Среди учредителей Клуба — крупнейшие коммерческие структуры, работающие на главной улице города, а также Российская национальная библиотека, Академический театр драмы им. Пушкина. К слову, и Зорин, и братья Шевченко всегда старались позиционировать себя, как просвещенных бизнесменов-благотворителей. В частности, они спонсировали (в числе прочих) установку памятников Николаю Васильевичу Гоголю и Анне Ахматовой, восстановление бюста Александра Пушкина, главного колокола Казанского собора, а также воссоздание иконостаса этого храма.

А вот статус Валентины Третьяковой в компании двух солидных бизнесменов был крайне не определенным. В самых первых сообщениях об убийстве трех россиян на Кипре ее называли переводчицей. Но уже спустя несколько дней после кипрской трагедии появились версии, что Третьякова, в прошлом спортсменка-биатлонистка, была телохранительницей Вячеслава Шевченко.

Что привело их на Кипр: желание отдохнуть, интересы в местном бизнесе (а они могли появиться и у Шевченко, и у Зорина) или же какие-то другие проекты, доподлинно неизвестно.

Трое мертвых русских в ванной комнате

Далее — по материалам местной, питерской, и кипрской прессы, которая много писала об этом загадочном убийстве.

Вячеслав Шевченко, покинувший Петербург без лишнего шума, Юрий Зорин и Валентина Третьякова остановились на вилле в местечке Пейя, всего в десятке километров от крупного туристического центра Юго-Восточного Кипра города Пафос. Уехали на несколько дней, при этом Шевченко своему окружению пообещал ежедневно выходить на связь. Но 24 марта утром он на связь не вышел. Тогда доверенные лица старшего из братьев cвязались с кипрским адвокатом и попросили навестить виллу, где остановился Шевченко со спутниками. Кипрский адвокат позвонил на виллу, но на телефонные звонки никто не отвечал. Не отвечал никто и на звонки в дверь, когда адвокат подъехал на место. И тогда юрист вызвал полицию.

Тела обитателей виллы были обнаружены в ванной комнате — упакованными в черные пластиковые мешки. Все трое были застрелены, а по некоторым данным, предварительно избиты бейсбольными битами. Конечно, кипрская полиция начала расследование, но без знания петербургских реалий (мало кто сомневается, что нити преступления ведут в Петербург) шансов у нее вряд ли много. А петербургские правоохранительные органы, более или менее владеющие оперативными данными, в расследовании не участвуют — ‘чужая земля’.

Правда, свое расследование, похоже, намерены провести близкие убитого Вячеслава Шевченко. Его младший брат Сергей с группой сопровождения незамедлительно отправился на Кипр.

Понятно, что у братьев Шевченко хватало недоброжелателей. Не зря же городская прокуратура Петербурга именно старшего Шевченко числит среди несостоявшихся жертв Юрия Шутова — по версии правоохранителей, экс-депутата Государственной Думы, хотели подорвать мощным фугасом по дороге на дачу. Правда, Шутов находится в изоляции вот уже пять лет. Маловероятно и то, что ликвидация Вячеслава Шевченко могла стать местью за Руслана Коляка — Коляк к финалу своей карьеры был скорее знаковой фигурой. Вряд ли у него могли остаться столь серьезные ‘наследники’. Выдвигаются версии и внутренних противоречий внутри ‘тамбовской бизнес-группы’, видными представителями которой считали братьев Шевченко, и того, что убийство трех россиян на Кипре может иметь и кипрские корни — противоречия с местной мафией или просто нападение грабителей-отморозков. В любом случае, размен этих трех крупных фигур на шахматном поле криминального закулисья Петербурга — еще не конец партии.

Буквально на днях появилась сенсационная информация: раскрыто убийство одного из упоминавшихся в статье господ. Неких представителей ‘Братской ОПГ’, со ссылкой на неназванные, но весьма осведомленные источники в правоохранительных органах, ‘примерили’ на ряд состоявшихся и не состоявшихся заказных убийств участников нескольких организованных группировок города.

Выходит, «ноги» последних убийств «растут» не из Санкт-Петербурга? Что ж, если так, во-первых, у сыщиков — честь им и хвала — появляется возможность поднять целый пласт ‘глухарей’, ‘висевших’ чуть ли не с середины девяностых. Во-вторых, это вселяет надежду: может быть в ближайшее время раскроют и другие ‘громкие’ убийства конца прошлого века?


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru